Экономика

Бесстрашная коррупция

Человеческое желание жить хорошо и сейчас не вписывается ни в одно антикоррупционное законодательство.

23 марта 2018, 14:22
1229
Экономика БелГазета

В сфере борьбы с коррупцией в РБ происходит нечто непонятное: чем больше борьбы, тем больше коррупции. Правоохранители рапортуют: мы стали лучше работать, больше выявлять. Или наоборот — столько развелось, что куда взгляд ни кинь, обязательно упрешься?

Основоположник бескомпромиссной борьбы, начатой почти четверть века назад, в который раз предупреждает: «От меня пощады не ждите, никто. Не потому что я кровожадный, а потому что коррупция гробит все». Казалось, после таких угроз чиновники со страху должны перестать брать и злоупотреблять. Ан нет! Берут и злоупотребляют еще больше.

Справка «БелГазеты». В 2017г. в РБ зафиксирован резкий рост числа коррупционных преступлений: выявлено 1922 случая взяточничества, что на 53,3% больше, чем в 2016г.; зарегистрировано 839 хищений путем злоупотребления служебными полномочиями (на 7,2% больше, чем в 2016г.); 332 случая злоупотребления властью или служебными полномочиями (+22,5%); 763 случая хищений путем присвоения либо растраты (+9,5%). Незначительно снизилось лишь количество служебных подлогов - 892 случая (-0,6%).

Несть числа тем, кто уже, как говорят, откинулся либо еще тянет свой срок в местах лишения свободы с клеймом взяточника. Кто у нас только не прошел тюремные университеты: экс-министры и их замы, представители местной власти, руководители госпредприятий и госконцернов, сотрудники МВД, КГБ, КГК и Генпрокуратуры, не считая армии мелких клерков, педагогов и медиков. Кого на мелочи ловили, кого на взятках в сотни тысяч долларов и даже миллионы.

В судах такого рода процессы идут каждый день. Буквально недавно КГБ анонсировал парочку новых резонансных дел. В феврале президент уволил сразу двух министров — спорта Александра Шамко и лесного хозяйства Михаила Амельяновича — «за непринятие действенных мер по борьбе с коррупцией и экономическими правонарушениями».

Первый ответил должностью за директора минского Дворца спорта, который требовал взятки от арендодателей. «Дошло до того, что пришли монашки свечи продать, он к ним зацепился», — поведал потом президент.

Второй поплатился за то, что в лесах и кабинетах пустила корни «целая преступная схема экспорта пиломатериалов, организованная коммерсантами и должностными лицами Минлесхоза».

В СИЗО КГБ угодили 2 предпринимателя и 12 должностных лиц лесного ведомства из Минской, Могилевской, Брестской и Ви­тебской областей; 11 человек из 14 задержанных полностью признали свою вину, написали чистосердечные признания и явки с повинной.

Несмотря на огромные усилия по противодействию, коррупция не только не ослабевает, а еще больше разрастается. Более того, она приобрела черты коллективной, как пишут в приговорах, «в составе организованной преступной группы». Одно дело ошмянских таможенников чего стоит! 5 лет взятки на границе брали, 61 осужденный — от начальника таможни до рядовых инспекторов.

Как тут не задуматься о причинах. Однако в открытых источниках нет ни одного серьезного аналитического расклада серьезных силовых ведомств с четким объяснением, что происходит и что делать.

В лучшем случае можно найти общие материалы в помощь идеологическому работнику для выступлений перед трудовыми коллективами. Обычно такие опусы начинаются словами: «Коррупция известна с глубокой древности… Она и сегодня является серьезной проблемой даже для экономически развитых государств». В середине — пара слов о видах и подвидах, несколько мелких примеров из коррупционной жизни района и в завершение — длинный перечень нормативно-правовых актов. И все.

КОРЫСТИ РАДИ И ПЫЛЬ В ГЛАЗА

Нет сомнений, что такого рода аналитические исследования существуют, хотя снабжены грифами секретности. Но на минувшей неделе на сайте Следственного комитета (СК) появилась публикация под названием «Коррупционные преступления в Гродненской области через призму следственной практики: аналитический обзор». УСК по Гродненской области проанализировало «причины и условия, способствовавшие совершению в 2017г. преступлений коррупционной направленности и против интересов службы».

Справка «БелГазеты». В 2017г. в Гродненской области зарегистрировано 445 коррупционных преступлений - на треть больше, чем в 2016г.; 168 из них связаны с получением взяток (рост в 1,8 раза). Уменьшилось количество злоупотреблений властью и служебными полномочиями (18); превышений власти и служебных полномочий (15); дачи взяток (39). Зарегистрировано 12 фактов незаконного участия в предпринимательской деятельности и принятия незаконного вознаграждения. За год передано прокурорам для направления в суд 65 уголовных дел в отношении 78 обвиняемых по 368 эпизодам. По данным делам сумма выявленного материального ущерба составила BYN1,32 млн. В процессе следствия возмещено BYN352 тыс., наложен арест на имущество обвиняемых в размере BYN1,591 млн.

Аналитики УСК изучили уголовные дела, находившиеся в производстве, и пришли к выводу, что «осуществление преступной деятельности оказывается возможным вследствие»: 1) непринятия со стороны руководителей ведомств должных мер по предупреждению, выявлению и пресечению коррупции; 2) отсутствия системного подхода к антикоррупционной работе; 3) упущений при подборе кадров; 4) недооценки роли ведомственного контроля; 5) ненадлежащего исполнения служебных обязанностей работниками контрольно-ревизионных и кадровых служб; 6) низких морально-деловых качеств должностных лиц.

На первое место следователи поставили коррупцию при закупках товаров и услуг. Пример, правда, мелкий: директор ОАО «Слонимский водоканал» в декабре 2012г. организовал закупку микро­гидроэлектростанции у предприятия, возглавляемого его знакомым, и заключил заведомо экономически невыгодный договор без маркетинговых исследований и конкурсной закупки. Был приобретен товар по завышенной на BYN6,235 тыс. стоимости. О личной корысти речь не идет. Все намного проще, когда речь идет о взятках. Как в случае с замдиректора ОАО «Стеклозавод «Неман», который за положительное разрешение вопросов о заключении договоров и погашении дебиторской задолженности получил от представителей 5 субъектов хозяйствования взяток на сумму свыше BYN30 тыс. Мотив в данном случае определен аналитиками УСК как «желание отдельных руководителей обеспечить личный достаток за счет функционирования вверенных предприятий и организаций».

А вот коррупция в сфере медобслуживания, считают авторы исследования, обусловлена «низкими морально-деловыми качествами отдельных работников». Двое таких работников трудились в областной клинической больнице. Их обвиняют в том, что в 2017г. они «в общей сложности 10 раз принимали от пациентов незаконные вознаграждения (ст. 433) за проведение хирургических вмешательств и обеспечение анестезии во время операций, входящих в круг своих трудовых обязанностей, помимо предусмотренной законодательством РБ оплаты труда».

Отдельная история с сельским хозяйством — совсем не редкая, коль скоро речь идет о служебном подлоге (ст.427 УК). Аналитики УСК констатируют: «Распространены должностные преступления, связанные со стремлением отдельных руководителей приукрасить результаты своей деятельности либо скрыть ее негативные проявления. Чаще фиксируются такие правонарушения в животноводческой отрасли». В качестве примера приводится случай бригадиров двух ферм Волковысского района, которые для получения повышенной зарплаты за «достижение высоких производственных показателей» фиктивно исполняли указания руководства «по выполнению доведенных показателей». Начальство требовало привесов, бугры приписали 48т к несуществующей «живой массе крупного рогатого скота». Аналитики отмечают, что до сих пор «не искоренены факты укрывательства бригадирами ферм ряда сельхозпредприятий падежа скота с целью избежать ответственности».

Выявлялись также махинации с начислением зарплат и завышением сумм компенсации командировочных. Еще одно больное коррупционное место — сфера гостехосмотра: инженеры диагностических станций за взятки проводили осмотры транспортных средств.

УСК Гродненской области направило «развернутую информацию о коррупционных проявлениях» в облисполком для принятия мер. Непонятно только каких? На высшем уровне, можно сказать, под боком у президента не удается сбить пену коррупции, она только объемнее становится, что ж тогда говорить о местном?

Независимые аналитики убеждены, что распространению коррупции способствует высокая доля госсобственности и активное вмешательство государства в экономику. С одной стороны, они, возможно, правы, с другой — человеческое желание жить хорошо и сейчас не вписывается ни в одно антикоррупционное законодательство. Этот фактор даже страх одолеть не может.

Автор: Виктор Федорович.
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер