Экономика

Олег ВОЛЧЕК: «Какой смысл во всех этих контролерах, проверяющих и надсмотрщиках?»

Насколько значима их роль в борьбе с коррупцией? И кто контролирует самих контролеров?

10 августа 2019, 16:49
14304
Экономика БелГазета
0

Глава КГК Леонид Анфимов дал большущее интервью ведомственному журналу «Государственный контроль» - со звонкими словами и впечатляющими цифрами. «БелГазета» вместе с руководителем правозащитного центра «Правовая помощь населению» (зарегистрирован в Украине) Олегом Волчеком решила разобраться: насколько эффективна деятельность контролеров? Насколько значима их роль в борьбе с коррупцией? И кто контролирует самих контролеров?

 

- Около 4 тыс. проверок за пять месяцев - это много или мало?

- Хотя общее количество проверок и сократилось, их осталось еще слишком много. Цивилизованный рынок сам должен определять, кто хорошо работает, а кто плохо.

Много моих знакомых работают на рынке «Ждановичи», на других рынках Минска. Какова суть проверок? Приходит контролер - по итогам проверки он обязан составить протокол. Потому что служба собственной безопасности проверяет самих проверяющих на предмет того, нет ли во взаимоотношениях контролера и проверяемого коррупции. Получается карусель: контролер даже при отсутствии нарушений обязан составить протокол, иначе сам может оказаться под подозрением. Действует старая галочная советская система: контролер пришел - даешь протокол. Именно по этой причине в Беларуси ежегодно составляется более 4 млн протоколов об административных правонарушениях (не только в бизнесе).

Существует и другая проблема: слишком много контролирующих органов, которые дублируют друг друга. Вот почему белорусская продукция приходит к потребителю такой дорогой: отечественные помидоры дороже турецких. Потому что в конечном итоге, как поясняют предприниматели, они обязаны «отбить» штраф и закладывают его в стоимость продукции.

Я побывал и в Европе, и в США, где предприниматели недоумевают: в конце года сдаем на баланс, и никаких проверок нет. Все везде понимают, что государство не должно вмешиваться во все сферы жизни. Ладно, если действительно обнаруживают серьезные нарушения, так ведь штрафуют за то, что шкафчик висел не слева, а справа, запор не там прикреплен, не так покрашена стенка.

Есть у меня знакомые, которые работают в сфере общепита. Мне рассказывали, что в течение года закрывается 50-60% заведений: не выдерживают административного давления. За потребителем и так выстроилась жесткая очередь, потому что у людей нет денег, а когда еще вмешивается и административный ресурс - люди просто закрываются и уезжают. Мои знакомые закрыли в Минске рекламное агентство, перевели в Филадельфию свой бизнес, за год отбили все затраты - и зарабатывают ежемесячно в среднем около $300 тыс.

«Грязные коровы погибают в навозе»

- В своей деятельности контролирующие органы должны руководствоваться исключительно законом. В Беларуси каждое контролирующее ведомство имеет массу внутренних документов, инструкций, которые обязано соблюдать, временами даже вразрез с законом. Есть закон, есть потребитель, есть суды, призванные решать проблемы.

- Насколько эффективна система государственного контроля, созданная в Беларуси?

- Система контроля неэффективна. Возьмем последний пример, который уже обошел все независимые СМИ: истощенные, грязные коровы на молочно-товарном комплексе в Паршино под Горками погибают в навозе. Контролирующих органов в Горецком районе куча, но где все контролеры раньше были: госконтроль, ветеринары, сан-эпидстанция? СМИ рассказали о вопиющем случае, а контролеры, как стервятники, только постфактум слетелись на обнародованные факты и начали лупить штрафы, привлекать к ответственности. Сегодня система контроля бездействует - только собирает дань с еле живых предпринимателей.

Контролирующая служба в случае обнаружения нарушений должна что сделать? Первое - вынести пре-дупреждение. Второе - разобраться в причинах происходящего. А проще говоря, задача контролера - быть партнером, но не полицейским.

- Что собой вообще представляет система контроля в Беларуси? Какие госструктуры не задействованы в контролирующей деятельности?

- Сложно сказать. Пару лет назад Администрация президента приводила статистику: в стране 1703 организации и подразделения, которые обладают правом проведения проверок. Но когда на одном поле играют несколько надзирающих структур, между ними неизбежна межведомственная борьба: пожарники составили 23 протокола по такому-то району, а санэпидстанция - только восемь. А ведь существуют еще МВД, ОБЭП, Комитет госконтроля, прокуратура…

- «Ежегодно в Беларуси фиксируется около 2 тыс. коррупционных преступлений, к ответственности привлекается около тысячи должностных лиц. Распространены факты взяточничества, должностных хищений, злоупотребления властью и превышение служебных полномочий», - признавался в мае генпрокурор Александр Конюк. Насколько значима роль Комитета госконтроля в борьбе с коррупцией?

- В государстве нет профессионалов, которые занимаются реальной борьбой с коррупцией. Все должности борцов с коррупцией предназначены для того, чтобы чиновник пришел на рабочее место, отсидел с 9 до 18 часов, что-то написал - и на этом его задача выполнена. Задача - не разобраться в проблеме, а отчитаться по ней.

«Ничего сделать уже нельзя»

- Вы посмотрите, что происходит в стране: уже не найти специалистов не только высшего звена. Происходит активный отток профессионалов и среднего звена в Россию, Польшу, Германию. Остаются слабенькие специалисты. Сегодня, например, в отделах принудительного исполнения колоссальная текучка кадров, остается только молодежь, которая не всегда разбирается в законодательстве. Отсюда множество нарушений, масса жалоб. Такая же картина и в контролирующих органах: низкая зарплата, отсутствие бонусов - кадры подбираются по принципу перекати-поле.

- Кто контролирует самих контролеров? Существует ли система противовесов?

- Разве что Администрация президента (смеется). Перед контролерами поставлена задача собрать деньги любым способом, в любом случае государство прикроет. Естественно, государство не накажет контролеров - они простые исполнители. Механизм полностью устарел: нет системы сдержек и противовесов, нет профессионалов. И надо задаться самым главным вопросом: для чего созданы контролирующие органы: если для взимания штрафов - это одно, а если их задача - разобраться в причинах, то почему бизнес сворачивается и уходит из Беларуси? Какие задачи - таковы и пути их решения.

- Получается, что система государственного контроля в стране неэффективна. Как перестроить всю систему, превратив ее в эффективный механизм?

- При существующей политической и экономической системе ничего сделать уже нельзя. Нужно менять государственную власть, как в Украине: высший состав, среднее звено, местную «вертикаль». Должны приходить грамотные молодые специалисты, не связанные с существующей системой, необходимо другое законодательство. Сейчас группа юристов под руководством Михаила Пастухова как раз и работает над подготовкой нового законодательства. Выборность органов госуправления, реальная борьба с коррупцией, современное законодательство - все нужно менять.

- А нужен ли Комитет государственного контроля вообще, если едва ли не каждое государственное ведомство имеет право контролирующей деятельности?

- Конечно же, нет, это атавизм. Свои службы собственной безопасности созданы в каждом министерстве - так для чего Комитет госконтроля? Зачем существует служба собственной безопасности МВД? Сколько жалоб мы написали о нарушениях по «наркотическим делам» - сплошные отписки. Точно такая же ситуация в министерствах жилищно-коммунального, транспорта, сельского хозяйства… Какой смысл во всех этих контролерах, проверяющих и надсмотрщиках?..

Юрась ДУБИНА
Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

Loading...