В мире

Александр Раппопорт о новом застое: Путин поднял ставки силовикам, а не учителям, это говорит о том, кто ему нужнее

09 марта 2012, 17:44
614
В мире ex-press.by
Станет ли третий срок Путина началом второй эпохи застоя? Кто способен вынудить президента оправдать Ходорковского? Кто из наших современников настоящий диссидент? Подарят ли протестующие городам России новые площади и проспекты? Сыграет ли Безруков Путина?

Об этом Тайга.инфо поговорила с известным шестидесятником, руководителем Клуба Галича и преподавателем Новосибирского государственного университета Александром Раппопортом.

В связи с победой Владимира Путина на выборах последнее время много говорят о риске возвращения эпохи застоя. Есть ли, на ваш взгляд, у этого опасения реальные основания?

— Путин высыпал целый ворох всяческих обещаний, опубликовал ряд известных статей, где наобещал золотые горы, но верить в это как-то сложно. Если он это сейчас вдруг неожиданно понял и осознал, почему он этого не сделал раньше, когда у него были все возможности это всё сделать? Особенно не верится, когда он даёт обещания, связанные с огромными затратами.

И когда думаешь о том, что вдруг действительно его сподвигли эти все демонстрации, протестное движение, то и в это слабо верится. Потому что известно, что человек он отнюдь не поддающийся каким-то влияниям, человек он мстительный, абсолютно никогда не приступавший и не собиравшийся приступать ни к каким реформам. Разумеется, настроение сейчас такое раздербаненное, потому что, казалось бы, на волне всех этих московских выступлений и митингов уже начали думать, что что-то изменится, но ничего не меняется и, по-видимому, не изменится. Сейчас Москва забита войсками, машинами с военными всяческими и человековозами. То есть более того он, оказывается, будет защищать себя военным путём от таких вот протестных выступлений.

Приметы застоя в том, что никаких реформ не делается. Просто берёшь любую сферу нашей жизни и смотришь: образование — всё хуже-хуже-хуже, здравоохранение — всё хуже-хуже-хуже, наука — всё хуже-хуже-хуже. Нормальная человеческая деятельность подразумевает то или иное развитие. А когда ничего никуда не развивается — это и есть застой. Развиваться ничего и не будет и не собирается. Никаких реформ проводиться не будет. Кроме лозунгов — ничего.

В интернете был ролик: Путин в 2001 году — выступает и говорит «надо сделать то, надо, чтобы это», через два года — те же слова, и вот 2012 год — статьи, в которых написано «надо, надо...» Кому надо? Ты, дорогой, сидишь на этой самой вертикали власти на самой верхушке, сделай что-нибудь! Сделай что-нибудь с судебной системой, где у нас политзаключённые сидят, а нам говорят, что у нас нет политзаключённых. Сделай что-нибудь с армией, из которой уже люди бегут или болеют со страшной силой от какой-то там внедрённой формы от Юдашкина, которая придумана на африканцев, наверное, а не на российских солдат. Куда ни плюнь, куда ни посмотри — везде проблемы, проблемы, проблемы, проблемы, которые никто не решает, которые никто и не думает решать. А наверху говорят: «Надо, надо». Как будто сказали «надо», и все, замерев, ждут, когда же они сделают. Да никто уже не замирает и не ждёт! Потому что все понимают, что это всё слова-слова-слова.

А хорошее-то в застое что-то есть?

— Нет. Застой— это же нечто такое болотообразное. Поскольку там Болотная площадь, они любят [митинги протестов] называть «болотом». Но можно же и Лужники назвать «лужей» на том же языке. На самом деле болото — это они. Вот это болото, которое всё засасывает и на котором ничего не произрастает, — по нему ни ходить, ни жить, ни дышать невозможно. Такая среда не для обитания пригодная, а для чего-то совершенно другого. Да ещё они сталкивают людей лбами — ту часть людей, которые кричат «перемен требуют наши сердца», и ту часть, которую условно можно назвать «запутинцами». Мол, вы там друг с другом подеритесь, разберитесь, кто сильней, кого больше. Это может привести к гражданской войне, а к чему-то хорошему совершенно точно привести не может. Потому что люди терпят до какого-то предела, а когда он кончается, начинается действительно единоборство какое-то.

 А как же «болото» 70-х годов, которое породило новую литературу, новую музыку, новую поэзию, новую романтику?

— Знаете, 60-70-е не были болотом. 60-е годы, а я и себя отношу к шестидесятникам, были очень интересными. Это были годы всплесков, вступлений, людей, которых назвали диссидентами и которые что-то делали. Их были единицы, но они сделали больше, чем, может быть, сейчас 100-тысячные митинги. Чего стоил один Галич, например. Чего стоили семь человек, которые вышли на Красную площадь в 68-м году с плакатом «За нашу и вашу свободу!» — тогда же была оккупация Чехословакии советскими войсками. А у нас писали, что наши войска введены по просьбе чехов, чтобы предотвратить буржуазный переворот.

Все эти глупости сейчас отброшены и вскрыты, сейчас всё понятно. И люди, которые тогда выступали, эти семь человек сейчас — герои. Тогда был концерт Галича в Академгородке, и это событие, которое помнит и жуёт до сих пор весь мир, распространяются его плёнки, песни, его цитируют до сих пор. Когда в Грузию ввели войска, в Москве вышли на площадь молодые люди с транспарантом «Граждане, Отечество в опасности! Наши танки на чужой земле!» — это Александр Галич. Это были годы, когда жил и творил, вызывал у некоторых усмешки Андрей Дмитриевич Сахаров. Это человек, к которому можно относиться только с глубочайшим уважением. И неслучайно, наверное, один из митингов проходил на проспекте Сахарова — есть в этом какая-то символичность.

По-вашему, есть ли кто-то, кого по праву можно назвать современным диссидентом?

— Есть определённое отношение к тому, что происходит в политике и в нашей стране, у каждого. Есть люди, которые обсуждают это на кухне, а есть те, кто обсуждает в интернете. А есть ещё те, кто называются профессиональными писателями, публицистами, — их работы очень часто поднимаются на какой-то щит, начинаются их обсуждения, кто-то становится приверженцами их идей. Извините за такую банальность, но я думаю, что сейчас всякий нормальный человек, который живёт в нашей стране, должен и обязан быть диссидентом. Особенно, если люди относятся к сфере литературы и искусства, люди, которые занимаются творчеством, просто обязаны быть диссидентами.

Когда-то Борис Леонидович Пастернак говорил, что нужно быть подальше вообще от власти — если нам повезёт, мы будем зажиточными, но не надо лезть к власти, не надо искать у неё какой-то ласки, нужно подальше держаться от её ласк и наград. Потому что человек творчества — это всегда человек, который к власти относится осторожно. Что касается нашей власти, то совершенно точно к ней может быть только одно отношение — это её непризнание. Это моя точка зрения. Есть, конечно, люди, которые прекрасно с этой властью сосуществуют и даже голосовали за неё.

В Риме вот были всеми уважаемые философы, и наряду с ними были придворные люди — всякие льстецы, лакеи, художники, которые приукрашивали. Чехов когда-то сказал, что не верит в нашу интеллигенцию — продажную, лицемерную, потому что её притеснители выходят из её же рядов. Вот это мы сейчас и наблюдаем, пример тому — Станислав Говорухин. Мол, вы болото, а мы единственные знаем, что России нужно. То, что Путин поднял ставки силовикам различным, а ни врачам, ни учителям ничего за это время новенького не перепало, говорит о том, кто ему ближе в данном случае, кто ему нужнее.

Среди вот этих 499 доверенных лиц Путина — очень много людей, связанных с творчеством, — и Олег Табаков, и другие известные, порядочные люди, которых, казалось бы, мы должны уважать. Но сам факт их приближения к власти и даже лизоблюдства, он их не украшает совершенно. И при этом есть люди, к которым я по каким-то творческим делам отношусь не очень хорошо, но... Например, актёр, который сыграл Высоцкого, Безруков. Вот он вдруг раз — и отказался сниматься в роликах о Путине, и это его очень украсило. Он это всё как-то по-своему обосновал, но он отказался.

Но предложи ему сыграть самого Путина, он бы, наверное, согласился.

— Вот теперь не знаю. Да, он сыграл и Есенина, и Пушкина, и бандита — много чего наиграл. Многоиграющий такой человек, который за всё хватается. Но я не считаю, что ему удаётся всё. А вот конкретно за этот поступок я его зауважал, потому что мне это и понятно, и приятно в некоторой степени. Приятно, что хоть что-то хорошее можно о нём сказать.

Чулпан Хаматову хотя бы можно понять — она попала в незавидное положение, можно понять то, ради чего она это сделала. Заметьте, что она сама нигде этого не прокомментировала, что, да, она за Путина. В то же время Говорухин, которого Высоцкий назвал своим другом, с которым они действительно дружили, ведёт сейчас так, что просто оторопь берёт. Поэтому не вызывает никаких радостных эмоций на эту тему.

Тем не менее, многие образованные и успешные люди поддерживают формулировку Ленина «Интеллигенция — это говно нации», которую повторил Говорухин. Я слышала такой аргумент: в 1905 году часть нашей интеллигенции поздравляла японского императора с победой над Российской империей, и, мол, современные её представители ведут себя подобным же образом.

— Интеллигенция бывает очень разной. Есть одна сторона — 499 доверенных лиц одного из кандидатов, и другая сторона — люди, которые не менее уважаемые и интересные, и их гораздо больше. Среди них — Олег Басилашвили, Лия Ахеджакова, Наталья Фатеева. Это люди, которые ходят на суд к Ходорковскому и не считают это чем-то для себя зазорным, унизительным и не входящим в их обязанности. Они как раз считают своим долгом пойти и лично убедиться в том, что суд несправедлив и лично пытаются делать всё, чтобы Ходорковского освободили.

Но ведь и Ходорковский не безгрешен.

— Возможно. Но нюанс состоит в том, что он — политический заключённый. Второй суд над ним, если поднять все документы этого суда, они не стоят ломаного гроша, все эти приговоры и обвинения. Всё это мы проходили на первом суде ещё. Второй раз его осудили только потому, что есть товарищ Путин, который не может его простить, освободить и который боится, что по освобождении Ходорковского придётся ему — а) что-то возвращать, б) уступать ему своё место и так далее. На основании этого человек, который четыре года грел президенту стул, Дмитрий Медведев, несмотря на то, что у него другая точка зрения на это дело (он несколько раз что-то сказал, мол, надо бы разобраться, сейчас опять дал команду разобраться прокуратуре в очередной раз), ничего, пока ему пальчиком не покажут, отмашку не дадут, ничего сам не сделает.

 Как по-вашему, после выборов президента шансы на освобождение Ходорковского теперь и вовсе улетучились?

— Нет, шансы как раз увеличиваются. Потому что, в конце концов, некоторые кандидаты провозгласили, что, если станут президентом, первым делом освободят Ходорковского. Это говорил и Прохоров, и Миронов, и Явлинский, пока ещё был кандидатом. С этим придётся считаться. Придётся считаться с Европейским судом, куда уже направлено дело, придётся считаться с распоряжением пока всё ещё президента Медведева разобраться. Как они разберутся — это ещё вопрос. Но шансы есть.

Я думаю, Путина могут заставить это сделать. Вообще, Путина многое сейчас могут заставить сделать. Что бы он там не говорил о своей легитимности, что он выбран всем народом, сам он очень хорошо знает всю расстановку сил — он знает, как на самом деле голосовали, сколько ему приписали. Его могут заставить выпустить всех политзаключенных. Его могут убрать, в конце концов.

 Кто и каким образом?

— Народ. Тот самый народ. На Пушкинскую площадь снова выйдут люди, и никакие военные машинки против их мнения ничего сделать не смогут. Путин должен считаться с тем, что в стране очень много людей, которые не кричат «Ура Путину!» Ну не кричат почему-то! Если он это понимает, то должен вести себя сообразно и соответственно. Его задача сейчас набирать новое правительство и так далее, несмотря на то, что он обещал Медведеву сделать его премьером, что они поменяются. Это всё так некрасиво выглядит в глазах населения. Можно, конечно, петь по этому поводу хором перед оперным театром, а можно к этому относиться, как к чему-то очень противному.

Тем не менее, в нашей стране главу государства традиционно рассматривают как верховного арбитра, защитника народа от произвола чиновников. Граждане пишут открытые письма и обращения к президенту и премьеру, так как проблемы на местах не решаются. Значит, люди верят в справедливость первых лиц.

— Сейчас у нас есть пресловутая вертикаль власти, которая аккуратненько выстроилась, качается, но не падает. В ней есть самые разные люди, которые говорят: «Это не мой вопрос, это не ко мне, не я решаю». Человек поднимается выше, ему там отвечают то же самое — вам туда-то. И человек по цепочке так вынужден обращаться напрямую к президенту. Поскольку доступ к телу ограничен, человеку каким-то образом надо организовать «сеанс связи». Допустим, какой-то нижнетагильский рабочий, который бывший КГБшник и собирается напомнить Путину, что они в одной конторе служили, говорит, что вставьте меня в «горячую линию» в разговор. Он так свои дела устраивает.

А другой думает, есть Прохоров — надо бы с ним задружить, может, он поможет. А что обращаться к Путину — у него ничего нет? Ну, это кто-то думает, что у него ничего нет, а кто-то знает, что у него собственности на 350 миллиардов, и никаким прохоровым это состояние не снилось. А когда это люди ещё и одной системы, структуры, которые вышли из тех же рядов КГБ, ФСБ или из питерских формирований некогда губернатора Собчака, у которого служил и Путин, они понимают, что у них есть некий шанс к нему обратиться и они этим шансом должны воспользоваться.

Эпоха застоя «подарила» нам такие слова, как, например, бомж. Как думаете, исходя из современных реалий, какие подобные слова может породить новый застой?

— Лузер — неудачник. Из интернета и обратно сейчас словечки перекатываются — между виртуальным и реальным миром у нас границы весьма зыбкие. Было ещё слово «бич» — бывший интеллигентный человек. Таких бичей много, особенно в городах приморских, да и у нас в Новосибирске. Я как-то сидел на скамеечке летом, ко мне подходит мужик запущенного вида и говорит: «Друг, дал бы ты мне что-то типа 3 рубля на бутылку, а я бы тебе прочитал стихи, которых ты отродясь не слышал». Представляете? Я говорю: «Ну, давай». И он действительно начинает мне читать стихи, которые я слышал, естественно, но достаточно редких — Ходасевича, например, — хорошая такая подборка. Я спрашиваю: «А что такое, если вы такой образованный человек, что с вами стряслось?» Он сказал, что он бывший капитан дальнего плавания, рассказал какую-то историю. Я ему дал сколько-то денег, он сбегал в гастроном, вернулся с бутылкой, выдул её из горла и уже через минуту лыка не вязал. Я таких встречал в Прибалтике, много их там было.

По-вашему, есть ли у нас достойные современники, уровня Сахарова, чьим именем тоже когда-нибудь назовут проспект или площадь?

— Тут ещё одна очень интересная особенность. Мы людей в нашей стране узнаём в основном из телевизора. У нас в стране миллионы людей, масса достойнейших людей, особенно, я бы сказал, в провинции. У нас этих людей просто не знают ни здесь, ни московская публика. Но среди них народ узнаёт лишь немногих — из «ящика». Об остальных не пишут, их не цитируют. Я убеждён в том, что такие улицы когда-нибудь появятся. Как в том анекдоте: «Кто такой Брежнев? — Мелкий политический деятель эпохи Пугачёвой». «Эпохи Аллы Пугачёвой» может стать и политический деятель Путин, а люди, которые действительно заслужили благодарную память, их именами будут называться проспекты, улицы, площади. Да хоть кратеры на Луне!

Татьяна Ломакина
Тайга.инфо
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
около 8 часов назад | Спорт
Футбол. БАТЭ обыграл вице-чемпиона Казахстана
около 8 часов назад | Общество
«Прывітанне» — «Я не Аня!»
около 11 часов назад | Спорт
Баскетбол. Квалификация ЧМ-2019. Беларусь дома проиграла Испании
около 13 часов назад | Новости Жодино
"Каждый день тоска по Еве и ощущение несправедливости не покидает нас"
около 13 часов назад | Общество
Приведут ли новые правила к коллапсу междугородних перевозок
около 13 часов назад | Экономика
C 2018 года средняя зарплата в Беларуси упала на 136 рублей
около 15 часов назад | Спорт
Футбол. Лига Европы. Киевское "Динамо" против "Лацио" и другие пары 1/8 финала
около 16 часов назад | Спорт
Олимпиада-2018. 23 февраля. Вcе медали дня и результаты белорусов
около 18 часов назад | Новости Борисова
В Борисове работает выставка продукции организаций Минпрома
около 19 часов назад | Новости Борисова
Большая часть борисовских Джили будет продана в ІV квартале?
около 19 часов назад | В мире
Совбез ООН собрал заседание по Восточной Гуте
около 19 часов назад | Экономика
Долги минчан за коммуналку достигли 5,6 миллиона рублей
около 19 часов назад | Политика
Ермошина: планируется согласовать следующую избирательную кампанию осенью
около 20 часов назад | Экономика
Беларусь и Россия могут в конце марта возобновить переговоры по газу
около 20 часов назад | Спорт
«Королева биатлона, хаоса и ее взаимная любовь», — немецкое издание Sportschau о Дарье Домрачевой
около 20 часов назад | Общество
Генпрокуратура критикует местные власти за пассивность в борьбе с домашним насилием
около 20 часов назад | Экономика
В ЕАБР прогнозируют средний курс доллара в 2018 году на уровне 2,012 BYN/USD
около 20 часов назад | Экономика
Биржа: 23 февраля доллар обвалился до минимума за 4 месяца, евро падает шестые торги подряд
около 20 часов назад | В мире
"Мы все обязаны противостоять России". Борис Джонсон призвал Запад вспомнить о Крыме
около 20 часов назад | Новости Борисова
Борисовчанин обвиняется в жестоком убийстве своей бабушки
около 21 часа назад | Общество
ГАИ из-за сильных морозов рекомендует воздержаться от дальних поездок
ВСЕ НОВОСТИ

Конвертер

ТОЛЬКО У НАС