Культура

Белорус вошел в топ-50 наиболее востребованных моделей-парней на Западе

08 июля 2013, 14:10
2964
Культура Onliner.by
0
Евгений Савченко — единственный белорус, вошедший в топ-50 наиболее востребованных моделей-парней на Западе. Его карьера началась с… автобусной остановки в родном Гомеле. К нему подошла девушка и предложила работу в местной школе моделей, а в итоге парень работает на показах Dior, Jean Paul Gaultier, Paul Smith, Etro, Rick Owens и многих других.

— Да, я сидел на остановке в центре города, ждал транспорт. Ко мне подошла девушка Полина, работавшая на одну местную школу моделей, и спросила, не хочу ли я стать моделью. Я сказал: «А почему бы и нет?» Первый кастинг был в Гомеле для показа белорусского дизайнера Ивана Айплатова. В итоге я участвовал в двух его шоу: в Минске и Москве. Но отправной точкой считаю Киев. Туда я поехал на кастинг Kenzo, а перед этим зашел в киевское агентство L-Models — оно и стало моим первым, «материнским» агентством, которое отправило меня в Париж.

— Когда ты понял, что стал востребован как модель?

— У меня сразу появилась куча работы: много съемок, журналов, показов. Первое, что дало мне знать, что я уже модель вроде перспективная, — когда на сайте models.com в разделе «Новые лица» я стал «Лицом недели». Ну а дальше — больше.
Евгений уверен, что заметили его за внешность.

— Не так уж много парней с такими длинными волосами, тем более я блондин — наверное, это сыграло роль. Ну и, конечно, работа, упорство, труд. Теперь стричься или как-то иначе изменять внешность самому мне запрещено, это оговорено в контракте.

— Общественное мнение о работе модели таково: выйти, покрасоваться — и особо работы никакой. А расскажи о трудностях этой профессии.

— Выход на показе — это самая легкая часть работы. И то постоянно волнуешься, чтобы все прошло хорошо, чтобы не упасть на подиуме. Самое сложное то, чего не видят люди. Кастинги начинаются очень рано, и целый день, чтобы успеть посетить огромное количество мест, приходится бегать, ездить из одной части города в другую. Большие очереди. Не успеваешь поесть. Физически сложно. И морально — ждать. Вечером приходишь домой и падаешь от усталости. И нервы нужны железные. Везде ведь разные люди, и в модельном бизнесе хватает психованных. Поэтому самое главное качество для модели — ладить с людьми. Уметь находить общий язык и улыбаться всем — без этого никак: ни с агентством, ни с клиентами, ни с другими моделями хорошей работы не получится.

— Расскажи о работе на подиуме. Вот тебя пригласили поработать на показе, допустим, у Dior. С чего все начинается?

— Редко бывает, что конкретно тебя нанимают на работу, позвонив агенту. Для начала, чтобы пригласили на показ, нужно пройти общий кастинг, для чего несколько часов отстоять в очереди. Если тебя на общем, внешнем кастинге выбрали, проходишь кастинг второй, внутренний, где уже точно утверждают моделей, которые будут участвовать в шоу. Потом примерка. Для показа часто шьют одежду именно под выбранных моделей. На внутреннем кастинге, как правило, присутствует дизайнер. До дня показа — обязательная репетиция походки, что тоже занимает немало времени. Потом назначают день шоу. На показ приходишь за три-четыре часа, которые необходимы на макияж и прическу. Потом выход. Часто бывает, что за один день приходится поработать на многих шоу: после одного показа бежишь, как сумасшедший, на другой…

— Тебе уже случалось открывать или закрывать показы? Я слышал, что это почетно.

— В Нью-Йорке открывал несколько показов. На шоу Dior Exclusive я был одним из первых и закрывал как-то показ Dior.

— Сколько зарабатывают модели?

— Однозначно цену назвать нельзя. Она от многого зависит. Естественно, не вся сумма идет в мой карман. Есть еще и агентство, и налоги в той стране, где был показ, и так далее. В итоге какая-то часть остается мне.

— Ты обижаешься, когда люди о твоем занятии моделингом, а в этой связи и про тебя как про парня говорят не очень приятные вещи? Что-то вроде «ты не мужик», или спрашивают: «А ты гей?»

— Я не обижаюсь. Это просто порядком достает иногда. Почему же тот, кто на заводе, — он мужик, а я нет? У нас уровень моделинга еще очень низкий, поэтому, наверное, люди и понимают его не так, как он есть на самом деле.

— В чем беда белорусского модельного бизнеса? В отсутствии денег или организации?

— Беда и в деньгах, и, видимо, поэтому в организации. У нас, да и в Киеве, на неделе моды и оплата низкая, и такая работа, которая большого опыта не даст. Я удивляюсь, когда дизайнер хочет, чтобы модель сама оплачивала свое проживание в другом городе и дорогу. У нас даже нет агентств. У нас есть школы, которые на себя не берут никаких обязательств. На Западе все оплачивает агентство. А у нас заплатили модели за шоу столько, что даже не хватит поесть на эти деньги… То есть у нас моделинг не работа, а в каком-то роде даже бессмысленное занятие. Поэтому и хорошие модели сразу уезжают.

— Как родители относятся к твоему занятию моделингом?

— Мама не то чтобы была очень рада, но она, в общем-то, порадовалась за меня, что я нашел то, что мне нравится. Вот папа отнесся с долей скептицизма, и не особо как-то ему эта идея понравилась. Но он мне помогал во многом: с документами, перелетами, договорами, английским языком.

— В Гомеле часто бываешь?

— Да, достаточно часто, ведь тут родители, жена. Но основное время забирает работа за границей.

— Уехать не хочется?

— Нет, насовсем не хотел бы. Я люблю свою страну. Там хорошо работать, а жить — тут. Единственная печаль — наши люди, которые реагируют не очень адекватно на мою внешность.

— За границей в сфере твоей работы интересуются же, откуда ты родом? И тебе важно объяснить людям, что ты из Беларуси? Или тебе все равно, кем тебя будут считать?

— Мне очень даже принципиально, чтобы знали, что я из Беларуси — и именно из Гомеля. Я всегда объясняю, где находится наша страна. Мне не нравится, когда говорят: ты русский. Нет, я не русский. Я белорус!










Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер