Экономика

Эксперт: Беларусь может перепродавать российский газ в ЕС

Другая сторона энергетической безопасности.

19 октября 2021, 18:27
Экономика gazetaby.com
0

20 сентября «Интер РАО» (российская энергетическая компания-монополист в области экспорта электрической энергии из РФ) заявила, что поставляет электрическую энергию в Беларусь, добавив, что у нее сейчас «достаточно крупная поставка идет».

Минэнерго Беларуси также выступило с подтверждением: «Всего за сентябрь в Беларусь планируется импортировать из России примерно 300 млн кВтч электроэнергии».

Объясняется импорт электроэнергии следующими причинами: «Импорт российской электроэнергии – это дополнительная мера для обеспечения надежности электроснабжения накануне осенне-зимнего периода. В стране уже наблюдается некоторый рост электропотребления в условиях, когда температурный режим понижается. Импорт осуществляется исходя из экономической целесообразности, и в данном случае он экономически обоснован».

Интерес вызывает как сам факт импорта электроэнергии в сентябре, так и объяснение Министерства энергетики данного импорта.

До 2014 года импорт осуществлялся из Российской Федерации и Украины. После конфликта 2014 года в Украине возник дефицит угля и импорт электроэнергии из Украины практически прекратился.

С 2018 года прекратился и импорт из Российской Федерации по инициативе белорусской стороной, и обосновывалось это «проведением модернизации белорусской энергосистемы и достигнутыми договоренностями на уровне глав государств и правительств России и Беларуси по ценам на газ».

Но в 2021 году ни модернизация энергосистемы, ни договоренность по ценам на газ никуда не делись. Однако импорт возобновился. В чем же причина? Разберем утверждения Минэнерго.

Основной причиной называется «дополнительная мера для обеспечения надежности электроснабжения накануне осенне-зимнего периода». Однако непонятно, почему вдруг в сентябре возникли проблемы с обеспечением надежности электроснабжения. Импорт электроэнергии, действительно, может повысить надежность электроснабжения, если не хватает собственных генерирующих мощностей.

Но в Беларуси нет проблем с резервом мощностей (при максимальной нагрузке в районе 6ГВт установленная мощность электростанций составляет 10 ГВт без учета АЭС). Притом начало осенне-зимнего периода не характеризуется пиковым потреблением.

Очевидно, что надежность в этот период находится на тех же уровнях, что в любой другой. Индексы надежности в августе не выше, чем в июле или августе прошлого года, а в сентябре прошлого года индексы также были ниже, чем в августе. Таким образом, причины ожидать снижения надежности электроснабжения нет.

Что касается утверждения о «некотором росте электропотребления в условиях, когда температурный режим понижается» — к сожалению, данные о посуточном потреблении электроэнергии в Беларуси не публикуются. Но даже если рост и наблюдается, в первой половине сентября температура была близка к нормальной или даже превышала ее. Ну и рост потребления в сентябре – это также обычная ситуация перехода от минимальных нагрузок летом к пиковым значениям зимой.

Если говорить о тезисе, утверждающем, что «импорт осуществляется, исходя из экономической целесообразности, и в данном случае он экономически обоснован» — этот тезис соответствует действительности. Согласно Отчету Исполнительного комитета Электроэнергетического Совета СНГ «Тарифы на электроэнергию и цена на топлива в государствах-участниках СНГ» за 2018 год (смотрите здесь – последний доступный) средний тариф на электроэнергию в Беларуси в 2017 году составлял 10,19 центов/кВтч, в то время как в Российской Федерации только 5,62 центра. К настоящему времени ситуация качественно не изменилась.

С учетом того, что покупать электроэнергию в России почти вдвое дешевле, чем производить самим, то обосновать экономической целесообразностью импорт электроэнергии можно в любой момент времени. Здесь возникает другой вопрос – если Беларусь может купить дешевле, чем производит сама – то почему этого не делается? Данная ситуация никак не касается энергетической безопасности. Ведь Беларусь практически весь объём энергии производит из импортируемого природного газа. Замещение его на импортную электроэнергию лишь улучшит показатели энергетической безопасности за счет диверсификации видов импортируемой энергии.

Таким образом вопрос в том, что изменилось в сентябре, и почему мы начали импортировать электрическую энергию – остался без ответа.

Исходя из структуры потребления топлива в белорусской энергосистеме, очевидно, что импорт электроэнергии ведет к сокращению собственного производства электроэнергии и, следовательно, сокращению потребления природного газа. Это наводит на мысль о появившихся сложностях с покупкой природного газа в Российской Федерации в требуемых объемах. С чем это может быть связано? Остается только гадать. Возможно, объем поставок был согласован, исходя из выработки электрической энергии на АЭС, которая не работала более 2 месяцев. Во время простоя АЭС электрическая энергия вырабатывалась из природного газа, что увеличило его потребление относительно прогнозов. В результате потребление природного газа превысило согласованные объемы поставок.

Возможно, Россия настойчиво «предложила» такую схему по той причине, что рекордно высокие цены на природный газ на спотовых рынках ЕС делают крайне привлекательным вариант продажи газа именно в ЕС, а не в Беларусь, где на газ заранее установлена фиксированная цена. А возможно, с разрешения РФ, сама Беларусь сокращает потребление газа и продает его на рынках ЕС.

На эту мысль наводит и высказывание о поставках в октябре: «В октябре закупок российской электроэнергии не планируется». Почему? Экономическая целесообразность в октябре будет отсутствовать? Или пропадет необходимость в дополнительных мерах для обеспечения надежности электроснабжения? Вероятнее всего появившиеся ограничения на импорт и потребления природного газа будут сняты в октябре.

Еще одно подтверждение данной гипотезы – заявления Минскэнерго о том, что один из котлоагрегатов начнет работать на мазуте и о пополнении запасов мазута на ТЭЦ-4. В первом заявлении также говорится, что использование мазута необходимо для проверки работы оборудования. Однако, возможно, что эта будет длительная проверка. Сроков ее окончания не указано.

Во второй публикации говорится, что запасы мазута на ТЭЦ-4 будут пополняться, и, в связи с этим, граждане могут почувствовать запах. О каких запахах говорится в данном сообщении, не уточняется. Если это запах мазута – то это говорит о выбросах углеводородов в атмосферу. Мазут должен перекачиваться с помощью герметичных систем. А чтобы граждане в городе почувствовали запах углеводородов в воздухе, их выбросы должны быть очень большими. Возможно, таким образом пытаются объяснить возможное появление других запахов, например запахов, возникающих при сжигании мазута.

Вероятно, что сейчас на Минской ТЭЦ-4 сжигают мазут, однако это не так заметно как зимой просто потому, что нагрузки в теплый период на ТЭЦ значительно ниже и концентрация, и объём выбросов также снижен. Сжигание мазута подтверждает стремление снизить потребление природного газа, потому что мазут для ТЭЦ-4 является резервным топливом. Основное топливо – природный газ.

Исходя из проведенного анализа можно сделать два заключения:

Реальные причины импорта электроэнергии не соответствуют озвученным Министерством энергетики.

Конечной целью импорта электроэнергии является сокращение потребления газа, что может говорить о наличии ограничений на потребление газа или потенциальных угрозах ограничения поставок газа в будущем.

Евгений Макарчук, iSANS

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер