Культура

Действительно ли белорусских актеров обучают «люди с улицы»?

Культура Ежедневник
0
Многие белорусские артисты, режиссеры и просто студенты крайне недовольны национальной актерской школой, которая, по их мнению, полностью деградировала. Как это произошло и что делать? Об этом они рассуждают на страницах «Ежедневника».

Первыми заговорили о проблемах обучения актеров в Академии искусств сами студенты, сняв любительский фильм на эту тему. Журнал «Art Aktivist» вдохновился идеей и, узнав, что такого же мнения о современной актерской школе придерживаются многие люди искусства, которые учились и работали в академии, решил организовать публичное обсуждение проблемы.

В дискуссии участвовали актриса и режиссер Екатерина Аверкова, которая в том числе одно время была главным режиссером Могилевского театра, Виталий Котовицкий – актер кино, главный режиссер Белорусского молодежного театра, доцент кафедры режиссуры БГАИ, Евгений Корняг – режиссер и руководитель собственного экспериментального театра, Ольга Скворцова – актриса, хореограф, руководитель авторского театра танца и другие успешные деятели современного белорусского театра.

Однако дискуссии не получилось – все выступающие были единогласны и говорили об одних и тех же проблемах: педагоги-дилетанты, отставание в методике преподавания и существование вне современного театрального дискурса.

Академия застыла в 1956 году

Многие студенты театрального факультета замечают, что все, чему их учат в академии, никакого отношения к современному театру не имеет.

Театр меняется каждые 15 лет, отмечает актер Виталий Котовицкий: «Меняются импульсы тела, его динамика, его подача. Меняется слово. Человек к ним привыкает, и они превращаются в штампы». А поэтому актерам и педагогам нужно следить за развитием современного искусства, обновлять свои знания.

По мнению участников дискуссии, академия как будто застыла во времени, она не замечает ничего нового. Такое ощущение, что там просто не знают о существовании нового театра. Если во времена Советского Союза студентам устраивали созерцательные практики, организованно вывозя их в лучшие театры Москвы и Ленинграда, то теперь ни преподаватели, ни студенты никуда не ездят.

«К сожалению, в Академии остается преподавание 1956 года», – считает Виталий Котовицкий.

Актриса и режиссер Екатерина Аверкова, которая также преподавала в БГАИ, утверждает, что ситуация еще хуже: «Преподают ученики учеников тех, кто преподавал в 1956 году. Даже эта система выцветает».

«Когда я студенткой увидела зарубежный театр на фестивале, я поняла, что меня такому просто не учили. Это подвигло к самокопанию, самообразованию, посещению мастер-классов», – говорит Екатерина Аверкова. Ученики и преподаватели-энтузиасты могут узнать что-то новое только своими силами, уверена она.
 «Что тут можно сделать? – рассуждает актриса. – Людям, которые хотят поднять нашу культуру, нужно самим насобирать где-то денег, попроситься к какому-нибудь великому педагогу, уехать, получить опыт, вернуться, устроиться в Академию и преподавать за 25 евро, передавая свои знания студентам».

Система против новаторов

Однако, по мнению участников дискуссии, вся система образования Беларуси противостоит новаторству. Если педагог, который побывал за границей и там чему-то научился, хочет внедрить новую методику, ему нельзя это сделать, потому что это противоречит стандартам, отметили выступавшие. Единственный выход для педагога – на бумаге иметь одну образовательную программу, а на практике обучать совсем по иной.

Екатерина Аверкова рассказывает, как в то время, когда она работала в академии, ее отправили на курсы повышения квалификации.

«Главное, что мне преподавали, – как сокращать учебные программы. Мое обучение там закончилось на том, что я вступила в конфликт с преподавателем, объясняя ему, что нельзя сокращать индивидуальные занятия студентам и соединять две группы в одну. Это делается с целью уменьшения количества часов, чтобы государству можно было меньше тратить денег на преподавателя, – пояснила актриса. – Я хотела, наоборот, увеличить количество индивидуальных занятий. Мне сказали: это не входит в образовательную политику нашего государства, вы не имеете права так думать, и делать так не надо».

Кто становится преподавателем в академии?

Выступающие отметили, что педагогов, которые ищут новое и могут чему-то научить студентов, в академии не так много. Нередко в качестве преподавателей туда берут случайных людей, вчерашних студентов.

«Когда меня пригласили в Академию, я задавал себе вопрос: имею ли я право преподавать? Молодой з…ц – учить чему-то, – говорит режиссер-экспериментатор Евгений Корняг. – Но тут увидел Сережу Ефремова... и понял. Я поставил несколько спектаклей, съездил за границу, получил там магистерскую степень, пытаюсь разобраться, что такое тело. Оказывается, не надо. Можно идти после этого сразу преподавать».

Руководители кафедр и преподаватели нередко оставляют в академии самых посредственных студентов, считает Евгений Корняг: «Это безопасно…»

«Когда я пошла преподавать в Академию искусств, меня так возмущало, сколько я всего не знаю, закончив академию, – продолжает Екатерина Аверкова. – Это страшно подумать: я пошла преподавать, сама не умея».

Раньше в театральном институте были личности, которыми студенты восхищались, ради которых шли туда учиться. Последний педагог в БГАИ, к которому специально шли, – это главный режиссер театра кукол Алексей Лелявский, считают участники дискуссии. Однако не так давно он ушел из учебного заведения.

О белорусском театре

Деградировала не только актерская школа, но и весь белорусский театр, считают собеседники. «Преподавание полностью соответствует театру, который мы имеем, – говорит Евгений Корняг. – Когда я вижу, что происходит в белорусском театре, возникает вопрос: зачем к этому готовить?»

Ему вторит доцент кафедры театрального творчества Университета культуры Вячеслав Сащеко: «Реальной потребности в специалисте в нашем театре не существует, в нем нет потребности в качественном специалисте. У студента, наверное, теряется мотивация быть лучше, искать что-то новое, развиваться».

А это порождает соответствующее отношение к театру у студентов. «Сейчас совершенно отсутствует этика в академии. Этика – это отношение к театру, к профессии», – сказал Виталий Котовицкий.

Раньше идеал театра был другими, другим был статус белорусского театра. Купаловский театр участвовал во всесоюзном конкурсе и входил в десятку лучших по всей стране, обращает внимание Екатерина Аверкова.

«А как сегодняшний молодой человек, который приходит в академию, представляет себе театральное искусство, каковы его идеалы, на что он ориентируется? – спрашивает актриса. – Когда задаешь ему вопрос о его любимых актерах, его любимых фильмах, спектаклях, получаешь довольно странные ответы. Хорошо, если этот человек еще с классом когда-то ходил в театр... Какая у него мотивация учиться?»

Кто-то из великих сказал, что театру, который достиг совершенства, уже ничто не может помочь. Радует, что хоть это не про нас.
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
культура
образование
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter