Новости Борисова

От борисовского Хрустального не останется даже музея…

В фирменном магазине обанкротившегося предприятия на продажу выставлены экспонаты заводского музея.

Новости Борисова ex-press.by
0

Хрустальные изделия борисовских художников из знаменитого музея, в котором в конце прошлого столетия побывали практически все школьники города и много разных «высоких» гостей, может купить любой желающий — были бы деньги.

%d1%85%d1%80%d1%83%d1%81%d1%823

ПРУП «Борисовский хрустальный завод имени Ф.Э. Дзержинского» банкротился мучительно долго — целых семь лет.  Конечно, если бы в его модернизацию перед банкротством не были вложены десятки миллионов бюджетных ассигнований в твердой валюте, а предприятие было частным, процесс шел бы куда быстрее.

Шаманские практики оказались бессильны

А так, оказалось, очень тяжело признать, что государственное предприятие гибнет по причине государственных мужей, принимавших безответственные управленческие решения. Вот и тянули время, уповая, как в известном анекдоте о Ходже Насреддине, то ли на смерть падишаха, то ли на гибель осла. В конце концов, умер завод.

Серьезные проблемы там начались еще в нулевых годах. За истекшее время не раз сменились директора Хрустального, министры архитектуры и строительства, в чьем ведении находится предприятие, и даже премьеры. Все они, по выражению известного экономиста Ярослава Романчука, совершали «ритуальные танцы» вокруг завода с целью «оздоровления», но шаманские практики так и не помогли.

Вот уже четыре года, как производство хрустальных изделий в Борисове прекращено. Судя по информации, появляющейся в СМИ, производство медицинского стекла продолжается, но и там не все гладко.

Первое банкротство завода случилось еще в позапрошлом веке

Вряд ли Бэрка Кабанов из Игумена (нынешний Червень), вложившийся в конце 19 века в строительство гуты на правобережной окраине тогдашнего Борисова, предполагал, что строит знаковое предприятие города. Но получилось именно так.

Впрочем, основав предприятие в 1895 году, купец Кабанов спустя четыре года обанкротился, и это было первое банкротство предприятия.

Однако частное предпринимательство оказалось гибким. Гуту выкупил инженер Вильгельм Краевский на паях с В. Панкевичем.  

%d0%bb%d0%b0%d0%bc%d0%bf%d0%b0%d0%9a%d0%b5%d1%80%d0%be%d1%81%d0%b8%d0%bd1

Фото htmuzejsveta.livejournal.com

Новые хозяева расширили объемы производства и ассортимент продукции. Выпускалась стеклянная посуда, ламповое стекло для самого распространенного осветительного прибора тех лет — керосиновой лампы, а также изделия из хрусталя. Число рабочих выросло со 105 при Кабанове до 260 человек.

С 1904 года гута уже называлась «Хрустальная фабрика «Борисов», изделия ее стали известными и за пределами Российской империи.

После трагической смерти утонувшего в 1905 году в Немане Вильгельма Краевского, совладельца фирмы «Столле и Краевский», которая занималась исключительно стекольным бизнесом, борисовским заводом управляли его вдова Казимира вместе с сыновьями. И управляли весьма успешно.

Борисовский хрусталь был отмечен медалью на выставке стекла в Париже в 1910 году, а в 1913 году Хрустальная фабрика «Борисов» Товарищества «Братья Краевские» выпустила продукции на 200 тысяч рублей. Она поставлялась во все концы Российской империи и за её пределы.

Под именем врага народа

А потом началась война, революция, немецкая и польские оккупации, окончательное установление советской власти и национализация в итоге. 

Казимира Краевская вместе с сыном Владимиром, оставшиеся без средств к существованию после национализации, переехали на территорию тогдашней Польши, в Березовку, где находится завод «Неман», принадлежавший тогда их близким родственникам.

Надгробная плита могилы четы Краевских у костела в имении Вашкевичи. Фото: Lida.info/Валерий Сливкин

После перерыва, вызванного форс-мажорными обстоятельствами, борисовское предприятие возобновило свою работу и в августе 1921 года вновь выдало продукцию.

В следующем году Стеклозавод «Борисов» переименован в завод имени академика Т. Ф. Домбаля. Эта звучная фамилия и титул принадлежали на тот момент 32-летнему человеку, бывшему поручику австро-венгерской армии, изучавшему юриспруденцию в Венском университете и медицину в Краковском, Томашу Домбалю, который в конце своей недолгой жизни стал доктором экономических наук.

В ноябре 1921 года он возглавлял коммунистическую фракцию в польском сейме, но был лишен депутатской неприкосновенности и арестован. Спустя два года он приехал в Советский Союз в рамках обмена политзаключенными.

Какое-то время был в числе руководителей Крестьянского Интернационала (существовал и такой), затем избран вице-президентом Белорусской академии наук, возглавлял Институт экономики АН БССР, входил а состав ЦК КП(б) Белоруссии и ЦИК БССР. Надо полагать, в те годы он не мог не посетить борисовский завод имени себя.

Затем Домбаль оказался в Москве, редактировал газету на польском языке «Советская трибуна» (Trybuna Radziecka), заведовал кафедрой Московского института механизации и электрификации им. В. М. Молотова. В 1936 году его арестовали уже советские спецслужбы, а на следующий год расстреляли, и борисовский завод перестал носить его фамилию.

Кузница кадров и визитная карточка

До войны стеклозавод был градообразующим предприятием и своеобразной кузницей кадров. Достаточно вспомнить военачальников, в чью честь названы борисовские улицы, Героев Советского Союза Павла Толстикова, Евсея и Матвея Вайнрубов. Свои трудовые биографии они начинали на стеклозаводе, также как и целый ряд других борисовчан, добившихся успехов на иных поприщах.

Во время немецкой оккупации 1941-44 годов завод некоторое время продолжал работу. Практически с первых дней на нем стала действовать подпольная группа во главе с главным инженером Владимиром Лозовским, который был назначен оккупационными властями директором предприятия, и бывшим милиционером, в предвоенные годы работавшим директором ресторана в Борисове, Иосифом Довгаловым. К сожалению, уже 1942 году подпольная группа была разгромлена, а её руководители казнены.

20200716 124315

После освобождения первая продукция была выпущена в ноябре 1944 года. Выпускалась то, в чем остро нуждались люди в разорённой Беларуси — оконное стекло и стеклянная посуда.

%d0%a5%d1%80%d1%83%d1%81%d1%826

Изображение с сайта bramaby.com

Послевоенный период практически до начала двухтысячных был периодом подъема и расцвета предприятия.

В 1957 году выпускалось уже полсотни видов изделий. Посуда и хрусталь борисовских мастеров стали постоянно экспонироваться на ВДНХ СССР, на международных ярмарках и выставках. В 60-х годах прошлого столетия прошла серьезная реконструкция завода, позволившая продолжить динамичное развитие предприятия, на котором трудились около полутора тысяч человек

В 1978 году завод опять поименовали в связи с 80-летним юбилеем. На этот раз он получил имя Феликса Дзержинского.

Славу, причем международную, заводу имени Ф.Э. Дзержинского принесли изделия из хрусталя. Они были своеобразными визитными карточками всего города Борисова.

%d0%a5%d1%80%d1%83%d1%81%d1%824

Здесь сложилась своя школа, сплав авторов, имеющих художественное или искусствоведческое  образование, таких как Нина Ростовцева, Татьяна и Пётр Артёмовы, и мастеров, постигавших ремесло непосредственно на рабочих местах: Леонида Тимофеева, Владимира Жаворонкова, Антона Зеленевского, Анатолия Пашковского, Михаила Баронецкого, Семёна Гроховского и многих других.

В небытие ушла эпоха

Работы этих людей и были собраны в заводском музее, который сейчас начал распродаваться.

4.3.7. Борисовский хрустальный завод им. Ф.Э. Дзержинского

Так выглядел заводской музей. Фото с сайта studfile.net

В заводском магазине, где идет распродажа, могут показать изделия из музея, но назвать их автора уже не в состоянии.

%d0%a5%d1%80%d1%83%d1%81%d1%825

Борисовский хрусталь не раз использовали для подарков президентам разных стран, такой подарок, к примеру, получил Билл Клинтон, а также в качестве призов для разнообразных конкурсов и состязаний.

Хрусталь из Борисова экспортировался во многие страны мира, далекие и близкие.

Борисовский хрусталь был практически в каждом доме…

Сегодняшняя ситуация с Хрустальным заводом отнюдь не уникальна для Борисова. Можно вспомнить судьбу знаменитой некогда «Пианинки» — фабрики музыкальных инструментов, Инструментального завода, «Пролетарского молота» и других глубоко нырнувших предприятий.

В небытие ушла целая эпоха.

%d0%a5%d1%80%d1%83%d1%81%d1%821

С другой стороны, заводские трубы Хрустального, оказавшегося ныне ближайшим  соседом райисполкома, Дворца культуры и ряда других не менее серьезных учреждений и жилых домов, явно портят пейзаж, не говоря об экологической обстановке.

 

 

 

EX-PRESS.BY
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
Знаковый Борисов
Хрустальный завод
банкрот
музей
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter