Общество

Бизнесмен Василий Островский вступил в БНФ и идет на выборы: Я долго терпел, но пришло время быть самим собой

06 сентября 2016, 12:18
358
Общество Наша Ніва
62-летний бизнесмен Василий Островский выдвигается кандидатом от Партии БНФ на парламентских выборах по 103-му Домбровскому избирательному округу (на западе Минска).

    Островский выдвинут как представитель Партии БНФ. Он известный в бизнесе человек, возглавляет Совет по развитию предпринимательства при Мингорисполкоме, а также входит в Республиканский совет предпринимателей. Про его путь в политику и его бизнес мы поговорили с кандидатом в депутаты.

Василий Островский: Мы проводим пикеты возле «Алми» на Каменной Горке, расставляем аппаратуру, флаги, листовки. Прежде всего, мои дети — дочери 6 и 9 лет — начинают петь. И столько людей собирается! А еще два студента из моей команды — Леша и Валера — делают анимацию. Подходят родители с детьми. Говорят, что такого не ожидали, ведь обычно на пикетах стоят люди с перекошенными лицами и за что-то там агитируют. А у нас, мол, и агитации будто бы нет, но она лучше любой другой. Вот такая душевная атмосфера, мне после таких встреч еще больше хочется работать. Мой старший сын, которому 19 лет, поет песни «Ляписа Трубецкого», Цоя, свои собственные. А заканчивается все выступлением барда Анатолия Кудласевича. И мне самому очень приятно.

«Наша Нива»: У вас же пятеро детей?

ВО: Да, пятеро. У старшей дочери уже своих трое.


    Помню, как моя жена приходит в гневе ко мне и говорит: «Ну что? Что будем делать? Доигрался», — намекая на беременность. Я говорю: «Ольга, я не знаю, что мы будем делать, но я знаю, чего мы не будем делать — мы не будем грешить».

Если в нашем возрасте Бог дает ребенка, то это счастье. Я один из самых счастливых людей на свете, ведь дети — это такая радость. Каждый день, когда я прихожу домой, то дочери летят навстречу с криками «Папа!». На сердце сразу такое счастье.

«НН»: Вы человек новый в политике, расскажите о себе.


ВО: И новый, и не новый. Я родился в Воложине, горжусь своими корнями. Жил у бабушки на хуторе Юганово, теперь уже названия такого даже нет. Мать у меня из как бы кулацкой семьи из Сморгонского района. Отец из Воложина. Это же известный род в Беларуси — Островский, Острожский, Острогские…

«НН»: На кого учились?

ВО: По первому образованию я музыкант. Учился в Институте культуры. Был достаточно перспективным парнем. В армии служил в ансамбле песни и танца в Вильнюсе. Когда вернулся из армии, то работал в Доме народного творчества с известными композиторами, такими как Игорь Лученок. Думал, что вся жизнь моя будет связано с музыкой и искусством.

    Однако как-то поссорился с тещей, в то время мы с женой жили у нее, я психанул и уехал на родину в Воложин. Хотел там преподавать в музыкальной школе, но мне предложили пойти работать в райком комсомола. Спросили только, смогу ли я организовать дискотеку. Говорю, конечно, могу.

Стал там заведующим отделом. А потом было совершенно неожиданно, как гром среди ясного неба, меня пригласили работать в отдел культуры ЦК комсомола Беларуси. Это был 1983 год. Кстати, в это время там работал нынешний директор Художественного музея Владимир Прокопцов. Первой моей работой был советско-кубинский фестиваль молодежи. Меня удивило: вроде бы это братская страна наша, а столько спецслужб пригнали.

В 1985 году я попал в комитет по подготовке 12-го слета молодежи и студентов. И что скажу? Глаза у меня раскрылись именно тогда, много общался с другими делегациями, в том числе с американцами. Я там работал по 17—20 часов в сутки, спал в машине.

    Уже по возвращении в Беларусь я познакомился с такими людьми, как Алесь Суша, Винцук Вечёрко, уже покойный Сержук Витушко. Я создавал Республиканский молодежный центр, но мечтой моей было отойти от комсомола, чтобы он, центр, был независимой площадкой.

Мы проводили первые фестивали рок-музыки, какие-то юморины. Всегда «Талака» участвовала, самые активные были. По 300—500 человек молодежи приходило. А потом начали готовить расправу со мной.

«НН»: Что за расправу?

ВО: Хотели исключить из партии, комсомола, выбросить с работы. Я помню, что мы открыли неофициальную выставку молодых художников — Ксендзов, Янушкевич, Толстик, Ольшевский, Селещук, Славук, Савич. Семь художников — семь звезд. Мы открыли выставку без санкций и уже были готовы, что нас «расстреляют», но пришел кто-то из партийцев и сказал: «Живопись Беларуси в надежных руках». Тем не менее многим не нравилось, что такой молодой парень, как я, становится неформальным лидером. Я чувствовал, что тучи над мной сгущаются. Был случай, когда в Троицком предместье избили детей, хотели списать на меня, но не подумали, что в это время я был в командировке в Костюковичах.

Писали тогда обо мне и белорусские, и из других советских республик газеты. В «Минской правде» было написано: «Не побоимся высоких слов, но именно такие ребята, как Василий Островский, являются людьми перестройки, которые с трудом пробивают себе дорогу в будущее».

«НН»: А к БНФ не было желание присоединиться еще в конце 1980-х?

ВО: Я помню, как сидели в малом зале к/з «Минск». Собрались там активисты, партийцы, разговоров было — поддерживаем, не поддерживаем. А я встаю и говорю, что поддерживаю идею БНФ. Я надеялся, что каким-то образом мне удастся поехать на первый съезд БНФ в Вильнюс, но в то время мне предложили другую работу. Я пошел работать в Институт Госэкономплана. Это научные исследования, планы, прогнозы. Там я исполнял обязанности заведующего отделом. Работал-работал — как тут мне предложили норвежцы поехать за их счет туда учиться.

«НН»: И что, согласились?

ВО: Неожиданно было, но поехал. Я там пробыл где-то два года. Поехал еще из СССР, вернулся, а его уже нет. Мне было очень интересно, ведь я посмотрел, как можно жить, мы такого уровня еще и близко не достигли. Нам показывали, как живут люди, знакомили с рекламой, социальной темой, образованием. Одна знакомая спрашивает, есть ли разница в нашей и их системе образования. Говорю: конечно же, есть. Там могут даже из дурака сделать умного человека, а у нас из умного могут сделать дурака.

«НН»: Потом вы пошли в бизнес?


ВО: Да. Открыл предприятие «Остком». Началась новая жизнь. Энтузиазма было — полные штаны. Всем хотелось что-нибудь делать, чего в настоящее время нам не хватает. У меня был бутик, были магазины, занимались торговлей овощами, фруктами. Даже свой отельчик почти что выкупили, но как раз тогда наступил 1994 год. У меня по Беларуси были открыты фирмы в Гомеле, Жлобине, Молодечно, Несвиже, Воложине. Всего около 20 фирм. С 1996 до 1999 я только и занимался тем, что их закрывал. Достаточно много людей работало. Остались у меня только Агентство по недвижимости и туристическая компания.

«НН»: Почему не удалось раскрутить бизнес?


ВО: Помещения, которые я снимал, очень уж нравились людям, которые пришли к власти.

    Помню такого Ивана Ивановича Титенкова и других. Они приходили в военной форме. Я говорю, что у меня договор аренды еще до такого-то года, а мне отвечают, что договор этот я могу засунуть куда хочу, но через месяц — съезжай.

Одним из таких мест было нынешнее казино «Миллениум» напротив Дворца спорта. Ну, что поделаешь…

«НН»: С Чижом в 90-е не сталкивались?

ВО: В 90-е никогда. Впервые столкнулся, когда стал членом Совета по развитию предпринимательства. Шакутина я знаю дольше, он также работал в комсомоле. В совете есть люди, которых я очень уважаю — это Швец, Мартынов из «Марко», «Савушкин продукт», Бойко. Но у нас нет дружеских отношений. Мы редко друг друга видим, дистанция между нами остается.

Я не знаю, каким образом я попал в этот совет. Там уровень бизнесменов очень высокий, я все же попроще. Когда у меня спрашивают, то говорю, что они посмотрели-посмотрели и говорят, мол, что это за совет такой без Василия. Это шутка такая, но я, действительно, не знаю.

«НН»: Вы награждены медалью Белорусской православной церкви. За что?

ВО: Я как-то приехал в Гомельский район, в местечко Гадичево. Прекрасный храм, но был доведен до ручки. Там когда-то жила бабушка моей жены. Я зашел в храм, постоял, посмотрел. Позже немножко помогал церкви. Я христианин, но с уважением отношусь к людям других конфессий.

«НН»: Когда вы наконец вступили в БНФ?

ВО: В этом году. Знаете, я долго размышлял. У меня бизнес, малые дети. Ждал, когда сын окончит колледж. Сейчас он уже поступил на политолога-юриста в БГЭУ. Я побаивался. Не могу сказать, что и теперь я такой уж решительный, смелый, но пришло время быть самим собой.

К сожалению, наши чиновники не понимают, что ничего хорошего быть не может, если вместе будут собираться только единомышленники. Определенный плюрализм должен существовать.

«НН»: Почему вы идете на выборы?

ВО: Я долго терпел, и мне настолько все обрыдло.

    Мы с 1999-го вели диалог, говорили, что у нас какое-то там частно-государственное партнерство. Да никогда его не было и нет! Ты говоришь, но тебя никто не слышит. Было много предложений, но на них не обращают внимание.

Я говорю, что предпринимателям нельзя мешать. Они должны чувствовать некую свободу. Нас регламентируют чем только можно. Поляки почему так поднялись? Потому что власть не мешала работать их бизнесу. В Польше люди горят, они все с огоньком.

«НН»: По всему видно, что вы тоже горите.

ВО: Горю, да. Но здесь все время поливают холодной водой. Начиная с 1999 года я все больше и больше молчал. Но люди включают телевизор с ощущением: ну что еще плохого нам сделают? Уже шутят: давайте введем налоги на выход из квартиры, а на вход — удвоенный.

Думают, как бы только обобрать человека, но не думают, как дать заработать. Да не трогайте вы человека год-два-три. Вы думаете, я иду на выборы, потому что мне деньги нужны? Мне ничего не нужно. У меня туристическо-транспортное предприятие, так я же и сам могу быть водителем. У меня нет никакой короны, но руки-ноги опускаются, потому что работать не дают.

    Я считаю, сегодня вполне реально сделать, чтобы зарплаты у учителей и врачей были по 600—800 долларов. И еще. У нас отличная система, что существуют детские сады, но их же нужно развивать, а чтобы развивать, людям же нужно платить.

Как поднять экономику? Минимизировать налоги в первую очередь. Все должно зависеть от объемов. А еще, чтобы у людей появился энтузиазм, следует принять закон №1 о частной собственности. И даже земля должна быть в частной собственности. Ну, пусть железная дорога остается государственной, «Беларуськалий», но даже тракторный должен быть в руках частника. Не дело государства заниматься бизнесом.

В-третьих, нужно на 70% сокращать силовиков и чиновников. Если все это выполнить, то хватит денег и на сады, и на учителей, и врачи не будут уезжать. Можно будет жить.

Мне очень не нравится, когда говорят, что в России так, в США так, в Польше так. А давайте делать так, чтобы с нас брали пример.

А еще знаете с нашей конфискацией, вырезают под корень все. Это неправильно. У нас в тюрьмах сколько сидит людей за «незаконную предпринимательскую деятельность». И без того в любой стране людей, способных вести бизнес, всего лишь 5—7%, а вы режете кур, которые способны нести золотые яйца.

«НН»: Вы верите в победу?

ВО: Надо мной посмеиваются многие, но я верю. Я всегда верю. Без веры я не могу. Жизнь на этом не заканчивается, в голове у меня есть идеи, что делать потом. Я понимаю, что могут возникнуть проблемы. Прежде чем сделать этот шаг, я долго думал.

    Мне хочется верить, что у людей, которые создали эту систему, тоже что-то меняется в головах и они понимают, что так дальше жить нельзя. Мы же в таком болоте сидим. Как говорил Лев Сапега: «Государством должен править закон, а не личность». Никто ничего умнее не сказал. Если мы к этому не придем, то будем вечно жить как на вулкане.
Обсудить в чате
Темы: выборы
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
около 6 часов назад | Спорт
Мини-футбол. Первая лига. Борисовская "Нова" забила 20 мячей в Березино
около 9 часов назад | Новости компаний
1+1=1 в магазине MySport
около 9 часов назад | Общество
В среду все выпуски новостей на ОНТ будут белорусскоязычными
около 12 часов назад | Технологии
«Хочу купить маме майнер, чтобы ей хватило на целую жизнь». История анонимных криптовалютчиков
около 12 часов назад | Экономика
Без поддержки населения рублю придется туго, да только вот кубышки у людей не бездонные
около 13 часов назад | Общество
Лукашенко произвел кадровые перестановки в руководстве МЧС
около 15 часов назад | Спорт
Олимпиада-2018. 19 февраля. Все медали дня
около 15 часов назад | Спорт
Волейбол. Чемпионат Беларуси. БАТЭ-БГУФК дважды обыграл "Легион"
около 16 часов назад | Общество
Двух чиновниц Могилевского горисполкома осудили за взятки
около 16 часов назад | Спорт
Мини-футбол. U-21. Резервисты "Борисова-900" одолели минскую "Столицу-2"
около 17 часов назад | Общество
Выборы не состоялись лишь на одном участке в стране: единственный кандидат задержан за взятку
около 17 часов назад | Общество
Особый случай: в жировках за январь начисления за некоторые ЖКУ производились по "двойным" тарифам
около 18 часов назад | Общество
Renault официально подтвердила выход нового кроссовера на нашем рынке
около 18 часов назад | Новости Борисова
Борисовскую «Здравушку» высоко оценили в Москве
около 18 часов назад | Общество
Скандал в минской школе-интернате: По подозрению в педофилии задержали двух сотрудников
около 18 часов назад | Общество
Участница телепроекта «Дом-2» из Гродно сделала неудачную пластику носа, а теперь обвиняет во всем гродненского хирурга
около 19 часов назад | Культура
«Мы жили по‑другому». Борис Гребенщиков раскритиковал фильм Серебренникова о Викторе Цое
около 19 часов назад | Технологии
Этот сайт позволит вам отследить положение Tesla Илона Маска в космосе
около 19 часов назад | Спорт
СМИ: Допинг-проба "Б" российского медалиста Олимпиады-2018 дала положительный результат
около 19 часов назад | Общество
Лукашенко рассказал, что "съедает" за день 1800 ккал. Сколько это еды?
около 19 часов назад | Экономика
Автоэксперт: Проект Geely обречен на провал
ВСЕ НОВОСТИ

Конвертер

ТОЛЬКО У НАС