Новости Борисова

«Заставляла есть гнилые яблоки за провинность». В Борисове начался суд над воспитателем детского дома. Онлайн-репортаж EX-PRESS.BY

50-летнюю жительницу Лошницы обвиняют в истязании своих воспитанников.

27 марта 2019, 14:44
12916
Новости Борисова EX-PRESS.BY
0

Суд Борисовского района 27 марта начал рассмотрение уголовного дела в отношении 50-летней родителя-воспитателя детского дома семейного типа. Женщину обвиняют в истязании воспитанников. EX-PRESS.BY ведет онлайн-репортаж из зала суда.

14.00. В холле суда много детей. Секретарь судебного заседания ведет перекличку собравшихся. Всего 7 потерпевших. Их заводят первыми. Дети пришли с законными представителями. Суд задерживается, не доставлена обвиняемая. В ожидании судебного процесса дети переговариваются между собой и смеются.

Sud4

Sud3

Sud13

Sud1

Sud2

Sud7

Sud11

Sud12 1

Секретарь заметно волнуется, не понимая, где конвой. Женщины, которые сопровождают детей, пьют валерьянку.

В зал суда доставили обвиняемую — Каторгину Зою Александровну. Женщина проживает в Борисове, прописана в Лошнице. Своих детей нет. Ранее не судима. Под стражей с 26 февраля 2019 года. 

Sud15

Судебное заседание ведет судья Самусева Светлана Николаевна. Зачитывает права. Всего потерпевших и их представителей — 14 человек.

Исковых требований по компенсации морального вреда у потерпевших нет. Все потерпевшие — девушки и девочки разных возрастов. Часть потерпевших не явилась в суд, их около 10-ти человек.

Каторгина обвиняется в том, что "с 2005 года по 2018 год под предлогом мер воспитательного характера, а в действительности используя незначительный повод, систематически наносила побои, тягала за волосы, била головой о мебель, пол, стены, била выбивалкой для ковра, обувью и иными бытовыми предметами воспитанников детского дома". 

Обвиняемая не признает свою вину в полном объеме.

Sud16

Каторгина заявила, что даст показания только после допроса потерпевших и свидетелей. На данном этапе отказалась от дачи показаний.

Судья Самусева очень деликатна с детьми.

В 14.30 начался допрос первой потерпевшей.

«К нам приходили и рассказывали, как надо правильно говорить на суде»

Несовершеннолетняя свидетельница А.. Ее законный представитель — Дорофеева Елена Леонидовна

Потерпевшая девочка не испытывает неприязни к "маме". Рассказывает, что проживала с обвиняемой с августа 2005 года. На тот момент ребенку было 1,6 месяцев.

— Мы жили в большом доме на улице рабочей в Лошнице. Жили мы по-началу хорошо, — девочка вдруг начинает плакать. Не может говорить. — Потом пришли дети, мама стала непонятной.

— Вы называли ее мамой, да? — задает вопрос судья. Девочка снова в слезы.

— Когда мы жили, она была более веселой, спрашивала нас обо всем. Потом, когда другие дети начали приходить, на нее навалилось. Мама стала не сдержанной. Кричала, бывало била. Например, когда принес грязные вещи или высказался.

— Обязанности были по дому?

— Были; убрать комнату и дом, посуду вымыть. Обычные вещи. Был график уборки.

— За что била?

— Когда больше детей стало и у каждого свое "Я" было. Маме стало не хватать тех детей, что были раньше. Стали приходить другие дети, и не выполняли свои обязанности. Вначале нас было пять, кто-то ушел, пришли новые, другие.

Девочка не может толком пояснить, за что их била мама:

— Мама стала нервной, когда пришли новые, менее послушные дети. Она объясняла нам, как надо себя вести, наши обязанности. Если их не выполняли, то объясняла еще несколько раз, спокойно, а потом кричала. Била за плохие оценки, грязные вещи, если не убрано. Била ладонью. Кулаками меня не били. Я не помню, чтобы кого-либо били чем-то. Это было не часто, это было, когда мы сами накосячили. Это было редко. Например, она могла на выходных проверить шкафы, если там было грязно, то иногда кричала и била. Частоту, раз в месяц или раз в полгода, сказать не могу. Точно — не раз в неделю. Когда била, поясняла, за что била. В основном — это грязные трусы, носки. 

— Применимы ли такие действия воспитания?

— Ну, сильно бить нельзя, по голове нельзя, по щеке. По жопе бить можно.

— Удары, которые вам наносились, были сильными?

— Нет. Но нам не нравилось. Мы боялись сказать, все-таки взрослый человек. обирались иногда вместе и обсуждали, за что получали. Мы никому не говорили, потому что боялись, что нас заберут у мамы.

— После ударов вы хотели там дальше жить?

— Да. Подручные предметы она никогда не использовала для ударов.  В школе никто никому ничего не говорил. За неправильный ответ после школы могла бить головой об стол. Когда на втором этаже мы стояли, как-то разозлилась и ударила об стену. Кого, не помню уже. Мне тоже так доставалосьВсего так было со мной один раз. Ой, бл..ь!

Судья сделала замечание девочке.

 

— Во время ударов другим я спокойно относилась. Мы воспринимали это нормально, сами косячили. Преподаватели иногда приходили, спрашивали как дела.

— Был муж у мамы, Валера. Он приезжал к нам. Он видел, как она нас бьёт. Он негативно относится к таким методам воспитания. Просил ее прекратить. Она нам ничего не запрещала. Все разрешала и не ограничивала. В целом такие методы воспитания я считаю неприемлемыми.  В марте 2018 нас забрали.

Каторгина из клетки порывается что-то добавить к словам потерпевшей.

— С обвиняемой потом общались, переписывались. Были нормальные отношения. В целом мне жить у нее нравилось.  Не хотели, чтобы нас забрали.

Вопросы со стороны защиты.

— Как мама к вам относилась?

— Мама ко мне хорошо относилась, мы ездили на море, у меня были лучшие вещи. Мама нас любила. Я испытывала ревность, когда появились другие девочки. Но это мое восприятие было. С их появлением было меньше мне внимания, я была обижена.

— Были где-то?

— Ездили в Зубрёнок, в Бродовку, Свислочь отдыхать ездили в Италию. Я бы хотела и сейчас жить с мамой.

Вопросы со стороны обвинения.

— Имела ли место драка между девочками?

— Была, мы были в лагере и все поругались. Девочки начали ругаться и драться, я взяла нож, сказала, что если вы не прекратите, я себя зарежу. Мама была вынуждена приехать обратно и успокоить нас всех. Мы извинились перед ней.

— К нам приходили в больницу и рассказывали, как надо правильно говорить на суде. Приходила К.А., воспитанница Каторгиной. Она рассказывала нам, как надо говорить. Она испортила всю семью. Она просила у мамы деньги как-то, но та не отдавала последние. Требовала от нее. Она грозила маме, что она все расскажет и все испортит. Она рассказала, и у нас начались проблемы.

Звучит вопрос от обвиняемой:

— Защищая ваши интересы, я вступала в конфликты с другими людьми?

— Да. Ты нас защищала.

— Вспомни, я говорила вам, что мне хочется взять ремень и отлупить вас?

— Да, но ты не трогала нас, потому что мы уже взрослые девочки. 

Судья:

— Выбивалкой вас били?

— Нет.

— А чем били?

— Руками.

— Вменяют, что это было еженедельно. Так ли это?

— Не могу точно сказать. Скорее, нет.

Зачитывают показания несовершеннолетней А., которые она давала ранее. Прокурор пытается разобраться. Дети в зале смеются и возмущаются. Каторгина также смеётся. Идут уточнения показаний. Они не сходятся за последние 2-3 года. По некоторым показаниям, Каторгина вообще не била детей, "пальцем никого не тронула".

Прокурор требует от девушки пояснений. Она плачет и отрицает свои показания, данные ранее при допросе.

— Каторгина заставляла есть гнилые яблоки за провинность?  

— Это правда.

— Кормила вас плохо?

— Нет, кормила хорошо.

— Почему вы сказали ранее, что плохо?

— Так говорили все, я сказала так, как сказали они. Хотя мне все нравилось.  

— Почему давали показания, которые сейчас не подтвердили?

— Была обида очень большая. Сейчас я понимаю, что не на что обижаться. Многие показания с рассказов. Я не видела многого из того, что написано.

— Кто вам сказал, как говорили девочки?

— Женщина-следователь.

— Мама била вас потому, что она плохой человек, это так?

— Ну, я когда подросла, у нее в глазах не было любви и той искры, не было того, что было раньше. Она стала замкнутая и жёсткая. Мы не понимали, что плохого мы сделали.  

Прокурор зачитывает показания. Девочка плачет.

***

16.00. Начинается допрос второй потерпевшей девочки.

«Она — мама, все что я умею и могу, ее заслуга.  Я к ней хорошо отношусь»

Несовершеннолетняя свидетельница С. Пришла с приемным родителем. Неприязни к обвиняемой не испытывает. Жила у Каторгиной с ноября 2008 года.

— Она нас била, ругала, — говорит потерпевшая.

— Всех без исключения? — задает вопрос прокурор.

— Кроме Ани.

— Почему так?

— Она себя прилежно вела. Когда были грязные вещи, когда жаловались на нас учителя, когда оценки плохие были, когда не убрано было в доме, она нас тогда ругала.

— А когда била?

— Был случай, когда позвонили со школы и сказали, что я не ношу дневник. Она меня толкнула, и я ударилась о дверь. Когда это было, я не помню. За все остальное тоже могла ударить.

— Сколько раз вас били? С какой периодичностью?

— Не могу точно сказать.

— Чаще, чем раз в месяц?

— Не помню.

— По какой причине вы не можете вспомнить? Можете ли вы не помнить, потому что это было очень часто?

— Я не помню.

— Сколько раз вас били за все время? Более трёх раз?

— Да, более  трёх раз.

— За 10 лет?

— Не могу сказать. Может, три раза в год.

—  Куда и чем вас били?

— Руками, могла леща дать, пихнуть, пощечину. Один раз мы сидели с Л. на двухъярусной кровати. Мы сидели, шатались, и когда она зашла и толкнула меня, напротив стоял диван, я упала и ударилась об спинку дивана. Об стол она меня никогда не била. Как-то она меня толкнула, я упала и ударилась об стену в коридоре. За волосы меня не таскала, про выбивалку я не помню, чтобы такое было. Ногами не била, в живот тоже не била.

— Мы сидели в комнате, к нам должны были приехать гости с завода медпрепаратов. Мы жили в комнате с Л. У нас проверили шкафы. Там была куча грязных вещей. Их сложили в пакет и убрали. Л. достала их обратно и начала раскидывать. Она ее пихнула случайно, и та упала с лестницы.

— Вам разрешали спать в любое время?

— Да, разрешали.

— С едой проблем не было?

— Нет, всегда еда была, холодильник был всегда полон и открыт. У нас спрашивали, что мы хотим на ужин. Иногда было такое, что пока не закончили уборку или не сделали уроки, то за стол не садились.

— Удары были одиночными?

— Да. Одиночные, но иногда могла и два.

— В принципе, нравилось вам жить в доме?

— Если бы она нас не била, то — да. А так — нет.

— Рассказывали кому-нибудь?

— Нет, не рассказывали.

— Муж ее был в курсе, что она вас бьёт?

— Да, но он заступался за нас.

— Мы были где-то виноваты. Мы не слушались. Но зачем бить?

— В обвинении по вашему случаю вменяется обвиняемой тягание за волосы. Это было?

— Да, было, она стянула нас с лестницы.  

— За что?

— Все работали на улице, а мы сидели на втором этаже и не работали. И не хотели идти. По поводу выбивалки. Она показала нам ее и сказала сосчитать клетки на ней. И если мы не будем слушаться, то точно такое количество отпечатается на наших задницах. Но никогда нас выбивалкой не била.

— Она меня вырастила, негатива к ней нет. Она мама, все что я умею и могу, ее заслуга.  Я к ней хорошо отношусь.

Вопросы с стороны защиты:

— Как относилась к вам, кроме тех случаев?

— Она любила меня. Захотела я телефон, будет мне телефон. Захотим погулять, идём гулять. Хорошо относилась.  Я ее всегда считала своей мамой, она же меня выростила.

— Почему она вас била?

— Потому что мы не слушались.

— Вы действительно плохо себя вели?

— Да, огрызались, ругались с ней.

— Вы своим поведением ее доводили?

— Да.

— У вас были обязанности по дому?

— Были.

— Вы их выполняли?

— Нет, не выполняли.

Вопрос от Каторгаевой:

— Были ли случаи, когда ты девочкам говорила одно, а выяснялось, что ты была не права?

— Да. Было.

 

В судебном заседании объявлен перерыв до 10 утра 28 марта.

Павел Слепухин, фото автора
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
В мире
"Были спасены сотни тысяч жизней". В МИД РФ заявили, что СССР был вынужден подписать пакт Риббентропа – Молотова
Происшествия
В Поставах двое пограничников Сморгонской группы получили ожоги и переломы
Общество
Заико: Коровы и свиньи — конкуренты учителям
Спорт
Футбол. Высшая лига. "Гомель" уступил минскому "Динамо" и другие результаты
Общество
На границе Беларуси с ЕС вновь стоят сотни грузовиков
Общество
В парламенте пьют за Лукашенко стоя. Один депутат не смог встать
Экономика
Цены на нефть могут взлететь до $100 за бочку: что будет с бензином на заправках?
В мире
Шойгу о возможном столкновении армий Украины и РФ: Даже думать об этом не хочу
Общество
Знаки Зодиака, которые не выносят друг друга
Общество
Заморозки ожидаются в Беларуси 23 сентября
Спорт
Футбол. Вторая лига. Смолевичский "СМИавтотранс" выиграл в Бобруйске
Спорт
Гандбол. Лига чемпионов. Брест дома уступил французскому "Монпелье"
Общество
Класковский: Перед выборами Лукашенко получает дополнительный козырь
Общество
После скандала в гомельских школах детей заставляют подписываться под приказом о неиспользовании мобильных телефонов
В мире
В США умер владелец сети отелей Хилтон
Спорт
Футбол. Первая лига. "Смолевичи" победили пинскую "Волну" и другие результаты
Спорт
Футбол. Высшая лига. Жодинское "Торпедо" одолело "Слуцк" и другие матчи
Спорт
Хоккей. КХЛ. Минское "Динамо" разгромило "Йокерит", добыв третью победу подряд
В мире
В Казахстане задержали около 60 человек из-за несанкционированных митингов
Общество
Почему жителям белорусской глубинки не до охов-вздохов четы Трамп
Экономика
"Белнефтехим" заявляет об ослаблении нацвалюты и будет повышать цены на топливо
ВСЕ НОВОСТИ

Конвертер

Loading...