Общество

Белоруска и ее муж-непалец – о разнице между их странами. «У нас государство богатое, а люди бедные, в Непале – наоборот»

Полина Харченко выросла в Барановичах, ее муж Рабиндра Раджбхандари – за тысячи километров от Беларуси – в непальской столице Катманду.

06 марта 2020, 11:47
820
Общество Intex-press
0

Полина Харченко выросла в Барановичах, ее муж Рабиндра Раджбхандари – за тысячи километров от Беларуси – в непальской столице Катманду. Если бы не интернет, эти двое, возможно, никогда бы не встретились. Но сейчас они – муж и жена, воспитывающие 5-месячного малыша. Супруги рассказали Intex-press, почему в их семье не принято дарить цветы, легко ли иностранцу в Беларуси и почему непальские бедняки богаче среднестатистических белорусов.

Bez imeni 1 1200x560

Полина Харченко и ее муж Рабиндра Раджбхандари на Мальдивах. Все фото: архив героев статьи

Язык до свидания доведет

Полина и Робин познакомились в январе 2015 года на сайте знакомств. Это была любовь с первого слова. И он, и она хорошо знают английский, но говорить на нем в Беларуси обоим было практически не с кем. Стоило Робину написать Полине, а ей – ответить на его сообщение, молодые люди сразу нашли общий язык.

– Я не искала себе азиатского мужа. Зарегистрировалась на сайте знакомств с горя, после тяжелого расставания с молодым человеком. А Робин приехал в Минск учиться – он врач-терапевт – и просто искал, с кем можно поговорить, потому что здесь у него не было знакомых, его никто не понимал, и он чувствовал себя очень одиноко, – вспоминает Полина.

Сначала молодые люди переписывались, потом встретились, общались как друзья. Так продолжалось, пока Полина не уехала в командировку в другую страну.

– Я работала в общественной организации и часто путешествовала. Когда я уехала на месяц, Робин понял, что не хочет, чтобы в одной из таких командировок я встретила кого-нибудь и вышла замуж. Поэтому, когда я вернулась, он в первый и последний раз встретил меня с самолета с цветами, обозначив тем самым, что пора бы нам уже начать встречаться, – рассказывает Полина и по-английски кричит мужу в соседнюю комнату: Да, Робин? Ты же мне только один раз цветы дарил?

– Два, еще на 8 Марта, – Робин с улыбкой заходит в комнату.

Оказывается, в Непале дарить цветы женщинам не принято. А Робину это еще и не нравится. Он считает, что живым цветам место в естественной среде, а не в вазе.

 На Мальдивы и обратно

Робин учился в Беларуси три года. Но русский так и не выучил. Не из-за сложной грамматики, а потому что… обиделся на преподавателя.

– Он только начал учить язык с группой иностранцев, и преподаватель как-то решила наглядно объяснить значение слова «красивый». Ну и сказала что-то вроде «Хади красивый, потому что у него зеленые глаза, а у тебя, Робин, глаза черные, ты некрасивый». Он обиделся и не стал ходить на курсы. А мне лень его учить, да и педагогического таланта у меня нет, – смеется Полина.

Когда учеба закончилась, Робин уехал по контракту работать на Мальдивы. Вскоре за ним поехала и Полина.

– Мы собирались вместе ехать, но решили, пусть сразу осмотрится, а я пока улажу здесь все свои дела. К примеру, нужно было решить вопрос с котом, потому что Мальдивы – мусульманская страна, где домашних животных не жалуют и не держат, там даже ветеринарных клиник нет, – вспоминает она.

Устроив кошку на передержку и раздав теплые вещи подругам, Полина полетела на Мальдивы. По планам – на несколько лет. Но через три месяца вернулась в Беларусь становиться на учет по беременности.

– Мы жили на острове размером 1,5 на 3 км. Джунгли, летучие мыши, пауки. Мне там жить было страшно, не то что рожать. Да и к чему ребенку мальдивское гражданство? В Катманду лететь, где от густонаселенности ступить негде и клочка зеленого нет, тоже не хотелось. Да и Робин как врач посоветовал, что психологически женщине лучше рожать в привычной обстановке, – объясняет причину возвращения Полина.

 Непальская свадьба

Когда пара приняла решение рожать в Беларуси, выяснилось, что без штампа в паспорте на те же роды Робина в Беларусь могут не пустить. Пришлось лететь на родину Робина расписываться.

– В Непале расписывают в суде. Традиционная красочная феерия со слонами, которую показывают в фильмах, – это уже потом, дома, по желанию. У нас слонов не было, только отдельные элементы традиционной свадьбы: мне сделали макияж, прическу, надели традиционное платье (свадебное платье в Непале – красное, белый – цвет траура. – Ред.) и золото. И вот сидим мы такие красивые в зале суда, рядом – алиментщики какие-то с грустными глазами, кто-то наследство пришел делить. Через несколько часов подходит наша очередь, и оказывается, что расписать нас не могут, – вспоминает Полина.

Unnamed 17 novyj razmer

Полина в непальском свадебном наряде в день своего бракосочетания.

Справка о том, что невеста не состоит в браке, которая по белорусским законам была действительна полгода, по непальским действовала только три месяца.

Робину пришлось срочно лететь в Индию в белорусское посольство заверять справку, так как делать новую времени не было.

Unnamed 7 novyj razmer

– Мы очень торопились, потому что после 36 недель беременности начинают действовать ограничения по полетам, и, если бы мы не успели расписаться, пришлось бы рожать в Непале, чего я не хотела. Но мы успели. Правда, на второй раз уже энтузиазм иссяк, и я пошла в суд без прически, макияжа и в обычном красном платье, купленном в Барановичах, – говорит Полина.

 «Пельмени с момо рядом не стояли»

Несмотря на то, что Полина была на родине мужа всего около месяца, Непал успел поразить ее яркими красками.

– Непальцы все очень яркие. Я как-то надела черное платье и выглядела очень странно на общем фоне, как черная дыра посреди буйства красок, – говорит девушка.

Unnamed 20 novyj razmer

А еще Полину очень впечатлило разнообразие местной кухни, преимущественно вегетарианской. По словам девушки, только в Непале она узнала, каким должен быть вкус по-настоящему зрелого манго, что овощи для салата можно… обжаривать. А еще поняла, что славяне на самом деле ничего не знают об искусстве приготовления пельменей.

Unnamed 19 novyj razmer

– Непальцы едят мало мяса, основа их рациона – овощи. Стандартный непальский суп может состоять из девяти видов бобов. Национальное блюдо Непала – момо. Славянские народы думают, что преуспели в пельменях. Но наши пельмени с непальскими момо и рядом не стояли. Там один пельмень может состоять из четырех кармашков, каждый из которых заполняют разным соусом, – рассказывает Полина Харченко.

 «Полный хаос»

Вместе с тем, говорит девушка, жить в Непале она бы не смогла. Прежде всего потому, что там нет привычной европейцу инфраструктуры.

– Мы привыкли к чистоте, дорогам, тому, что транспорт ходит по расписанию. Там – полный хаос. Дороги разбиты. Понять, как добраться из точки А в точку Б, если ты не местный и не знаешь языка, невозможно. И ни в интернете, ни где-то еще посмотреть это нельзя. По одной дороге идет человек, едет машина или мотоцикл, бродит корова. Светофоров нет вообще либо они не работают, людей очень много, и никто не соблюдает никакие правила, – рассказывает Полина.

 Кроме того, говорит она, туристов так и норовят обмануть. Даже у продавцов в Непале есть три вида цен: для местных, для приезжих непальцев и для иностранцев.

– Мы как-то решили купить шарф в туристическом районе. Подошли к продавцу вдвоем с Робином. Для меня цена была $75, а Робину продавец тут же на непальском сказал: мол, на какую сумму ее разведем, половину тебе дам. Видимо, он подумал, что Робин – мой гид, – смеется девушка. – Цены для иностранцев заоблачные, обычные куриные яйца тебе продадут по цене яиц Фаберже. Поэтому я там ходила только в магазины с фиксированной ценой.

 У самого бедного в «заначке» $5000

Несмотря на внешнюю непривлекательность жизни в Непале, жители страны не бедствуют. И даже самые бедные слои населения порой богаче среднестатистических белорусов, уверяют супруги.

 

– Основная разница между Беларусью и Непалом в том, что у нас государство богатое, а люди бедные. А в Непале, наоборот, все коммунальные предприятия «лежат», воды нет, даже в больнице в туалет страшно зайти. Зато сидит женщина, продает свои огурчики, и на ней золота больше, чем у всей моей семьи, – говорит Полина.

 По словам супругов, бизнес в Непале открыть очень легко, а налогов либо нет вообще, либо они совсем небольшие.

– Если человек говорит, что у него ничего нет, это значит, что дома у него тысяч пять долларов золотом лежит, – поддерживает рассказ жены Робин.

В отличие от состоятельных белорусов, непальцы не выставляют свое богатство напоказ. А деньги тратят на три вещи: на золото, недвижимость и на то, чтобы отправить своих детей учиться за границу. В отличие от белорусов, непальцы совершенно не привязаны к своей стране и при первой возможности стараются уехать.

– Те, кто родился в Катманду, едут за границу. Те, кто родился в деревне, едут в Катманду. Со мной в медицинском учились 40 человек, только трое остались в Непале, – рассказывает Робин. – Люди в Непале не думают: «Мне нужно в отпуск», они думают: «Мне нужно свалить из Непала».

Семья на расстоянии

Пять месяцев назад у Полины и Робина родился сын. Как и планировали, он появился на свет в Беларуси, в одном из минских роддомов. Мальчика назвали Ариан.

– Имя долго выбирали. Не хотелось, чтобы оно было сильно непальское, но и не Кузьма Робиндрович Раджбхандари какой-нибудь, – говорит Полина.

Пара сняла квартиру в Барановичах: жизнь здесь дешевле, чем в столице. Робину в Беларуси нравится. Он в восторге от белорусских драников и борща, от чистых улиц, по которым можно ходить, не опасаясь за свою жизнь и здоровье.

– Когда я работал в Англии, ко мне могли подойти и сказать: «Почему ты идешь по нашей улице? Убирайся!». Здесь нет проблемы на почве национальности. Я могу идти по городу ночью, и мне не страшно, – говорит Робин.

Возможно, он и остался бы в Беларуси, если бы смог устроиться на работу. Но место найти не удалось. К тому же за границей зарплата у медиков гораздо выше, чем у нас.

– Я иногда думаю, как тут люди живут? Когда я учился в Минске, мне один главный врач рассказывал, что работает уже 25 лет и у него до сих пор нет машины. А такую зарплату, какую он здесь получает, у нас платят начинающему студенту, – отмечает Робин.

Сейчас Робин вернулся на Мальдивы, так как нужно содержать семью. Супруги долгосрочных планов не строят.

– Пока ребенок не родился, мы думали, поживем в Барановичах полгодика, а потом поедем в Непал. Робин сдаст там экзамены, и мы отправимся в Англию, где он сможет устроиться на хорошую должность. Но родился сын, и я понимаю, что он слишком маленький и везти его в Непал мне страшно. Пока мы остаемся здесь.

Людмила СТЕЦКО
Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Кто руководит белорусским протестом?
Новости Жодино
Мэр Жодино не смог ответить тысячам жодинцев, почему в городе царит насилие над мирными людьми. Фото, видео
Общество
Класковский: Протесты рабочих — новый вызов для властей. Жестких работяг не назовешь отморозками, да и ОМОН против них посылать рискованно
Экономика
Министр МВД Юрий Караев: Я беру ответственность и извиняюсь за травмы случайных людей на протестах
Общество
Жодинский журналист об акции протеста рабочих БелАЗа: Это как-то так вспыхнуло моментально
Новости Жодино
«Медики против насилия». В Жодино медработники провели акцию солидарности
Новости Борисова
В Борисове девушку в автозаке «разрисовали» из баллончика с краской: на спине нарисовали крест, а на ягодицах — круг
Новости Жодино
Почему судьба страны в руках БелАЗа. И других предприятий
Спорт
В Беларуси все футбольные матчи с 14 по 17 августа отменены и перенесены на более поздний срок
Спорт
На стихийном митинге на БЕЛАЗе бывший голкипер ФК «Крумкачы» Евгений Костюкевич пригвоздил мэра Жодино вопросом
ВСЕ НОВОСТИ