Новости Борисова

Во что обойдется второе рождение Хрустального завода в Борисове после обретения второго дыхания?

Уникальное производство умерло окончательно, хотя еще живы талантливые художники и старые мастера, умевшие создавать настоящее чудо из жидкого горячего стеклянного шара.  

25 октября 2021, 19:16
Новости Борисова ex-press.by
0

На минувшей неделе территорию все еще ликвидируемого Хрустального завода имени Ф.Э.Дзержинского в Борисове посетил премьер министр Республики Беларусь Роман Головченко и поделился своими мыслями с представителями прессы, которые эти мысли успешно растиражировали.

Так, например, ресурс «Мінскай праўды» MLYN.BY опубликовал текст под заголовком: «Второе рождение хрустального завода в Борисове — здесь будут производить медстекло и изделия из него».

Отметим, что в июне 2017 года, то есть четыре года назад, сюда также приезжал тогдашний премьер Андрей Кобяков, после чего в главной газете страны «СБ Беларусь сегодня» появился материал под похожим названием: «У борисовского Хрустального завода открывается второе дыхание».

Kobyakov2 a70dd8ad3ac801656b2aef3408625283caa7a7a6

Фото: БелТА.

Ритуальные танцы вокруг коммерческих трупов

По поводу второго дыхания, как показало время, автор был прав, как права была и великая актриса Фаина Раневская, которая произнесла эту фразу несколько по другому поводу.

Однажды в переполненном автобусе, развозившем артистов после спектакля, раздался неприличный звук. Раневская, наклонившись к самому уху соседа, шепотом, но так, чтобы все слышали, выдала:

— Чувствуете, голубчик? У кого-то открылось второе дыхание!

Автор текста о втором дыхании Хрустального завода поведала о радужных перспективах, ожидающих самое старое предприятие Борисова, которое некогда можно было назвать даже градообразующим. Интересно, что публикация появилась в ноябре 2017 года, после того как 1 августа этого же года, спустя несколько недель после визита Кобякова, производство на Хрустальном заводе было полностью остановлено. Тем не менее, текст в «СБ Беларусь сегодня» вселял оптимизм.

Оптимизм, конечно, разделяли не все. Например, нечестные экономисты. Ярослав Романчук, который, несомненно, к таковым относится, так отозвался об инициативах тогдашнего премьера:

— Мне неизвестно ни одно предприятие, которое лично Кобяков и правительство спасли. Вместо того чтобы признать свои ошибки, провести децентрализацию, банкротство и приватизацию, идет банальная накачка деньгами, откладывается принятие важных решений. Кобяков совершает ритуальные танцы вокруг предприятий, которые можно назвать коммерческими трупами.

Откуда проблемы растут?

Старейшее предприятие города, основанное в 1898 году, на котором в 1940 году работало уже более тысячи человек, знавало периоды подъемов и упадков. Последние были обусловлены, в основном, разрухой времен Гражданской и Великой Отечественной войн. Но самый последний по времени упадок произошел в мирное время стабильности и процветания, и, как ни удивительно, в результате модернизации.

Борисовский Хрустальный завод попал под государственную программу импортозамещения, начатую в 2006 году. Предприятие, известное, без преувеличения, во всем мире благодаря высокохудожественным изделием из хрусталя, постановлением Совмина от 9 февраля 2008 № 178 включается в перечень важнейших инвестиционных проектов: здесь запланировали реконструкцию цеха № 3 с организацией производства медицинского стекла. На закупку импортного оборудования, в основном, итальянского, было направлено 58 миллиардов тогдашних неденоминированных рублей, что примерно равнялось 27 миллионам долларов США. 

Худо-бедно, с переносом сроков, но в 2009 году линию по производству медицинского стекла удалось запустить.

И тут открылась удивительная вещь. Зарубежная печь непрерывно работает (такова технология), выдает на-гора медицинское стекло, из него режут ампулы, а они никому не нужны, даже расположенному поблизости Борисовскому заводу медицинских препаратов.

Почему?

Как выяснили в Комитете госконтроля в 2011 году, Борисовский завод медпрепаратов (основной потребитель ампул и флаконов) не мог брать большее количество медицинского стекла, чтобы заполнять его лекарствами и реализовывать в дальнейшем на экспорт, так как на основных рынках сбыта требовалось проведение сертификации по правилам страны назначения. 

В информационном сообщении государственного агентства БЕЛТА было отмечено: «Здесь возникает вопрос, каким образом составлялся бизнес-план, если сегодня некому отгружать готовую продукцию. Необходимо разобраться, почему данный проект не работает на полную мощность, а также выработать предложения для разрешения проблемной ситуации, отметили в КГК».

Впоследствии КГК все же разобрался в причинах, и спустя два года, в 2013-м, они были озвучены:

«Производство запустили на «авось», не продумав цепочку поставок ампул от производителя до потребителя».

В этом ничего удивительного нет, поскольку люди, выделявшие средства налогоплательщиков на модернизацию, и люди, которые эти средства осваивали, рисковали отнюдь не своим карманом и даже не своим благополучием.

Катастрофа

Производство стекла — очень энергоёмкое производство, Хрустальному надо было платить за потребленный газ и электроэнергию, а платить нечем, ампулы брали неохотно и совсем не в тех количествах, которые могло выпускать и выпускало предприятие. 

Перестал пользоваться прежним спросом и борисовский высокохудожественный хрусталь –прежде главная «фишка» предприятия. И хотя завод продолжал выпускать штучные шедевры, например, вазу для подарка американскому президенту Биллу Клинтону, на мировых рынках борисовский хрусталь стал вытесняться зарубежным. В частности, турецким цветным. 

Да и на просторах былого СССР хрусталь как-то внезапно перестал быть символом достатка, а, соответственно, дефицитом. «Новые русские» предпочитали самоутверждаться с помощью «мерседесов» и загородных коттеджей в стиле средневековых замков, а отнюдь не горками с хрусталем.

09a07f17f0a7f986dfe5cbca3f478ff8

Фото: sb.by

Хрустальный стал погружаться в долговую яму. Не помогло и постановление Совмина от 21 апреля 2011 № 516, согласно которому завод был включен в перечень организаций, которым для пополнения оборотных средств возвращается из бюджета часть процентов за пользование кредитами.

Ко всему прочему, в 2011 году произошла катастрофа с дорогим импортным оборудованием — из стекловаренной печи, где готовилась медицинское стекло, стекломасса полезла наружу. И печь остановилась.

К 2013 году модернизированное предприятие задолжало поставщикам сырья и энергии 78 миллиардов рублей. То есть, значительно больше, чем было вложено в модернизацию. Расплатиться не представлялось возможным, и началась процедура банкротства.

Однако, поскольку предприятие было государственным, банкротить его было никак нельзя. Такой вот парадокс. Частные предприятия банкротятся легко и просто, а вот государственные, даже будучи безнадежными банкротами, агонизируют долго.

Борисовский завод подвергся так называемой санации, то есть, оздоровлению. Бюджетных денег, то есть денег налогоплательщиков, в оздоровление было вбухано немало. В 2014 году Хрустальному заводу была выдана бюджетная ссуда в 30 миллиардов все еще неденоминированных рублей (около 10 миллионов долларов) на модернизацию, а точнее, на ремонт печи и приобретение оборудования опять же для производства медицинского стекла.

Но внешнее управление оздоровить Хрустальный не сумело, да и в принципе не могло. Остановленная в 2011 году импортная печь была запущена вновь в 2015 году, но нужного качества стекла так и не удалось добиться. Летом 2017 года печь пришлось остановить опять. Аккурат после визита Кобякова.

Два крыла, одно из которых так и не взмахнуло

БЕЛТА так излагало мысли премьера Кобякова по выходу Хрустального завода из кризиса: «На борисовском Хрустальном заводе будет развиваться выпуск стеклянной трубки, основными потребителями будут белорусские производители медпрепаратов. Что касается непосредственно хрустального производства, то глава правительства считает, что завод может успешно заниматься выпуском цветного хрусталя». 

— Мы предполагаем решить ряд технологических проблем, и это производство тоже может быть окупаемым, — нарисовал перспективу премьер и обнадежил: — В ближайшее время решения будут приняты, начнется их реализация. Может быть, Хрустальный завод будет называться по-другому, но само производство в Борисове будет.

Решения были приняты такие: на производственной базе госпредприятия создать два акционерных общества, тоже государственных. Одно займется изготовлением медицинского стекла и изделий из него, а второе — хрусталем. Но начнут они с белого листа, без каких-либо долгов, который останутся Хрустальному заводу, а он, так и быть, пусть себе банкротится.

С цветным хрусталем в Борисове так ничего и не получилось, несмотря на приобретенную за бюджетные деньги итальянскую горшковую печь. С ее помощью можно было выпускать хрусталь синего, зеленого и фиолетового цветов. Короче, опять не заладилось, и ОАО «Борисовский хрусталь», просуществовав с 15 августа 2017 года, было, в конце концов, ликвидировано 26 января 2021 года.

Второе же ОАО «Белмедстекло», созданное тогда же, в августе 2017 года, не сказать, чтобы процветает, но существует до сих пор. Акционерное общество на площадях и на оборудовании бывшего госпредприятия выпускает ампулы для нужд фармацевтической промышленности.  Поскольку импортную стеклоплавильную печь остановили в 2017 году, то ампулы режут из покупной трубки боросиликатного стекла марки FIOLAX, которую производит германская компания SCHOTT AG. К качеству медицинского стекла из Германии у Борисовского завода медпрепаратов, похоже, претензий нет.

Очередной Ренессанс

Тем не менее, все это время руководство новоиспечённого «Белмедстекло» лелеяло мысль о новой модернизации и просило на это денег. Бюджетных, естественно. И получало их. Хотя не сразу и не всё.

На этот раз были выделены средства из республиканского централизованного инновационного фонда и инновационного фонда Минского областного исполнительного комитета — 18 миллионов рублей и около 7,5 миллионов рублей соответственно. Или в переводе на твердую валюту, около 10 миллионов долларов.

Приехавший на завод на днях новый премьер Роман Головченко так рассказал журналистам:

— Проект по модернизации «Белмедстекла» был под угрозой остановки из-за дефицита финансирования и допущенных ошибок на стадии становления. Тогда думали закрывать это предприятие вместе с хрустальным заводом, который на тот момент уже вошел в процедуру ликвидации. Но, посоветовавшись, приняли решение изыскать финансирование и закончить этот проект. Сегодня мы видим, что оно было правильным. Опаски, что проект не осуществится, нет. Самое главное, сердце предприятия — плавильная печь — заработало. Идет наладка ампульного оборудования.

Рассказано было, как водится, и об очередном громадье планов.

К концу 2021 года ПЛАНИРУЕТСЯ выход на полную мощность стекловаренной печи. ПО ПРОГНОЗАМ к 2024-му здесь будут производиться и реализовываться ампулы, главным образом, на предприятия холдинга «Белфармпром», в объеме 550 млн штук. Часть ампул, выпускаемых сверх потребности белорусских потребителей, а также весь объем флаконов ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ экспортировать на рынок Российской Федерации и других стран ближнего зарубежья.

Незадолго до приезда очередного спасителя стало почему-то вакантным место директора ОАО «Белмедстекло». В этом нет ничего удивительного: с начала модернизации Хрустального завода в 2008 году неоднократно менялись директора, министры, и даже руководители правительства. Неизменным осталось одно: оптимистические планы, прогнозы и предположения, а также не пересыхающая река денег налогоплательщиков, из которой государевы люди щедро поливали агонизирующее производство. В общей сложности вылили никак не меньше полсотни миллионов долларов.  

Так что, если на этот раз качество медицинского стекла из модернизированного сердца — стеклоплавильной печи — удовлетворит потребителей, а ампул произведут столько, что будут завидовать конкуренты, в чем никаких сомнений, как видим, нет, то ампула эта получится не стеклянной, а бриллиантовой.

000023 62e0c818c1d597ff432585af004fd37b 935728 256a7a15b5f73732b422277d72e6a09a3ba98d07

А Хрустальный завод, который по решению суда должны окончательно ликвидировать до 5 июля 2022 года,  уже никогда не возродится. И потому говорить, и писать о втором дыхании или втором рождении Хрустального завода уже никак не приходится. Уникальное производство умерло окончательно, хотя еще живы талантливые художники и старые мастера, умевшие создавать настоящее чудо из жидкого горячего стеклянного шара.  

A propos

Кстати. Или как писали ранее люди, изучавшие латинскую филологию, «А propos».  Хрустальный завод уже однажды был банкротом, но тогда не умер. 

Когда купец Бэрка Кабанов из Игумена (ныне Червень), основавший в Борисове гуту на правом берегу Березины в 1898 году, спустя четыре года осознал, что предприятие приносит ему одни убытки, он не просил о вспомоществовании ни августейшего императора Николая ІІ, ни председателя его Комитета министров Сергея Юльевича Витте. Купец Кабанов просто продал гуту людям, более искушенным в производстве стекла, нежели он сам. 

И завод таки обрел второе дыхание и второе рождение, чему было подтверждение на тогдашнем уже загнивающем Западе. Изделия Хрустальной фабрики «Борисов» Товарищества «Братья Краевские» были отмечены медалью на выставке стекла в Париже в 1910 году. Но это было так давно, что никто уже и не помнит…

EX-PRESS.BY
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер