Новости Борисова

Бездомный: Я не люблю, когда пьют, не переношу антисанитарию и выглядеть, как бомж, — не могу

О том, как приходится выживать на улице и в чем нуждается больше всего, рассказал EX-PRESS.BY бездомный Василий.

26 февраля 2018, 12:53
9151
Новости Борисова EX-PRESS.BY
0

Случилось то, чего многие так ждали, — пришла настоящая зима. За окном минус 15, снег и солнце. Но есть те, кому такая погода не по душе — это бомжи. О том, как приходится выживать на улице и в чем нуждается больше всего, рассказал EX-PRESS.BY бездомный Василий, которого мы встретили в городе.

— Родился я в Борисове в 1960 году. В семье нас было трое детей. Отец, отсидевший 15 лет в Магадане, пил, гонял и маму, и нас. До 4-го класса я был в интернате, в деревне Станьково, это Дзержинский район. Потом учился в школе №3, в Борисове. 11 класс в вечерней школе закончил в 1979 году, а работал на Гидроусилителе, шинковщиком. Потом учился в училище на каменщика, но не доучился. Я и сейчас многое могу делать своими руками.

По направлению, на заработки, я поехал в Казахстан, работал там «Актюбстрое». Взяли меня туда грузчиком. В это время сестра моя сделала размен, поменяла трехкомнатную квартиру на двухкомнатную. Официально я был выписан. С этого момента я остался без жилья в Борисове. В перестройку, в 1988 году, пришлось уехать из Казахстана. Вернулся в Борисов, жить негде, делать тоже нечего. Сестра говорит: «А где ты был раньше?». К тому времени отец умер, а мама жила с другим мужчиной, в Печах. Я уехал в Ленинград, жил там 13 лет, работал. Познакомили меня со Светой, привез я ее в Борисов, в 2004 году у нас родился сын. А потом я сел, и моя Света меня бросила, уехала в Петербург.

— За что вы сидели?

— Получилось так, что друг мой одолжил приятелю полторы тысячи долларов. Долго не отдавал, и я на своих «Жигулях», вместе с другом, поехал к должнику в Крупки-2. Он нам сказал: «Приезжайте завтра, я отдам». Мы поехали, но встретила нас его мать, и говорит: «Он вам не отдаст». Мы сели в машину, а она записала номер и сообщила в милицию. И пришили мне статью 93 -«вымогательство». Дали мне 3 года, отсидел на Кальварийской в Минске 1 год и 8 месяцев, вышел по амнистии.

Повидаться с сыном я съездил, но Света уже жила с другим. Оттуда я поехал в Борисов, документы у меня украли и начал я скитаться.

— Есть ли у вас кто-то из родных?

— Сестра в Борисове, сейчас лежит после инсульта. Смотрят ее сыновья, которые меня в квартиру не пускают. Ничего не хочу сказать, ни на кого не вправе обижаться. Очень мне помогают чужие люди: дали мне прекрасной одежды, дают возможность немного заработать. Одна женщина подключила меня к сотовой сети, отдала старый телефон. Но заряжать его мне негде.

С одним добрым человеком мы по деревням ездили, пытались устроить меня в колхозах, в разных хозяйствах, но пока не получилось.

— Где вы живете сейчас?

— До этого жил в шалашах, землянке, под открытым небом. Я брезгую жить в подъездах, там грязно, а я не люблю грязь. Но иногда действительно приходилось ночевать в подъездах. А недавно один хороший человек, увидев, что я не пью, плохо не пахну, стараюсь жить порядочно, дал возможность пожить, пока холодно, в его кладовке, в подвале. Я очень люблю чистоту, и мог бы из этой кладовки сделать теплое жилье, но нельзя. В любой момент могут выгнать. А пока холодно — мне нельзя отсюда уходить.

— Много ли людей в подвалах живет?

Есть люди, некоторых знаю. Но стараюсь не заводить особую дружбу. Я не люблю, когда пьют, антисанитарию не переношу. Да мне и одному хорошо.

— А где моетесь, куда ходите в туалет?

— Хожу в баню каждую неделю. Дорого, но я лучше не поем. Станок для бритья ношу с собой. Постираться вот практически негде. Поэтому я не отказываюсь от одежды и обуви – не могу выглядеть «как бомж». В туалет хожу в большие магазины и — под кустик.

— Как вы зарабатываете?

— Я захожу на рынки, прошу работу. Иногда получается заработать, но работу дают неохотно.

— А как и где питаетесь?

— Еда моя очень скудная и это специально: я не могу есть сытно, тем более жирную еду, от нее мне плохо. За тарелкой горячего супа, погреться и чай попить хожу в столовую. Если бы была возможность кипятильник включать, сам готовил бы.

— Со здоровьем нет проблем?

— Хорошее здоровье, не болею. Болеть мне нельзя - я давно уже не знаю, что такое раздеться и просто культурно лечь.

— Чем спасаетесь от холода?

— От холода надо спасаться теплом, горячим чаем, теплой едой. Можно немного водки: крепкий алкоголь, если его употреблять понемногу, только согревает, но не ударяет в голову. Встал на ноги и — туда-сюда, туда-сюда.

— Как вы думаете, что с вами будет дальше?

— Жду весну, тепла. Есть у меня мечта: хоть из какого-то сарая сделать себе жилье, тихо жить, работать. Я верю в Бога, он меня бережет. Хочу, чтобы меня не трогали — я ведь никому не приношу зла, не обижаю. Мне нравится свобода, воля, спокойствие. Когда молишься в лесу, чувствуешь помощь… Только с божьей помощью я живу. Иначе бы мне не выкарабкаться.

Антон Василенко, фото автора.
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

Загрузка...