Новости Борисова

Мастер-класс отписки продемонстрировали идеологи борисовской вертикали власти

Александр Розенблюм, известный историк и краевед, обратился к председателю райисполкома Геннадию Денгалёву с открытым письмом.

07 августа 2018, 18:28
2145
Новости Борисова EX-PRESS.BY
0

Александр Розенблюм, известный и авторитетный краевед, автор сотен публикаций, а также нескольких книг, посвященных истории Борисовщины, большую часть своей долгой жизни прожил в нашем городе.

Сейчас историк живет в Израиле. Но, как ни удивительно, и вдали от своей малой родины Александр Борисович продолжает исследования и близко к сердцу принимает то, что происходит в родном городе.

Надеясь на позитивные перемены в местной вертикали власти после смены её руководителя и ряда ключевых чиновников, он обратился к председателю райисполкома Геннадию Денгалёву с открытым письмом, в котором напомнил об инициативе установления памятника жертвам сталинских репрессий в Борисове и предложил найти возможность реализовать этот давний замысел.

Увы, он получил ответ, выдержанный в классической традиции отписки, которую быстро перенимают даже, казалось бы, очень свежие кадры. Новый заместитель председателя райисполкома Анастасия Копикова подписала текст, подготовленный новой заведующей отделом идеологии Натальей Кузнецовой.

В нем говорится о том, что памятник уже есть. Впрочем, почитайте сами переписку, и вам всё станет ясно…

 

Открытое обращение
к Председателю Борисовского районного исполнительного комитета
ДЕНГАЛЁВУ Геннадию Ивановичу.
Уважаемый председатель!

К вам обращается уроженец Борисова, который прожил в родном городе большую часть своей долгой жизни. Здесь покоится несколько поколений моих предков, живут мои друзья, и я не могу быть безразличен к родному краю.

У меня нет к вам просьб личного характера, я прошу вас попытаться вместе с членами райисполкома и депутатами райсовета решить давным давно назревший вопрос об установке в Борисове достойного памятника землякам-жертвам политических репрессий.

Пожалуйста, ознакомьтесь с этим трагическим мартирологом, обратив внимание на должности этих «опаснейших» преступниц.

Уроженки и жительницы г. Борисова, умерщвленные властью
(пометкой * обозначены расстрелянные в Борисовской тюрьме)

Абельчук Зинаида Агафангеловна (1899-1938), домохозяйка
Аниховская-Маева София Георгиевна (1902-1938), учительница
Боркевич Анна Иосифовна (1894-1938), домохозяйка
Вержинская Софья Антоновна (1870-1937), пенсионерка
Гапоненко-Молчан Мария Антоновна (1906-1938), служащая сберкассы
Гаравская Садалия Валитьяновна (1861-1938), домохозяйка
Голубицкая Виктория Александровна* (1885-1937), уборщица
Грицук Антонина Константиновна (1878-1937), пенсионерка
Груншпон-Макрицкая Ядвига Казимировна (1887-1938), домохозяйка
Денисова Мария Титовна* (1901-1938), домохозяйка
Довнар Мария Казимировна (1897 -1938), санитарка
Докуко-Саевич Розалия Казимировна* (1883-1938), работница столовой
Домбровская Мария Станиславовна (1890-1938), библиотекарь
Дудицкая Ольга Степановна (1902-1938), домохозяйка
Жорова-Липень Виктория Адольфовна (1909-1938), домохозяйка
Зордина Роза Шлемовна (?-1938), рабочая спичфабрики
Кельмус Мария Иосифовна (1902-1938), домохозяйка
Кельмус Михалина Иосифовна (1905-1938), рабочая спичфабрики
Клаз Клара Леоновна (1897-1938), профсоюзный работник
Колеченок (или Калеченок) Ольга Адамовна* (?-1938), продавец
Кулаковская Мартиана Казимировна* (1883-1937), уборщица в костеле
Куницына Вера Александровна* (1902-1938 ), бухгалтер
Кучинская Ольга Михайловна (?-1938), машинистка
Лютаревич Мария Францевна (1896-1938), домохозяйка
Маньковская Анастасия Антоновна (1905-1938), продавец
Матюшевская Петрунеля Карловна* (1892-1937), уборщица
Меделян София Федоровна* (1893-1938), сезонная рабочая
Парфинюк Надежда Ивановна* (1906-1938), машинистка
Петрова-Петрович Франциска Андреевна* (1893-1938), уборщица
Ржевуцкая Розалия Казимировна (1891-1938), колхозница
Розовская Ната Борисовна (1904-1938), служащая
Сасина Ольга Константиновна* (1885 -1938), рабочая
Скарубо Нина Степановна (1901-1937), рассыльная почты
Славинская Адель Антоновна (1864-1937), пенсионерка
Соболевская Анна Степановна (1890-1938), рабочая стеклозавода
Тиль Мария Семеновна (1911-1938), бухгалтер
Тускулясская-Стома Елена Владиславовна (1890-1938), домохозяйка
Тыпан Анна Михайловна* (1886-1937), уборщица торфзавода
Тыпан-Петух Бронислава Францевна* (1909-1937), домохозяйка
Тюпа Вера Александровна* (1896-1938), рабочая фанерного завода
Хилько Екатерина Кузьминична (1911-1937), рабочая
Янович-Квятковская Мария Дмитриевна (1894-1937), домохозяйка
Янучковская Мария Феликсовна (1890-1938), домохозяйка
Ясинская Леонарда Францевна (1904-1937), домохозяйка

Это только расстрелянные, но посмертно реабилитированные женщины, а всего в сетях политических репрессий оказалось более 1,5 тысяч уроженцев и жителей Борисовщины. Сотни были невинно расстреляны. Среди них первый секретарь райкома партии Лев Моисеев, зам. председателя райисполкома Константин Сырокваш, директор комбината «Коминтерн» Федор Блоцкий, директор фабрики «Профинтерн» Иосиф Манцевич, директор совхоза «Веселово» Фриц Спалис, директор 1-й Советской больницы Соломон Шуб, председатель Велятичского сельсовета Александр Ходасевич, председатель Лозинского сельсовета Антон Ялковский, председатель Лошницкого сельсовета Иосиф Дудицкий, председатель колхоза «Новая жизнь» (Оздятичи) Юзеф Бардиловский, председатель колхоза им. Горького (Пески) Франц Оскерко, председатель колхоза им. Кирова (Павловцы) Василий Татаревич, председатель колхоза «Политотделец» (Лошница) Федор Дементей, учителя, врачи и другие специалисты, а также рядовые рабочие и колхозники.

Памятника умерщвленным землякам нет. А в других районах Беларуси есть. Например, в соседнем Червеньском районе их 6 (хотя их убогий вид никак не соответствует своему предназначению и потому постыден).

Вас, Геннадий Иванович, я не имею в виду, вы человек в Борисове новый, но с начала кампании по реабилитации невинных жертв политического бандитизма минуло более 60 лет, однако ни от кого из длинной череды председателей Борисовского райисполкома (и горисполкома) я ни слова не слышал о необходимости установить этим жертвам достойный памятник.

Правда, три имени из числа репрессированных земляков (не учитывая А. А. Адамовича, который застрелился сам) увековечили в названиях улиц: секретаря Совета Национальностей СССР А. И. Хацкевича (город), председателя колхоза Ю. Ф. Бардиловского (Оздятичи) и поэта И. И. Харика (Зембин). Но ведь речь идет не о трех!

Не могу не вспомнить давнюю попытку бывшего заместителя председателя исполкома Л. Ф. Белой установить мемориальное сооружение возле развалин бывшей тюрьмы (по-моему, это лучшее место), но ее задумка была заблокирована коммунистами. Вот мотив, который был озвучен на собрании городского актива в моем присутствии: нас не поймут, если мы будем ставить памятники тем, кого мы сами убивали. Но то было давно - в 1995 или 1996 годах.

А нет ли других причин?

Нет команды сверху? А зачем такая команда, если установка общественных памятников на территории района относится к прерогативе районных властей?

Нет денег? Удобная отговорка. Но кто их пытался изыскивать на эти цели. Это же не памятник Ленину и не монумент на Брилевском поле. В решении проблемы, возможно, приняли бы участие и предприятия, которые в тот период понесли большие потери. Среди местных железнодорожников было арестовано более 40 человек. Многих из них расстреляли, в том числе и начальника дистанции пути Федора Гусарова.

В заключение повторю свое мнение: отсутствию памятника безвинным жертвам политического террора оправданий нет! И не может быть! Забвение прошлого — это духовная нищета!

С уважением и надеждой,
Александр Розенблюм
15.07.2018.

Послесловие автора обращения

Ну вот, ответ получен своевременно, в установленный срок, спасибо! Правда, не от того, к кому обращался, и я не знаю, читал ли он мое обращение, которое изложено кратко и понятно (все остальное — эмоции):

«У меня нет к вам просьб личного характера, я прошу вас попытаться вместе с членами райисполкома и депутатами райсовета решить давным-давно назревший вопрос об установке в Борисове достойного памятника землякам — жертвам политических репрессий».

Это я про Фому, а мне про Ерему: «Ваше предложение изучено и по существу сообщаем, что такой памятный знак в Борисове уже есть — на еврейском кладбище...»

Действительно, этот пофамильный кенотаф там есть (власть к нему не причастна), и я об этом знаю, поскольку имею к его установке непосредственное отношение. Но что общее в Борисовском райисполкоме узрели в моей просьбе и кладбищенском знаке в память о репрессированных евреях? Кенотаф появился более 20 лет назад, и лишь после того, как прокоммунистическое руководство города отказалось установить общенациональный памятник. Кроме евреев, среди борисовчан, оказавшихся невинными жертвами репрессий, более тысячи белорусов, много поляков и русских, встречаются немцы, литовцы, латыши и даже один эстонец по фамилии Антон, работавший таксатором в Борисовском леспромхозе, реабилитированный лишь после истечения 10-летнего срока заключения.

Памятник этим людям уже давно должен был стоять в городе, и не на задворках кладбища, а по ул. Лопатина возле руин бывшей тюрьмы, где велись расстрелы невинных. Но, судя по ответу на мое обращение, такого памятников от белорусского государства в обозримом будущем мы не дождемся по очевидной причине: они способны возбуждать нежеланные для властителей мысли и ассоциации. И жаловаться по этому поводу в облисполком, как рекомендовано в ответе на обращение, было бы наивно.

А вот любопытно, что ответил бы исполком, получив от кого-то письмо с просьбой восстановить на своем прежнем месте монумент тов. Сталина? Не берусь предугадать ответ, но изваяния Отца всех народов и главного виновника политического бандитизма уже появились на белорусской земле — в Слуцке, Свислочи...

ExP.
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер