Экономика

Экономист: К Лукашенко могут прийти «проверенные товарищи» и будут внушать ему, что следует напечатать денег, чтобы рабочие на заводах были довольны

"Пока нет оснований говорить, что «печатный станок» включен на полную мощность".

Экономика Белорусы и рынок
0

Моральная господдержка и пустое производство. Чем еще экономистам запомнился 2020 год? И чем их может удивить год нынешний?

В передаче «Умные люди» на Youtube-­канале «Белорусы и рынок» продолжили обсуждать темы, которые волнуют сейчас бизнес и общество. К нам на огонек заглянули глава Ассоциации малого и среднего предпринимательства, юрист и экономист Сергей БАЛЫКИН и старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев ЛЬВОВСКИЙ.

Об экономических итогах 2020 года

Гости передачи согласились, что главные риски для экономики в ушедшем году не оправдались. Но проблемы остались нерешенными, а значит, тяжелые времена еще впереди.

— Многое из того, что было сделано, лишь отдалило кризис на будущее. Например, наш ВВП упал не так сильно, как в других странах, но во многом это произошло за счет «пустого» производства, то есть производства на склад и в долг, — пояснил Лев Львовский. — Было опасение полноценного финансового и валютного кризиса и кризиса неплатежей, но благодаря действиям Нацбанка их пока удалось избежать. При этом меры Нацбанка, например зажатие рублевой ликвидности, помогают в краткосрочной перспективе. Но предприниматели не могут долго жить без кредитов. Все это так или иначе отразится в будущем.

— В бизнесе потерь как таковых сегодня не наблюдается. Нет массовых банкротств и ликвидаций компаний. Бизнес законсервировался и пока ждет, еще на что-то надеется, — сказал Сергей Балыкин. — Если будет нарастать кризис неплатежей и люди решат, что проще обанкротиться, чем отдавать долги, то в этом и следующем году вполне могут начаться банкротства и ликвидации.

— Чем дольше мы находимся в такой зыбкой ситуации, тем выше риск возникновения кризиса неплатежей. В чем суть этого кризиса? Бизнесу нужны кредиты, например на какие-то срочные расходы. Скажем, произошла поломка станка и нужно купить новый, и дальше все будет хорошо. Если есть возможность взять кредит, бизнесмен ею воспользуется. И вся цепочка работает дальше как часы. Если кредитов нет, то любой такой шок ликвидности может уничтожить бизнес. И это может перетечь в полноценный кризис неплатежей: когда бизнес не заплатит своему контрагенту, тот не заплатит своему и так по всей цепочке, — объяснил Лев Львовский.

О господдержке бизнеса в период пандемии

Эксперты подчеркнули, что предприниматели остались недовольны помощью, которую им оказывало государство в период распространения коронавируса.

— Наверное, есть предприниматели, кому это понравилось, но я таких не знаю. А чего мы вообще можем ждать от правительства? Решение принимает президент, а дело правительства — «крутить педали». Это было сказано давно, и пока ничего не изменилось. Какие такие полномочия у нашего правительства, чтобы оно самостоятельно предприняло какие-то шаги? — задал риторический вопрос Сергей Балыкин. — В апреле появился указ № 143 о поддержке экономики, но по сути он лишь отложил уплату налогов, то есть летом мы не платим, а зимой — оба! Студент, сессия! Давай сразу все сдавай! А коронавирус ведь никуда не ушел. Это поддержка? Нет. Я, допустим, такими мерами у себя на фирме не пользовался.

Лев Львовский продемонстрировал легкий экспромт-троллинг белорусской господдержки в период пандемии.

— Я бы сказал, что наше правительство оказывает бизнесу большую моральную поддержку. В странах, где бизнес слаб и не уверен в себе, предпринимателям выдают пособия, беспроцентные кредиты, оплачивают содержание рабочей силы и даже отменяют налоги. Но наше правительство уверено в крепости наших бизнесменов, и для самых крепких из них в этом году будут повышены налоги и арендные ставки. Моральная поддержка со стороны государства на самом деле дороже, чем патерналистское отношение к бизнесу. Правительства в европейских странах, считают, что их бизнес настолько слаб, что нуждается в каких-то подачках. А наш бизнес еще крепче воспрянет духом, — с иронией сказал экономист из BEROC.

— Испустит дух, — сделал вывод один из журналистов. А другой отметил, что и госпредприятиям в этом году рассчитывать будет не на что. Утвержденный бюджет Беларуси — с большим дефицитом, внешние источники финансирования отрезаны, средств на явные и «тайные» вливания всем госпредприятиям не хватит. А Сергей Балыкин даже не исключил такого сценария:

— Могу себе представить и такую ситуацию: глава государства, скажет, что вы, ребята, своими протестами, своими забастовками развалили нашу прекрасно работающую экономическую модель. Вы хотели рынка, вы хотели жесткой конкуренции, вы хотели, как на Западе, — пожалуйста, мы больше никого поддерживать не будем. Выплывайте сами, как хотите.

О налогах для айтишников и правовом дефолте

Лев Львовский объяснил, как поднятие налогов для IT-сектора и правовой дефолт отбивают охоту у бизнеса планировать на долгосрочную перспективу.

— Повышение налога для айтишников опасно не тем, что они теперь будут меньше зарабатывать или уедут. Дело в том, что декрет о ПВТ подписан до 2049 года. Бизнес планировал, что предоставленные ему льготы и гарантии просуществуют еще несколько десятков лет, строил свои планы исходя из этого. Даже несмотря на то, что правительство повысило налоги только на два года, это означает, что теперь договоренности уже не имеют никакой цены. Айтишники видят, что у них нет лобби в ПВТ, которое как-то могло оградить их от всего остального, что происходит в государстве. Для бизнеса это сигнал, что нельзя доверять даже самым сердечным обещаниям правительства.

То же касается и остальных предпринимателей. Если вы не доверяете судам, которые выносят приговоры старушкам за «массовые мероприятия на балконе», то вы не доверите им и решение какого-либо хозяйственного спора между вашей компанией и контрагентом. Особенно если контрагентом выступает государство. Один из главных эффектов влияния политического кризиса на экономику состоит в том, что разрушаются институты и доверие людей к этим институтам. На практике это означает, что бизнес «купить сегодня — продать завтра» еще можно вести, но вложить 10 млн в завод так, чтобы он окупился в течение ближайших 20 лет, такой бизнес уже будет нереален, — считает Лев Львовский.

Релокация бизнеса из Беларуси. Продолжится или кто хотел, уже уехал?

— Допустим, бизнес и хочет переехать, но сможет ли? Если его активы уже связаны, если у него здесь оборудование, станки. Чтобы переехать, это оборудование сначала нужно превратить в деньги. А кто его сейчас купит? В некоторой степени
люди стали заложниками ситуации. Но я вам хочу сказать, что частного производственного бизнеса в Беларуси не так уж много, а IT-бизнес может уехать, — считает Сергей Балыкин.

— Не будет такого, что мы завтра проснемся, а в стране осталось два предпринимателя. Бизнесы не закрываются, люди не уезжают с чемоданами прямо сейчас. Это нельзя сделать за месяц. Некоторые не смогут переехать и за год. У человека есть социальные связи, квартира, родители, дети ходят в школу. Люди не собирают чемоданы в тот же день. Для них это сложное решение, и с момента его принятия проходит время. Когда закончится учебный год, думаю, мы увидим еще одну волну оттока высококвалифицированных специалистов из Беларуси. Что до производственного бизнеса, то, возможно, он не переедет. Но будет ли руководство компании делать новые инвестиции, расширять производство в Беларуси, увеличивать количество рабочих мест на своих производствах? Скорее всего, нет, — ответил Лев Львовский.

Включит ли Нацбанк «печатный станок»?

— Очень вероятно, но не факт. Пока нет оснований говорить, что «печатный станок» включен на полную мощность. Нацбанк все еще следует современной монетарной политике, но его возможности отстаивать свои интересы в переговорах становятся все меньше. Не думаю, что когда поступит приказ печатать, Нацбанк действительно сможет сопротивляться этому. Мы видим, что правительство уже начинает выходить из тумана, начинает понимать глубину наших текущих проблем. Сейчас, чтобы справиться с ситуацией применяют «физические» методы: попросить денег у России, повысить налоги, провести какие-то реформы. Если все это не даст быстрого результата, что очень вероятно, то к уху Александра Лукашенко могут прийти «проверенные товарищи» от экономики и будут внушать ему, что следует напечатать денег, чтобы рабочие на заводах были довольны и учителя не жаловались, — ответил Лев Львовский.

Смотрите всю передачу на Youtube-­канале «Белорусы и рынок»

 

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
лев львовский
диктатура
сергей балыкин
перемены
лукашенко
кризис
инфляция
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter