Экономика

Кто взял в «заложники» беларуские банки — и почему мы узнали об этом только сейчас

Беларуские банки хуже ОМОНа — они безвольные, и вынуждены исполнять любые «приказы».

23 ноября 2020, 20:14
10222
Экономика kyky.org
0

Чтобы подавить дух солидарности, «власти» придумали блокировать банковские счета беларусов, которые получали помощь на лечение и поиск новой работы от фонда BY_help. А что еще могут сделать с нашими карточками и депозитами? Может, государство уже хуже любой инфляции и пора полностью переходить на кэш? На все эти вопросы KYKY ответил экс-директор по развитию «БСБ банка» Константин Титов.

Предыстория: О том, что «правоохранители» начали блокировать счета беларусов, которые получали компенсации от BY_help, стало известно 10 ноября. По словам сооснователей фонда, эта проблема коснулась около 500-600 людей. Их счета «заморозили» по постановлению СК — в ведомстве решили, что деньги от BY_help поступали в Беларусь «для финансирования протестных акций», а не на лечение травм после «встречи» с силовиками. Подробнее о том, куда пропадают деньги с карт, читайте в разговоре с Титовым. 

Кого боятся беларуские банки

KYKY: Счета людей, которые получали помощь от BY_help, заблокировали. Получается, банки не с народом?

Константин Титов: Многие беларусы до этого лета не знали о существовании статьи 23.34, как и статей Конституции, которые сейчас цитируют наизусть. То же самое с блокировкой счетов. То, что произошло с пострадавшими и BY_help, — никакое не ноу-хау. Просто раньше подобное в основном касалось бизнеса.

Что вообще произошло: банк заморозил определенную сумму на счетах людей, это не блокировка. Когда сумма будет списана, счет клиента снова будет активен. И новые средства, которые будут на него поступать, банк уже не должен арестовывать.

Объясню, почему возникли овердрафты и карты людей «загнали в минус». Счета заблокировали по постановлению СК. Запросы из силовых ведомств — СК, КГБ, ДФР — приходят в банк на бумаге, потому что эти ведомства не имеют прямого доступа к автоматической блокировке.

Представьте, бумага из СК попадает к председателю правления банка в 9 утра. Пока он её заметит и передаст сотрудникам для выполнения, на счет, который силовики «попросили» заблокировать, будут и дальше поступать деньги, которые можно свободно обналичить. В итоге к концу дня, когда банк таки заблокирует счет, окажется, что клиент уже снял с него средства.

Получается, банк не выполнил требования исполнительного органа — что делать? Технический овердрафт. В этой ситуации человек может просто сменить банк — не его проблемы, что счет будет «болтаться» с минусом. Если банк решит взыскать с клиента этот минус, маловероятно, что он выиграет дело в суде. Более того, сам клиент может обжаловать возникший овердрафт.

KYKY: То есть люди, у которых сейчас заморожены карты, могут пойти в суд?

К.Т.: По сути, да. Но сначала нужно потребовать разъяснение от банка, что вообще произошло со счетом и на каком основании проводились операции с деньгами. Банк может сказать: «Мы не будем разбираться в законности постановления, которое в отношении вас вынесли силовики, но мы дадим вам информацию о том, что произошло. Пожалуйста, вы можете обжаловать это решение. Если СК отменит постановление, мы вернем вам деньги и разблокируем счет». Но, думаю, эти иск тоже едва ли удовлетворят — сами видите, какая ситуация в стране.

Вообще, кстати, было бы отлично, если бы банки сразу же уведомляли клиентов, что на их счет таким-то органом наложен арест. У нас этого не делают из-за страха перед Нацбанком — все боятся потерять бизнес.

KYKY: То же самое может произойти со счетами людей, которым помог BySol? А со счетами тех, кому напрямую отправляют деньги, например, мамы Романа Бондаренко?

К.Т.: С кем угодно. Если человек не устраивает «власть», в любой момент его деньги могут быть заблокированы, арестованы, списаны и так далее. У нас штук 20 с лишним банков, всем высылается список лиц, счета которых нужно ограничить, — все, готово. Могут наложить аресты и на счета родственников этих лиц, если посчитают нужным. Даже депозитные ячейки могут блокировать.

Такие риски и правда есть. Почему появился указ «Об иностранной безвозмездной помощи»? Чтобы исключить финансирование оппозиции из-за границы. Почему ликвидировали MolaMola? Чтобы забрать у людей инструмент для помощи друг другу. Почему в конечном счете заблокировали счета тех, кому помог BY_help? Потому что СК сказал, что деньги «поступали в страну для финансирования протестных акций».

Уверен, что «власть» и дальше будет искать методы для подавления солидарности. Формальную причину для этого придумать легко, как и для липовых суток и уголовных дел.

Приказ против безопасности

KYKY: Получается, «власть» может сделать с нашими деньгами на картах все, что угодно?

К.Т.: Беларуские банки находятся под сильным давлением и с точки зрения закона обязаны исполнять все «указания» силовых ведомств, и не только их. Многие госорганы имеют права налагать аресты на счета, деньги компаний и людей. Начиная от налоговой и ДФР, закачивая МВД и ФСЗН. Посмотрите в банковском кодексе — тьма тьмущая органов, кому может раскрываться банковская тайна.

Бывает и такое, что сразу несколько госорганов налагают арест или приостанавливают операции по счетам — налоговая и ДФР, например. Они как будто начинают сражаться за деньги — один хочет списать средства, другой не соглашается и так далее. В таком случае разблокировка счета возможна, только если эти два органа договорятся между собой.

KYKY: Банки могут отказаться выполнять постановления ДФР, СК?

К.Т.: Когда приходит постановление от силовых ведомств, банк проверяет его лишь по формальным признакам. Смотрит, есть ли санкция прокурора и так далее. Если в банк позвонит раздосадованный бенефициар и начнет кричать, что действия СК или КГБ незаконны, его никто станет его слушать. Если формальности для ареста или блокировки счета соблюдены, банк выполнит постановление.

Конечно, если какой-то печати на бумаге не будет хватать, банк может развернуть постановление. Из-за подобного в госорганах начинается истерика — они же там все малограмотные и многих нюансов не знают. При этом, особенно в КГК и КГБ, хорошо научены хамить — сотрудники банка испытывают моральный стресс, общаясь с ними.

KYKY: То есть банки не защищают клиентов?

К.Т.: Беларуские банки хуже ОМОНа — они безвольные, и вынуждены исполнять любые «приказы». Если силовик боится потерять контракт, квартиру и зарплату, то банк рискует лишиться многомиллионного бизнеса. Потому что неисполнение требования госорганов может повлечь за собой даже отзыв лицензии.

У нас нет независимых — все зависят от Нацбанка, а он имеет огромное количество рычагов давления. Руководство банка, по сути, ничего не решает. Если ты начнешь гнуть свою линию, в любой момент Нацбанк найдет формальную причину и позовет членов правления на переаттестацию, которую они не пройдут. И все, карьера в банковской системе завершена. Таким образом «ликвидировали» БСБ банк: сверху была поставлена задача всех разогнать, чтобы поставить своих людей — что и случилось (Нацбанк отозвал у БСБ Банка лицензию на работу с физлицами летом 2017-го из-за «нарушений и недостатков в его деятельности». После руководство полностью сменилось — швейцарским банком стали править экс-руководители Национального банка — прим. KYKY). 

Поэтому банки не «судят», а делают то, что им говорят, лишь соблюдая формальности. Конечно, среди работников банковской системы много тех, кто выходит на марши и стоит в цепях солидарности, но есть и другие.

Расскажу историю. 10 августа мой сосед ехал на самокате мимо цирка. Его остановил милиционер и попросил пройти в автозак, где его люто избили. 14 числа, как и многих в тот день, соседа отпустили домой без вещей и документов. Он решил обжаловать незаконный арест. Момент его задержания попал на камеры отделения ВТБ банка — там видно, что он просто молча ехал, но его самокат и его самого почему-то избили. Не только мой сосед обратился за записями — в тот автозак упаковали очень многих людей.

Представляете, какая доказательная база была на этих камерах? Но банк отказался выдавать записи, точнее даже не банк, а его служба безопасности.

Дело в том, что, как правило, в этой службе работают бывшие кгбшники или мвдшники, для которых не так важен банк, как дружба с их экс-коллегами. И повлиять на них даже члены правления банка не могут — я уже рассказал, чем для них вмешательство в политику партии может закончиться.

Помню, как я подавал в РУВД заявление о фальсификации выборов. Там стояли безвольные милиционеры в форме и сидел некий джентльмен в гражданском и ими руководил. Он был очень борзый, хамил — и это олицетворение всей нашей системы. В том числе, и банковской.

KYKY: У меня появилось ощущение, что банки держат в заложниках.

К.Т.: Поймите, то, что происходит сейчас, — злоупотребление полномочиями, хамство — всё это было всегда, просто не касалось обычных людей. Госорганы всегда творили беспредел, но с частным бизнесом.

Ужасающие вещи были. Помню, когда еще работал в банке, к нам прилетели офицеры из КГБ (тогда они без балаклав бегали) и начали требовать чего-то без санкции прокурора. В жесткой форме орали на наших сотрудниц что-то вроде «да ты сейчас сядешь за невыполнение!» Мы ходили всем составом успокаивать этих товарищей — даже сотрудники службы безопасности боялись вступать с ними в конфликт (хотя среди охранников были выходцы из этих же органов). А они на словах грозились взорвать хранилище, чтобы взять то, что им нужно.

KYKY: К чему может привести ощущение безнаказанности сейчас?

К.Т.: Мы не знаем, до какого предела может дойти экономическое раскулачивание. Сейчас они арестовывают счета тех, кому финансово помогали. Может, «завтра» начнут давить счета бизнесменов, которые спонсировали фонды. Каждый день мы видим «новые идеи». Под стражей ребята, которые написали «не забудем» на месте гибели Тарайковского, им вменяют 10 лет за «умышленное уничтожение либо повреждение имущества». Говорят, что нанесли ущерб Минску на 10 тысяч рублей — но как? Краской повредили асфальт на 10 тысяч? Бред.

Когда фраза «Жыве Беларусь» является оскорбительной, когда идет подмена понятий, сложно давать советы на будущее. А вдруг, когда в стране окончательно закончатся деньги, они придумают, что БЧБ на стене собственной квартиры тоже приносит ущерб дому и стране?

Может, в генпрокуратуре додумаются арестовать счета всех, кого на воскресных акциях задержали: разошлют по банкам список из 100 тысяч человек и скажут заблокировать у них все до копейки. Такое может быть, я не могу исключать — вы же видите, какое дно. Вплоть до того, что начнут морозить карты тех, кто не хочет идти по повестке в РУВД. Вот не хочешь ты беседовать с милиционером, а когда деньги заберут, захочешь и придешь. Мы не знаем, какой «закон» придумают завтра.

Девальвация — это неудобно

KYKY: То есть, как советует сооснователь BySol Андрей Стрижак, нужно вставать и идти к ближайшему банкомату?

К.Т.: Я не хочу говорить, как нужно, поэтому расскажу, как делаю сам. Пока что я не отношусь к касте людей, которые решили жить по принципу «давайте заберем все деньги из банков и начнем жить на улице, чтобы не платить коммуналку и не спонсировать режим». В любой ситуации нужно руководствоваться здравым смыслом. Люди привыкли для оплаты услуг использовать мобильные приложения, ЕРИП — это удобно в том числе для ИП и бизнеса. Поэтому я оставил на карте текущие поступления вроде зарплаты, но все депозиты в беларуских рублях из банков забрал.

Держать депозиты и ячейки сейчас действительно опасно. Лучше забрать эти средства из банков и передать их людям, которым вы доверяете.

Во-первых, эти деньги в случае чего может арестовать власть, во-вторых, мы не знаем реального положения беларуской экономики.

В 90-х в СССР закончилась валюта, и, чтобы рассчитаться по долгам, власти заморозили валютные счета. Это реальная история, которая в нашей стране больше не повторялась, даже в 2011-м. Но кто знает, что случится в 2020-м? Мы видим, как государство к нам относится, и не исключаем уже ничего. Хотя я, признаться честно, уверен, что девальвации у нас не будет в ближайшее время.

KYKY: А что делать рабочим с «Гродно Азота» или МТЗ, у которых, вероятно, нет депозитов, но есть карта рассрочки?

К.Т.: «Упала» зарплата на карту, оставил денег, чтобы оплатить по ЕРИП счета, остальное — снял. Честно, прямо сейчас я не вижу повода паниковать тем, на кого не заводили административку или уголовку, по которым предусмотрены такие меры, как конфискация или возмещение ущерба.

KYKY: Давайте поговорим про банковский дефолт. Что это вообще такое и угрожает ли Беларуси?

К.Т.: Дефолт для банков — это невозможность рассчитаться с вкладчиками и клиентами. В краткосрочной перспективе для Беларуси эта проблема не стоит. Сегодняшние попытки физлиц вывести деньги со счетов — это пшик для банковской системы.

Да, если люди повально начнут забирать деньги, у банка появится проблема с ликвидностью — не останется денег на выплаты депозитов, потому что новые не будут поступать, а старые начнут вымываться. Но это вялотекущий процесс, он может длиться годами. К тому же, вероятно, остатки рублевых и валютных депозитов в банках — безотзывные. Их невозможно отозвать ранее определенного срока, прописанного в договоре. Речь про миллиарды долларов.

Все наши банки соблюдают нормы Базельского комитета, и за исполнением нормативов пристально следят в Нацбанке. Банки перманентно моделируют различные ситуации: проводят стресс-тесты, прописывают выходы из сложных обстоятельств. Поэтому кто бы что ни говорил, наши банки не лягут. По крайне мере я не верю, что физлица смогут в ближайшее обвалить систему.

KYKY: Как я понимаю, банки не разоряются, но и не богатеют.

К.Т.: Прибыль банков не растет, это правда. А бизнес, который не приносит доход, — это благотворительность. Поэтому банки, особенно те, у которых есть иностранный капитал, возможно, будут заинтересованы свернуть бизнес. Но встает другой вопрос: а кому их продать? Нацбанк не может избавиться от «Белинвеста» и «Дабрабыта» годами.

Знаете, у меня вдруг случилось озарение. Я начинал работать в 90-х на зарплате в 70 долларов. Строил карьеру, богател, но на выборы не ходил. У меня появились деньги, недвижимость, а сейчас — понимание того, что это ничего не значит. Годы, когда ты усиленно работал, потеряны. Просто потому, что в молодости ты плевать хотел на политическую ситуацию в стране. Думал, что заработаешь к пенсии на золотой парашют и будешь жить в свое удовольствие. Ничего подобного. Думаю, эта мысль проскочила не только у меня. Сейчас многие хотят продать все с концами и уехать. Вот только продавать некому.

Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы: ОМОН банки
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер