Культура

Валентин Елизарьев в третий раз покорил Японию

23 марта 2013, 15:00
436
Культура Naviny.by
0
На днях в рамках Токийского фестиваля сценических искусств с грандиозным успехом прошли премьерные спектакли балета Чайковского «Лебединое озеро», который поставил Валентин Елизарьев. В третий раз Ассоциация балета Японии приглашает хореографа из Беларуси для создания спектаклей из золотого фонда мировой классики. И в третий раз его работа получает самую высокую оценку у специалистов и публики, которая заполняет главный театр Токио «Бунка Кайкан» так, что яблоку негде упасть. 

Для постсоветского человека название «Лебединое озеро» часто ассоциируется с путчем в Москве, после которого историческое время для многих изменило свой ход. Это стало идиомой: «лебединое озеро» — жалкая попытка прикрыть искусством уродливую политическую борьбу. 

Но в Японии никому нет дела до разборок в России. Для японцев «Лебединое озеро» — бриллиант мировой балетной классики. И потому они хотят видеть самое лучшее воплощение и этой музыки, и этой хореографии из всех возможных — и точка! В этом сегодня и есть, если хотите, цивилизационный и культурный уровень этой страны, где время перескакивает далеко вперед по сравнению с другими странами. 

15-17 марта в Токио происходили сразу три больших культурных события государственного масштаба. Одновременно с балетными премьерами неподалеку от театра работали роскошные выставки Рубенса и Рафаэля из крупнейших музеев Европы и США. И как раз в это время в Японии зацветает сакура. Она цветет всего три дня, потому японцы ждут эти заветные дни как чуда. Именно в эти три дня — по прихоти судьбы или как некий знак — состоялись премьерные спектакли «Лебединого». 

Удивить токийских зрителей чем-нибудь сложно. Япония жадно поглощает все самое лучшее, что есть в мире, и имеет возможность смотреть, слушать выдающихся исполнителей современности. Здесь не приглашают во второй раз, если видно, что маэстро «не тянет». Поэтому третья (предыдущие — «Эсмеральда» и «Дон Кихот») постановка одного и того же хореографа из малоизвестной страны Беларусь — факт, скромно говоря, неординарный. Это подтверждает только то, что сегодня Валентин Елизарьев входит в очень узкий круг — своего рода мировой пул — выдающихся мастеров балетной классики. 

И все-таки, почему именно «Лебединое озеро»? 

«Японцы захотели посмотреть версию великого российского хореографа Александра Горского, — говорит Валентин Елизарьев. — Дело в том, что есть несколько версий этого знаменитого балета, в том числе Мариинского (б. Кировского театра). «Лебединое» много раз переделывалось, начиная с 1877 года, когда первая постановка в Москве, в Большом театре, оказалась неудачной. В 1901 году за балет взялся Александр Горский и постоянно что-то в нем совершенствовал. Он формировал его десятилетиями, включил лучшие хореографические фрагменты петербургских постановок Льва Иванова и Мариуса Петипа. Окончательно этот спектакль сформировался к 1937 году. Это и есть московское «Лебединое озеро» Александра Горского, которое попросили меня поставить в Японии. А я постарался максимально его воссоздать. В этом смысле, можно сказать, что современные зрители видят подлинник, погружаясь в начало прошлого века. 

Наверное, такими соображениями руководствовались и специалисты из Ассоциации балета Японии. Японцы вообще любят докопаться до самой первоосновы и выбрать лучшее. Ну, и просто потому, что сегодня на этом произведении стоит знак качества, а в Японии хотят видеть только самое лучшее. Для них «Лебединое озеро» — это символ мирового балета. Чайковского там просто обожают. В кафе, магазине, на улице, в гостинице — везде можно услышать музыку Петра Ильича… 

Делал эту работу с удовольствием, я вообще люблю обращаться к классике, люблю в ней покопаться. В этом смысле, я — немного японец». 

Елизарьев частый гость в Японии. Его ассистенты — бывшие солисты белорусского балета Александр Бубер и его жена Мики Ватанабе, понимают его с полуслова. На них лежит огромная репетиторская работа, которая не видна зрителям, но именно от их высокого профессионализма зависит качество спектакля. Только так вообще возможна ударная, без единого «простоя», работа. А это японцы ценят больше всего. 

«Спектакль создан за государственные деньги, — продолжает Елизарьев. — Это важно, потому что он сразу стал событием государственного масштаба. На премьеры пришли ведущие критики, вся творческая элита, дипломатический корпус. Генеральным спонсором выступила очень уважаемая фирма Chacott — производитель высококачественной специальной обуви, театральных костюмов и балетных аксессуаров. 

В каждом из спектаклей были новые составы исполнителей. Практически все — обладатели золотых медалей международных балетных конкурсов. Так, в первом танцевали звезды из Санкт-Петербурга Елена Евсеева (из Мариинки) и Михаил Сиваков (из Михайловского). А в заключительный день на сцену вышли звезды национального японского балета — выдающаяся балерина, воспитанница классической петербургской школы Хана Сакай (Одетта) и виртуозный Косуке Окумура (Принц) — обладатель шести золотых балетных медалей. 

На «Лебедином» собрался замечательный коллектив постановщиков. Художник-постановщик Руозо Макино, тонко чувствующий стилистику русского балета. Художник по костюмам — хорошо знакомый белорусскому зрителю, а ныне главный художник Михайловского театра в Санкт-Петербурге Вячеслав Окунев. И в таком взаимодействии удалось главное — был передан сам дух этого балета высокой пробы». 

Создается впечатление, что японцы не знают слова «неудача». Если все делается правильно, с полной отдачей, то результат запрограммирован — он будет блестящим. И все-таки, как у них уживаются технологический авангард и хрустальная русская классика? Такое впечатление, что это не люди, а какие-то радары, которые улавливают все самое качественное, самое передовое. К чему ни притронешься — везде они первые. 

«Для меня это самая большая загадка. Это страна-губка. Сохраняя свое, японцы берут все лучшее, что есть в мировом искусстве. Они прививают себе европейское искусство, одеваются, слушают европейскую музыку, окружают себя произведениями мирового искусства. Потому что так надо. 

Но это не все. Даже люди со средними способностями делают невероятные успехи за счет трудолюбия. И пристального внимания к самым мелким деталям. 

Я обратил внимание, как они воспитывают детей. Маленький японец, сам того не осознавая, живет в системе жестких правил. Главное из которых — в основе всего лежит труд и уважение к труду. И никакой надежды на озарение свыше… 

Взять хотя бы балет. То, что европейский балет прошел за 400 лет, они прошли в ускоренном темпе. Японцы учатся балету по всему миру. В Америке, Франции, Швеции, Дании. В России. Технически они уже делают лучше. На конкурсах они постоянно получают золотые, серебряные медали... Хотя у нас очень хорошая школа, но их умение трудиться — это японское ноу-хау». 

Но кроме национальной идеи трудовой честности — этой мантры японцев — есть просто жизнь со всеми ее мелочами, в которых можно увидеть нечто важное, существенное. Будьте внимательны к мелочам, а остальное приложится — можно ли это перенять? 

«В первую ночь в Токио на 25-м этаже гостиницы я почувствовал, как здание раскачивается. Обычное дело — небольшое землетрясение. Но степень безопасности очень высокая, все риски заложены в сопромат. Японцы живут с этим, принося в любую работу напряжение всех духовных и физических сил. 

Вот взять хотя бы простое дело. В Японии права курильщиков сведены к минимуму. Для иностранцев же по всему городу прямо на тротуарах написано крупными буквами: No smoking. 

При огромном населении внутри города не чувствуется толкотня, все организовано так, чтобы город не задыхался. И повсюду ощущение, что все рукотворное. Что городская среда, быт, сама природа — все выработанное, все по гамбургскому счету… 

Япония — это путешествие в будущее. В этом будущем много непонятного, но много и привычного, близкого нам. Прежде всего, искусство. На небольшом пространстве — огромная концентрация культурных ценностей, которая проникает в очень подробную обыденную жизнь. 

…Я улетал из Токио — было плюс 25, прилетел в Минск — минус 7. Такие огромные перепады климата при такой близости по времени. Несколько часов, и ты на другой стороне планеты. Сакура, которая успевает за три дня показать себя во всей красе. Рубенс, Рафаэль и Чайковский. Вот сегодня мой образ Японии. 

…Накануне был в японском ресторане, где традиционно подали печенюшки с предсказаниями. Мне выпало «Путешествие за границу»!». 

Может быть, так и будет. При такой профессии — это обычное дело. 
Обсудить в чате
Темы: культура
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер