Экономика

Что будет с экономикой Беларуси после протестов

Карта выхода из экономического упадка пролегает через политическую карту.

20 сентября 2020, 13:21
1084
Экономика gazetaby.com
0

CityDog поговорил с финансовым менеджером о том, какое будущее ожидает белорусскую экономику в результате протестов и как из похожих ситуаций выходили другие страны в разное время.

Сергей Король (1971) родился в Минске. Получил степень магистра в университете Джонса Хопкинса по специальности «Международная экономика и финансы». С 2015-го занимает должность Chief Financial and Operating Officer сингапурской группы компаний ACR Capital Holdings и ее оперативных подразделений в области страхования.До этого занимал ряд руководящих финансовых и инвестиционных должностей в подразделениях компаний Chubb Inc и AIG в Гонконге и США. Король имеет степень Executive MBA института INSEAD и сертификат CFA (Chartered Financial Analyst).

Сценарий 1. В Беларуси без изменений: власть остается прежней, помогает Россия

– Какие бы аналогии мы ни проводили с другими странами, они все равно будут отличаться. Но можно попробовать: например, с ходу приходят на ум две ситуации, которые вообще не вписываются в картину, поскольку то был период социализма. Это протесты в Чехии в 1968 году и в Польше в 1980-м, которые в обоих случаях не увенчались успехом: победило правительство с помощью внешних сил – Советского Союза.

Но интересно, что те же внешние силы, которые помогали подавлять протесты, в итоге были заинтересованы, чтобы в этих странах наступила стабильность. Поэтому в дальнейшем Советский Союз оказывал и экономическую помощь своим ставленникам в Чехословакии и Польше.

Насколько там восстановилась экономическая жизнь, мы, конечно, не можем судить в современном смысле, потому что это были ситуации плановых экономик. Нигде в мире сейчас нет похожих примеров.

Если все закончится победой режима Лукашенко, то, наверно, это и есть самая близкая аналогия. Ведь тогда будет оказана со стороны России экономическая поддержка прежде всего в пользу режима.

В этой ситуации совершенно понятно, что будет сделано: Россия даст основательный кредит, измеряемый не миллионами, а миллиардами; могут восстановить схему субсидирования переработки нефти без тарифных обложений; могут сделать капитальные инвестиции в определенные предприятия (например, те, где наблюдался больший уровень недовольства) – все это вполне возможно. Но не бесплатно – ценой этому станет потеря суверенитета.

И с экономической точки зрения вполне возможно, что в Беларуси восстановление наступит очень быстро. Просто потому, что по отношению к экономике страны это достаточно большие объемы поддержки. Тогда, я бы сказал, возникнет не просто нормализация ситуации, но даже что-то похожее на подъем.

Правда, этот подъем будет иметь совершенно другую структуру: не такую, как в последние пять лет, когда такие элементы развития и роста в экономике Беларуси происходили из секторов будущего, связанных с интегрированием страны в глобальные процессы. Этот подъем станет временным и будет происходить из старых секторов (промышленный сектор советского периода), потому как новый сектор закроется, уедет, прекратит свое существование до тех пор, пока не возникнут благоприятные условия.

Сценарий 2. В Беларуси без изменений: власть остается прежней, но мы идем по пути Китая

Еще один пример и возможный сценарий развития – это Китай после восстания на площади Тяньаньмэнь. Изначально оно было подавлено, а затем, я бы сказал, и обезоружено. Китайские власти нашли возможности выпустить пар из движения протеста – и оно просто прекратилось так же спонтанно, как и началось.

Но вот что произошло в результате восстания: знаменитое китайское развитие, либерализация экономической жизни и интеграция страны в мировую экономику случилось именно после площади Тяньаньмэнь. Да, началось все раньше – за 10 лет «до», но достигло своего апогея уже по завершении этих событий.

Такой сценарий возможен и у нас, но его трудно себе представить в условиях Беларуси из-за внешнего фактора: для нас это возможно только в том случае, если каким-то образом будет найден хоть какой-то компромисс и сам режим осознает, что он не хочет впадать в зависимость от Москвы, а пожелает вернуться на путь развития.

Плюс отличие Беларуси от Китая в этой ситуации в том, что у последнего на тот момент было партнерство с крупнейшей экономикой мира – его уже тогда поддерживали США. А у белорусского режима партнерства нет ни с кем, кроме России.

Другие примеры сложно приводить, потому что всегда в таких ситуациях решающую роль играет то, что происходит после подобного политического кризиса. Допустим, в Европе после глобального финансового кризиса (2010-2011 годы) тоже было очень много недовольства – особенно в южных странах.

Но все это государства с относительно функционирующим демократическим процессом и без такого решающего внешнего влияния. В них произошло восстановление экономики вполне нормальным путем: сначала все упало, а потом по логике спроса и предложения постепенно восстановилось – в каждой из стран в разной степени.

Времени на это было потрачено тоже по-разному: в Испании быстрее – меньше чем 2 года, в Греции этот процесс занял 8 лет. Латвия в то время упала в полный штопор на 6 месяцев, но так же быстро из него и выбралась, потому что были быстро приняты очень крайние меры в виде шоковой терапии, которые и подействовали. Они могли себе это позволить, потому как страна ценит свою независимость и люди были готовы на все, чтобы ее сохранить.

В странах, в которых кризис вызван в первую очередь политическими причинами, как в Беларуси, пути выхода из него зависят от того, какой сценарий возьмет верх в решении противостояния в стране.

Сценарий 3. В Беларуси все изменилось: протестующие взяли свое

Есть большая вероятность, что будет так, как Лукашенко и сказал: все войдет в экономической штопор. И во время этого есть серьезный риск разграбления государственной собственности внутренними и внешними силами, главные участники которых – приближенные к власти люди. Это, скажем так, украинский сценарий развития ситуации.

Как заметил немецкий экономист Даниэль Крутцинна, в этом случае российское направление перекроется: цены на энергоносители станут мирового уровня, все преференции отпадут, возможно будут даже введены санкции, как минимум торговые. Тогда старая экономика пострадает еще больше, и все будет делаться так, чтобы представители российских сил получили ее за бесценок.

В данном случае потребуется очень большая поддержка со стороны европейских кругов. А как ее получить стране, которая даже не является членом ЕС? Этот очень привлекательный сценарий с точки зрения политики экономически рискованный. И как раз в этом случае можно ожидать масштабного кризиса.

Гражданское общество Беларуси удивило весь мир уровнем своей самоорганизации, но все-таки ее при подобном сценарии развития может не хватить, чтобы предотвратить крупное перераспределение собственности. Ведь в нем будут задействованы очень корыстные и мощные внешние, а также внутренние интересы.

Сейчас последние боятся того, что их самих посадят, а в условиях демократии этот элемент страха уйдет, и тогда они смогут достаточно быстро получить доступ к реальным активам. И в этой ситуации возможно и падение ВВП, и падение цен на собственность – продавать придется за бесценок, потому как иначе ее никто не купит.

И вот вам сценарий развития ситуации, который в Украине, например, каждые несколько лет отыгрывается: как только происходит Майдан – после него случается и перераспределение.

Сценарий 4. В Беларуси все зависло на одном месте: ни власть, ни протестующие не могут одержать победу

С политической точки зрения этот сценарий нестабилен из-за того, что здесь уже экономика воздействует на политику. Вообще внешнеэкономическая ситуация очень сложная: если валюту стране никто не предоставит, то этот вялотекущий процесс приведет к не такому уже вялотекущему кризису. И экономический упадок будет проходить под эгидой данного правительства.

Поэтому сейчас власть так и отрабатывает московское направление. Иначе ситуация приведет к настоящей революции: не только политической, но и экономической с настоящими забастовками. У людей нет зарплат, нет работы, на предприятиях отсутствует даже оборотный капитал, нет IT-сектора, чтобы как-то поддержать ситуацию, кризис платежного баланса, валютный кризис – это все напоминает азиатский кризис 1998 года.

Повторюсь: вялотекущий сценарий не в интересах этого режима. Если они ни от кого не найдут помощь, если ЕС не даст преференций и введет санкции, если Россия тоже не предоставит кредиты, то государственный сектор окажется на грани банкротства, наступит девальвация, инфляция, стагнация – люди начнут выходить на предприятия, а там для них не будет работы.

И IT-сектор, который релоцируется или закроется, теперь тоже не поможет, хотя именно он очень серьезно вытягивал платежный баланс – последние несколько лет практически единолично. Если бы не он, правительству пришлось бы искать в год по 3 миллиарда долларов – это очень большая сумма для Беларуси.

И аналогии здесь провести очень трудно – ситуация уникальная именно для Беларуси. Ведь нет в мире больше такого примера (за исключением, может быть, Ливана), когда страна до такой степени зависит от своего соседа.

Поэтому, к сожалению, карта выхода из экономического упадка пролегает через политическую карту – все зависит исключительно от внутренних и геополитических факторов.

Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер