Новости Борисова

Здесь 9 мая – не праздник... (фото)

11 мая 2011, 01:13
3672
Новости Борисова EX-PRESS.BY
0
Есть место на постсоветском пространстве, где в праздник 9 Мая вспоминают не только Победу над фашизмом. Место это – украинский город Чернобыль. Так уж сложилось, что именно 9 мая ежегодно сюда направляются сотни людей, чтобы отдать дань памяти тем, кто тоже спас мир, как и воины Великой Отечественной. Только не от фашизма, а от ядерной катастрофы. 

«У вас переселение в зону, кажется, поощряется?»

В Чернобыль журналисты из Белорусской Ассоциации Журналистов попали благодаря посольству Украины в Беларуси, которое и организовало пресс-тур по зоне отселения. Так случилось, что наш приезд состоялся на следующий день после Радуницы. На саму Радуницу мы пересекали  «чернобыльскую зону» на территории нашей страны. Настоялись в пробках, словно в центре Минска, столько белорусов устремилось сюда на кладбища.

До этой поездки я считала, что разрешение властей посетить могилы родственников в зоне отселения – акт гуманизма. Теперь очень в этом сомневаюсь. И объясню, почему.

В Украине зона отчуждения является зоной строгого контроля. «Опасность состоит даже не в том, что радиационный фон здесь повышен в разы (в самом Чернобыле, к примеру, в два раза). Страшна пыль, содержащая радионуклиды, - рассказывал нам первый заместитель председателя государственного агентства управления зоны отчуждения Украины Дмитрий Бобро.- Разносить такую пыль, значит – приносить в собственные дома смертельную опасность». 






В Чернобыльской зоне Украины сейчас каждый человек на учете. Так, в самом Чернобыле постоянно находится 3,5 тысячи персонала и еще столько же – непосредственно работающих на АЭС. Все они трудятся вахтовым методом и живут в общежитиях. Кроме того, здесь проживают 110 «самоселов».  
Не совсем правильно, впрочем, называть последних самоселами. Они писали заявления с просьбами позволить жить там, где прошла их «доаварийная» жизнь. «Это люди преклонного возраста, для которых перемена мест опаснее для здоровья, нежели сама радиация, - пояснил Дмитрий Геннадьевич. – Людям работоспособного возраста в зоне отчуждения постоянно жить запрещено. Детей здесь нет вообще… У вас переселение в зону, кажется, поощряется?..».

Поощрение от неведения?

У нас переселение если не поощряется  во всеуслышание, то не возбраняется уж точно. В отселенной деревне Савичи, что в 20 км от Брагина, заселены 16 домов, в которых живут 34 человека, в том числе дети Александра Аноприенко и Ирины Полевой шестилетняя Оксана и десятилетняя Нина. Спрашиваю: «Как здоровье-то? Дает о себе радиация знать?». «Да пока, вроде, ничего, - улыбается полубеззубым ртом Александр, работник конторы Полесского радиологического заповедника, мужчина в возрасте не то «около сорока», не то «чуть-чуть за  сорок» (просьба сказать, сколько ему лет, ответа не имела). – А как там дальше будет, одному Богу известно…». Объяснение, почему  все-таки  живут в опасной зоне: «Так здесь же тихо, спокойно. Ты никому не мешаешь, тебе никто  не мешает…».


Кстати, у этой семьи на Радуницу был праздник – раз в год собрались родственники. В Беларуси ведь, как известно, в этот  день разрешается ездить на могилы в тридцатикилометровую зону отчуждения. В Украине это строго запрещено. Негуманно, скажете вы? Раньше и я бы так сказала…

Это нужно не мертвым…

«Любая хозяйственная деятельность в зоне отчуждения опасна, - рассказывал Дмитрий Бобро. – Опять-таки из-за радиоактивной пыли. Есть два направления выхода из сложившейся ситуации. Первый: осваивать земли, проводить там специальные мероприятия, направленные на то, чтобы с   помощью спецсредств сделать так, чтобы стабилизировать  уровень радионуклидов в почве. Проще говоря: корова ест траву, но в молоко радионуклиды не попадают… В Украине пошли в другом направлении. У нас не разрешается «поднимать пыль» в зоне отчуждения. Сейчас рассматривается вопрос о том, чтобы на «зараженных» территориях высаживать тот же рапс, сжигать его в специальных установках, получая при этом теплоэнергию. А утилизировать потом только фильтры из этих установок. Земли, пострадавшие от аварии на ЧАЭС, нельзя будет заселять без риска для людей еще лет тридцать. Вам понятная позиция Украины? Не дать радионуклидам распространяться на другие территории».

У нас, как пришлось убедиться, распространение радионуклидов заботит жителей и власти в гораздо меньшей степени. Приезд в радиоактивную зону на Радуницу трактуется, как нечто нормальное и даже как некий долг перед мертвыми. При этом об отъезде с небезопасной пылью на одежде и обуви слышать из официальных источников почти не приходится. Государство у нас гуманное, чтит родственные чувства граждан… Не акцентируя внимания на возможной опасности. Чтоб без паники…

Сейчас на четвертом реакторе Чернобыльской АЭС возводится новый «саркофаг» - конфайнмент.  Конструкция  колоссальных размеров, эдакая стальная арка, которая должна полностью закрыть собой пострадавший при  аварии реактор. Стоимость проекта почти 900 миллионов евро. «Доноров» - более трех десятков, включая Россию, Украину, Литву, Латвию, Эстонию и Польшу. Беларусь не участвует.

Чернобыльская Радуница

В Украине тоже есть весенний день поминовения мертвых. «Как сложилось, не  знаю, но пострадавшие от Чернобыльской катастрофы – ликвидаторы, их родственники, переселенцы, люди, неравнодушные к произошедшему – собираются в Чернобыле 9 мая, - рассказали нам в службе охраны агентства управления зоны отчуждения. – Мы готовимся к большому наплыву посетителей целый год. Видимо, в нынешнем году посетителей будет меньше: много было 26 апреля. Тогда ведь здесь три президента – украинский Янукович, российский Медведев и французский Саркози – даже камень нового монумента заложили».






Склонить голову скорбящим в Чернобыле есть где. Здесь разбит сквер, в котором вместо деревьев – кресты с названиями деревень, оставленных людьми из-за аварии. И не надо брать на себя радиоактивную пыль и разносить по стране. На выезде из Чернобыля стоят  посты дезактивации, если уровень выезжающего превышен, отмоют. Чтобы дальше зоны пыль не разносилась. У нас такого нет.
…Мне всегда казалось, что самое страшное в «чернобыльской зоне» - видеть заброшенные дома, разваливающиеся от времени, запущенные пашни, слишком похожие на елочные пушистые  кроны сосен. Нет. Самое страшное – видеть зловещий знак повышенной радиации: черный «трехлистник» на желтом фоне, на распаханном белорусском поле.

Виктория Равинская.
Фото Дмитрия Макаревича и Ольги Хвоин.

Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

Загрузка...