Экономика

Что происходит с ценами в Беларуси и чем это закончится

Каждый, кто регулярно бывает в магазине, знает: цены растут.

Каждый, кто регулярно бывает в магазине, знает: цены растут. Обновленные ценники выглядят особенно пугающими на упаковках с лекарствами, пакетах с овощами и бутылках с растительным маслом. А в строймаркетах лидерами по росту цен стали изделия из дерева.

Почему именно на эти товары цены выросли в первую очередь, и что ждать завтра — «Завтра твоей страны» расспросило старшего научного сотрудника «Альпари Евразия» Вадима Иосуба и руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослава Романчука.

Справка «Завтра твоей страны»

Инфляция в апреле 2021 г по сравнению с мартом 2021 г. составила 0,7%, с декабрем 2020 г. – 4,6%.

В апреле больше всего подорожали морковь, помидоры (12%), зимние сапоги мужские и женские (11% и 8%), свекла, огурцы – 9%, перец сладкий – 6%.

В целом с начала года в топе подорожания оказалось растительное масло (17,6%), лекарства (13,3%), пиломатериалы (16,4%), овощи и фрукты (10,6%), полуфабрикаты из птицы (10%).

Почему цены выросли именно на эти товары?

— Все достаточно просто, – говорит Вадим Иосуб. – В случае с лекарствами рост произошел из-за отмены льгот по НДС, и сейчас мы наблюдаем сравнение цен на лекарства, когда уже отменили льготы по НДС с ценами прошлого года, когда эти льготы еще действовали. Так что в статистике по инфляции лекарства будут лидировать вплоть до января следующего года, когда этот эффект пропадет.

Достаточно серьезно выросли цены на сельскохозяйственную продукцию, но в данном случае речь идет о мировых ценах. В прошлом году во многих регионах планеты была засуха, упали урожаи зерновых, масленичных культур, кофе, какао, чая – это глобальная проблема. Это отчетливее всего видно на росте цен на растительное масло и соусы, в состав которых оно входит.

Из-за роста цены на зерновые стало дороже кормить скот, птицу, соответственно, подорожала мясо-молочная продукция.

В мире очень сильно растет цена на сырьевые товары – за последний год дорожали, например, металлы всех категорий. Дорожает и древесина во всем мире — это не какой-то местный феномен.

Подорожание овощей в апреле некоторыми ресурсами объясняется сезонностью. Так ли это?

— Нет никакой сезонности, если страна является частью международной торговли. Для кого-то сезон, а для кого-то сезон – круглый год, – уверен Ярослав Романчук. – Это удобная отговорка, чтобы продавать продукцию из условных теплиц в Ждановичах в 3-4 раза дороже, чем можно было бы купить на мировом рынке. И в таких условиях очень удобно спихивать все на мировые рынки, тогда как цены на белорусские товары иногда выше мировых в разы. То же самое касается лекарств и ряда других товаров.

Понятно, когда товар или сырье импортируются в страну, и мировой скачок цен отражается и на внутренних ценах. Почему же древесина для нас стала дороже и цены на мясо идут вверх?

— В норме цены должны подчиняться рыночным законам: цены внутреннего рынка тоже растут вслед за мировыми. Производителю должно быть выгодно продавать свой товар как внутри страны, так и за границей. Это происходит само собой, – объясняет Вадим Иосуб. – Единственный вариант административно повлиять на это – запретить или ограничить экспорт, но ничего хорошего из такой практики не выйдет.

То же самое с мясом: выросли цены в мире, вырастут и у нас. К тому же корма на внутреннем рынке тоже подорожали. Тут надо или запрещать экспорт мяса, или принимать, что товары будут дорожать и у нас.

То есть в происходящем росте цен основа — внешние факторы? А состояние белорусской экономики наложило свой отпечаток?

— Внешние факторы в виде резкого подорожания сырьевых ресурсов, конечно, сыграли свою роль, – уверен Ярослав Романчук. – С другой стороны, они очень помогли белорусским экспортерам хорошо заработать. Но ситуация внутри страны тоже наложила отпечаток. Вместо того, чтобы поддерживать конкуренцию, снимать ограничения и налоговую нагрузку, что было бы адекватным ответом на внешние ценовые шоки и не привело бы к инфляции, у нас свои порядки. Знаете, цены на мировых рынка растут для всех, а инфляция по 10 % – только в Беларуси и очень небольшом количестве стран. Поэтому тут мудрость национального банка в макроэкономической политике заключается в том, чтобы не прибегать к ручному регулированию цен, когда бы они сами себя успокоили, и был бы потом откат ценовой, и по году мы имели бы инфляцию 2-3 %.

Внутри страны наибольшее влияние в данном случае оказала заметная девальвация белорусского рубля в прошлом году, считает Вадим Иосуб. То есть если бы даже на внешних рынках цены особо не менялись и оставались такими же в валютном эквиваленте, то на внутреннем рынке автоматически росли бы цены на импорт, и, как следствие, росли бы цены и на отечественную продукцию

— Чтобы не было «вилки» между внешними и внутренними ценами из-за девальвации белорусского рубля, – поясняет Вадим Иосуб.

По сравнению с мартом, в апреле услуги подорожали на 0,4%. С ними-то что происходит?

— На самом деле в сфере услуг большая часть – цены, которые устанавливаются государством: ЖКХ, общественный транспорт. Это отдельная история, государство поднимает цены так, как оно хочет, и рыночные условия тут ни при чем, — полагает Вадим Иосуб.

А что нам ждать в перспективе?

Многое будет зависеть от урожая нынешнего года в мировом масштабе, считает Вадим Иосуб. Пока есть надежда, что урожай в этом году будет лучше, и во втором полугодии, начиная с осени, цены на сельхозпродукцию пойдут вниз.

— Что касается цен на все биржевые товары, от металлов до древесины, тут сейчас максимальная неопределенность, — отмечает эксперт. — Очень многое зависит от политики мировых центробанков. Прежде всего – ФРС США и Европейского Центробанка.

На данные момент процентные ставки низкие, а мировые центробанки печатают деньги, и эти деньги попадают на биржевые рынки и провоцируют рост цен.

Второй момент – растущий спрос за счет того, что мир постепенно побеждает пандемию коронавируса. Поэтому дальнейшее развитие ситуации будет зависеть от того, когда мировые центробанки начнут поднимать процентные ставки. Тогда рост биржевых товаров остановится и даже сменится падением. Но когда это произойдет – сказать сейчас невозможно.

— Сырье дорожает, значит, с каким-то лагом будет это будет перенесено и на услуги, и на другие товары. Особенно в условиях ограниченной конкуренции. Идет просто вымывание денег из карманов потребителей. Второй вариант — в условиях сдерживания цен перейти на сырье более низкого качества. И в таком случае проблема решается за счет потребителя, — полагает Ярослав Романчук.

Белорусские власти могут своими действиями усугубить нынешнюю ситуацию?

— Последние 4 месяца Национальный банк достаточно жестко и адекватно себя ведет, мы видим сокращение денежного предложения, мы видим политику, которая направлена на то, чтобы сбить «кредитные аппетиты» у предприятий, которые не могут потом сами себя обслуживать. Но правительство и Минфин стимулируют кредитование предприятий, которые я называю «номенклатурно-силовыми фаворитами». А таким предприятиям все равно, какой кредит брать – под 10 или 20 %, они все равно не отдают их, – говорит Ярослав Романчук. – И если откровенно, у нас нет объективных показателей инфляции, мы не знаем настоящие цифры. Мы все с завязанными глазами. Будут ли наши власти слушать Нацбанк? Пока НБ держит этот удар, потому что если за счет денежного предложения маховик инфляции будет раскручен еще больше, посыпятся балансы предприятий, банков, и ущерб экономике будет гораздо, гораздо выше, чем тот временный всплеск цен.

— Если правительство решить спасать госпредприятия за счет напечатанных денег, то будет у нас скачок цен вне всякой зависимости от мировых процессов, – солидарен с коллегой Вадим Иосуб.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер