Новости Борисова

«Вас, наверное, в котле варят». Как парень из Борисова ехал к сестре в гости, а оказался на Окрестина

Матвей показал паспорт и сказал, что сестра живет на улице Орловской ближе к Киевскому скверу.

Новости Борисова ex-press.by
0

19-летний Матвей 10 августа около 22:00 приехал в Минск, чтобы навестить сестру, которая живет по улице Орловской. Парень решил обойти митинги слева от вокзала и направился по улице Клары Цеткин. Пройдя примерно 200 метров, увидел оцепление и людей в черном без нашивок «ОМОН», а через дорогу стоял автозак и стена щитов.

Матвей, студент Минского индустриального педагогического колледжа, рассказал EX-PRESS.BY, как разворачивались события в тот день:

Метро оказалось закрытым, а наземный транспорт ждать долго. Нас остановили для проверки документов, личных вещей и... телефона, — начинает свой рассказ Матвей. — Спрашивали цель приезда и куда идем. Я был с парнем, с которым познакомились в электричке. Решили вместе пойти в город. Как зовут парня, даже не знаю, нас обоих задержали.

M2

Матвей показал паспорт и сказал, что сестра живет на улице Орловской ближе к Киевскому скверу. Что хочет обойти митинги и попасть к сестре:

Услышав название улицы, сотрудники переговорили, сказали не сопротивляться и не привлекать к себе внимания. Взяли под руки и перевели через улицу в сторону автозака, где парней приняли другие сотрудники и скрутили лицом в пол.

— Дальше нас подвели, сказали стать лицом к автозаку, руки вверх, ноги — на ширине плеч, стали спрашивать, кто нам платит. В ответ на отрицание последовало несколько ударов в корпус. Далее закинули в автозак, где уже было трое. Вскоре, когда нас стало 18, сказали, что можно ехать, — рассказывает парень.

Как выяснилось позже, привезли в ИВС на Окрестина. Автозак заехал во внутренний дворик, где ждали два ряда сотрудников ОМОНа:

Нам нужно было бежать, а в это время нам орали «Быстрее!», подгоняли палками, били, в основном, по спине и ногам. Кричали: «Лица в пол», «Руки за спину».

Всех доставленных гнали к разным стенам корпуса ИВС, где заставили стоять на отмостке на коленях. Раздали целлофановые пакеты, куда все задержанные должны были сложить телефоны, цепочки, кольца, деньги и все, что было в карманах, а также вытянуть шнурки из обуви. Пакеты подписали:

Каждый раз, проводя по коридорам, нас сопровождали ударами. Наконец, обыскали и отвели во внутренний дворик, где были бетонные коробки без крыши. Размер этих помещений — где-то 4 на 5 метров. В одну такую коробку загнали 67 человек. Там провели больше суток, посреди была большая лужа. Подняли нас в 5 утра и вывели, поставили к стене на колени, руки вверх. Дальше каждый из нас по очереди говорил: кто, откуда приехал, где учится/работает, год рождения. Повторно мы называли имена и дату рождения на камеру уже другому сотруднику.

Со слов Матвея, избивали спонтанно, если кто-то из задержанных пытался двинуться, поднять голову:

— На следующих день ближе к обеду нам дали одну буханку хлеба на почти 70 человек. Воду давали. Первый раз нам дали ближе к утру этого же дня, 1-2 литра на всех. Этого не хватало катастрофически! В обед тоже дали, но на всех выходило по глотку. Всего за день раза три раза приносили воду. В туалет начали выводить только 11 августа после обеда по 10-15 человек, сопровождали нас «аллеей палок». В ночь с 11 на 12 августа сказали, что будут расформировывать по камерам. Когда переводили к камерам, тоже били на всем протяжении. Были, правда, сотрудники и подобрее, отворачивались или били несильно.

Камера была рассчитана на трех человек, Матвей продолжает свой рассказ:

— Нас, 19 человек, загнали в камеру, где, судя по койкам, мест только на троих, тут была раковина и туалет, и это уже лучше. Спали и на полу, и на спальных местах, прижимались друг к другу, так было теплее. Утром (12 августа — прим. ред.) давали по две ложки каши без соли на воде, но хотя бы такое, хлеб тоже приносили.

M3

12 августа задержанным обещали, что тех, кого «взяли» 9 и 10 августа, будут отпускать. Утром вывели и выстроили в три ряда задержанных, называли имена «счастливчиков», у кого не было приводов, говорили, что их отпускают:

Моей фамилии не прозвучало, хотя я полностью чист. Вернули в камеру. В течение дня мы составляли списки находившихся в камерах. Некоторых уводили на импровизированные суды. Я уже начал думать, что меня потеряли, хотя каждый раз писал свою фамилию.

Тем, кого водили на суд, давали по 10 и 15 суток. Ближе к утру 13 августа назвали и Матвея, пообещали, если подпишет бумаги, выпустят в течение 20 минут. Матвей так и не знает, что подписал. Ему подсовывали бумаги, указывали, где оставить подпись и торопили, не давая возможности прочитать ни слова:

Был шок, мы сколько не спали, не ели. Под утро выпускают, слышны крики и стоны, кого били в соседнем корпусе. Подписав, мы с другими ребятами просили нас не водить туда, где слышны крики. Милиционер посмеялся над нами и сказал: «Это не в моих полномочиях, понятия не имею, что здесь происходит. Вас, наверное, в котле варят».

M4

Вдоль забора задержанных повели в соседний корпус, поставили лицом к стене, сказали поднять майки и опустить штаны. Снова задавали вопросы: согласны ли они с тем, что делали что-то неправильно, что им не нравится в стране. Основные удары пришлись на последнюю ночь и время перед освобождением:

Около каждого из нас стояли неизвестные в черном, сказали лечь на пол, руки вытянуть вперед. И постоянно задавали одни и те же вопросы. Большинство ответов не устраивали их. Тут же поступала команда, и нас начинали бить, в основном, по ягодицам. Для устрашения, когда прекращали бить, спрашивали, как я буду реагировать на митинги и что буду говорить окружающим. Многие говорили, что будут сидеть дома и не высовываться.

Удары продолжались и дальше, любые ответы не устраивали надзирателей. После такой показательной казни Матвей не чувствовал тела от пояса до колен сзади. Даже был уверен, что «не выдержал ударов и обделался, но, как оказалось, это только показалось». Многие не выдерживали и справляли нужду под себя. Всех, кого должны были выпускать, перевели к забору. Выпускали по шесть человек, приказывали идти по три в одну сторону от ворот, другим — в другую сторону.

Перед выходом Матвею пригрозили: если еще раз попадется, то будет уголовная ответственность.

M5

На свободу Матвей вышел в 5 утра 13 августа, на Окрестина парня встретили волонтеры, напоили водой, предложили еду. Волонтеры записывали данные — всех, кого выпускали.

Матвею сразу не выдали личные вещи, копию протокола, паспорт. Их забрать парень смог только через неделю.

Парень благодарит мужчину, который напоил его чаем и оплатил дорогу до Борисова.

Он не запомнил ни одного лица сотрудников милиции, потому что везде задержанных подгоняли и заставляли всегда держать голову «в пол».

EX-PRESS.BY
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
Борисов
митинг
протест
задержания
Окрестина
избиения
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter