Экономика

БЕЛТА: «Темный» сектор белорусской экономики, или чемодан без ручки

Экономика БелТА
0
Есть дежурный список проблем, который предприниматели озвучивают на каждой встрече с властями, - приобретение в собственность земли и помещений, равный доступ к сырьевым и финансовым ресурсам, равенство перед белорусской Фемидой.

Констатируем, что год за годом и шаг за шагом белорусский бизнес отвоевывает позиции по всем направлениям. Преодолевает он не столько сознательные препоны развитию предпринимательства, сколько инерционность государственной машины. Но за рамками повестки дня, как правило, остается судьба самого многочисленного белорусского делового люда. Это индивидуальные предприниматели (ИП). Самый "темный" и непрогнозируемый сектор национальной экономики.

Едва ли какой другой документ в новейшей истории Беларуси цитировался с таким жаром и породил столько надежд. Весь минувший год Директива Президента Беларуси от 31 декабря 2010 года № 4 "О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь" упоминалась при каждой встрече предпринимателей и власти. Промежуточные итоги действия Директивы № 4 подведены обеими сторонами.

Департамент по предпринимательству Минэкономики отчитался внушительным пакетом принятых нормативных актов и статистикой роста белорусского бизнес-сообщества. Графики изображают отрадную для глаз кривую: количество юридических лиц - субъектов малого предпринимательства увеличилось в Беларуси за год на 6,2%. Отечественному предпринимателю жить стало вольготнее, считают в министерстве. Налоговое бремя стало чуть легче, административные процедуры - проще.

Изменения к лучшему есть, охотно соглашаются белорусские предпринимательские союзы. И тут же выдвигают ответный набор претензий и неудовлетворенных пока ожиданий.

Словом, идет естественный диалог бизнес-сообщества и власти. В котором и овцы целы, и волки сыты. Где ни одна из сторон не забывает о своих интересах, но никто не ожидает чудес от партнера.

Предпринимательство как социально-экономический феномен никогда не было однородным. С самого начала легализации предпринимательства на пространстве позднего СССР и по сей день в бизнесе отчетливо различались генералы и рядовые.

Вряд ли Директива № 4 писалась для зубров белорусского бизнеса, которые и без того знают, как открываются двери в министерские кабинеты.

Средний этаж белорусского бизнеса - малые и средние предприятия, самый его плодородный слой - поддерживает себя на плаву торгово-посредническими операциями, по мере сил занимается реальным производством и услугами и состоит преимущественно из амбициозных людей, вынашивающих планы развития своего дела. Именно этот слой в массе своей и обеспечивает те 40% национального экспорта товаров и услуг, что зафиксированы статистикой 2010 года. Малый и средний бизнес, расположенный в этой хозяйственной нише, в первую очередь является адресатом Директивы № 4. Переориентация его активности в инновационно-призводственную сферу наиболее полно отвечает национальным интересам.

И наконец, в основании пирамиды белорусского бизнеса - многочисленная армия индивидуальных предпринимателей. Это несколько облагороженный, утративший базарную суетливость, но все тот же челнок первой половины 90-х. По состоянию на 1 декабря 2011 года в стране осуществляли хозяйственную деятельность 221,5 тыс. индивидуальных предпринимателей. Подавляющее большинство из них обслуживает товаропотоки с вещевых рынков России и Украины на отечественные "Ждановичи". В терминах экономического анализа эти мелкие коммерсанты являются агентами "серого" импорта.

Когда-то их роль на потребительском рынке была незаменима. Именно челноки удовлетворили товарный голод начала 90-х. Тогда они продемонстрировали способность оперативно реагировать на запросы рынка и гибко работать с ценами.

Еще одна проблема тех же 90-х, которую взяли на себя индивидуальные предприниматели, - они сами создали для себя рабочие места. Именно в благодарность за то, что с правительства была снята эта головная боль, Совмин в свое время установил для мелких коммерсантов беспрецедентный объем льгот и упрощений хозяйственной деятельности. Все их обязательства были сведены к уплате единого налога. Как говорится, лишь бы есть не просили.

Полученные когда-то поблажки индивидуальные предприниматели понимают теперь как неотъемлемую данность. И на все попытки вернуть их в прозрачное правовое пространство реагируют очень буйно. До сих пор свежи в памяти предпринимательские забастовки и митинги. Снос уродующих столицу киосков, требование подтвердить легальность происхождения товаров, каждое изменение арендной платы - все понималось вчерашними челноками как наступление на их права. Забастовки торговцев никак экономику не парализовали - незаменимость их на потребительском рынке давно уже осталась в прошлом.

Сегодня минусы индивидуального предпринимательства, как экономического феномена, начинают перевешивать его утраченные плюсы. Ублажая индивидуальных предпринимателей, для них отменили даже книгу учета товаров. Оттого потоки "серого" товарного импорта никак не поддаются оценке: нет представления ни о его объемах, ни о структуре.

Большая часть товаропотоков приходится на страны Единого экономического пространства, где отсутствует таможенный контроль и учет. Отчасти и поэтому, заметим, официальное внешнеторговое сальдо Беларуси достаточно условно. Подлинное состояние платежного баланса в белорусско-российском экономическом обмене затруднительно представить, не учитывая вклад армии индивидуальных предпринимателей. Условными и шаткими становятся и все макроэкономические расчеты.

Весьма неблагодарную роль играет сектор индивидуального предпринимательства на рынке наличной валюты. Потоки "серого" импорта обслуживаются отнюдь не белорусскими рублями. Мелкие коммерсанты всегда создавали ощутимый спрос на наличные доллары и евро. По мнению экспертов, в обрушении белорусского рубля весной 2011 года не последнюю роль сыграли панические настроения индивидуальных предпринимателей. Здесь нужно хорошо представлять масштабы этого фактора. По оценке лидера общественного объединения "Перспектива" Анатолия Шумченко, средняя величина оборотных активов (товарные запасы плюс наличность) белорусского индивидуального предпринимателя в посткризисные времена снизилась до $10 тыс. Умножим эту величину на более чем двухсоттысячную армию ИП. Примем в расчет, что средний срок оборачиваемости капитала в "ждановичской" модели бизнеса составляет 3-4 недели. И получим вполне корректную цифру в $2 млрд. ежемесячного оборота в секторе индивидуального предпринимательства Беларуси.

Причем мелкие коммерсанты в своих финансовых операциях прекрасно обходятся без услуг отечественной банковской системы. Работают на собственных средствах или одалживают друг у друга.

Что представляет собой сегодня многотысячная армия белорусских индивидуальных предпринимателей в контексте национальных экономических интересов? Это огромная социальная группа экономически активных людей, которые приобрели свои бизнес-навыки, работая в теневой зоне рынка. Они отчаянно сопротивляются любым попыткам вернуть их в прозрачное экономическое пространство. Их экономическое поведение непрогнозируемо. Они легко поддаются панике и способны создать напряжение на самом чувствительном сегменте рынка наличной валюты. Вне банковских каналов в сфере индивидуального предпринимательство за год обращается капитал, сопоставимый с официальным белорусско-российским товарооборотом.

При всем этом современный белорусский индивидуальный предприниматель по своей психологии все еще остается челноком из первой половины 90-х. Он яркий представитель "кочевой" модели бизнеса - почуяв малейшую угрозу, готов скинуть товар в баулы, легко сняться с места и переждать трудные времена.

"Индивидуальные предприниматели - стагнирующий сектор нашей экономики, - говорит советник по экономическим вопросам Республиканского фонда содействия развитию предпринимательства Татьяна Быкова. - Это то, что застыло и не заинтересовано в развитии. К примеру, занял человек какую-то крошечную нишу на рынке, торгует, скажем, полотенцесушителями, и сидит в этой нише годами. Между тем окружающая реальность меняется. Его скоро вытеснят с рынка строительные гипермаркеты, в Минске это уже происходит".

Попытки подтолкнуть индивидуальных предпринимателей к трансформации в частные унитарные предприятия (ЧУП) заметного успеха не имели, признает эксперт. Столь обширный слой мелких коммерсантов является признаком кризисной, переходной экономики. В инновационной экспортоориентированной экономике их удельный вес должен быть иным, считает Татьяна Быкова.

Рыночная ниша для индивидуальных предпринимателей объективно сужается. Даже в белорусской провинции, где до недавнего времени единственным их конкурентом была районная потребкооперация, мелких коммерсантов начинают вытеснять современные ритейлерские сети.

Единственной социально-экономической функцией армии ИП сегодня остается самозанятость. Но функция эта критически важна. Неизбежное сокращение рабочих мест в госсекторе промышленности поставит десятки тысяч людей перед выбором - или самозанятость, или трудовая миграция в Россию.

Оптимальной с точки зрения национальной экономики была бы схема, при которой самозанятость являлась бы только стартом предпринимательской карьеры. С дальнейшим перетоком заработанных стартовых капиталов в средний ярус национального бизнеса. При всем обилии мелких и средних предприятий в стране самая перспективная ниша их деятельности еще не освоена.

"Сегодня частный производитель, не имея перед глазами другого примера, часто копирует структуру государственного предприятия, - говорит заместитель председателя Совета по развитию предпринимательства в Республике Беларусь Мечислав Витковский. - Ведь классический советский завод имел при себе полную инфраструктуру - от тарного участка до собственного энергоцеха. Между тем мировой опыт убеждает, что более экономически эффективна схема субконтрактации, при которой крупный производитель избавляется от вспомогательных производств и отдает их мелкому и среднему бизнесу. Такой путь повысит конкурентоспособность белорусского экспорта и создаст новые рабочие места в предпринимательском секторе".

Директива № 4, как стратегический документ, обозначает только вектор развития. Конкретные механизмы стимулирования деловой активности в стране, совершенно очевидно, должны разрабатываться на ведомственном и региональном уровнях. Но именно на этом этаже власти, по мнению белорусских бизнес-союзов, наблюдается если не саботаж, то административная сверхосторожность.

"Мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда многие проблемы предпринимателей можно решить на местном уровне, не кивая на Совмин, - отметил глава Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С.Кунявского Георгий Бадей. - Действующая нормативная база вполне позволяет решить вопрос об аренде или выкупе помещения для производства или оказания услуг. Но получить подпись главы городской администрации зачастую оказывается сверхсложно. С точки зрения чиновника гораздо безопаснее воздержаться от решения, чем принять его".

2011-й год, объявленный Годом предприимчивости, истек. Самое скверное, если местные власти истолкуют это как конец очередной кампании, возможность перевести дух и отложить в сторону проблемы развития регионального бизнеса.

Игнорировать существование многотысячной армии индивидуальных предпринимателей, на глазах теряющих рыночную нишу, невозможно. Для правительства этот проблемный сектор бизнес-сообщества уже сегодня как чемодан без ручки - нести тяжело, а бросить жалко.


Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
бизнес
власть
кризис
предприниматели
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter