Новости Борисова

«Не покидала мысль, что скоро поеду домой. Но пришлось уехать в Польшу». Как беларуска бежала от войны и стала волонтером на границе

«Я поняла, что Беларусь — самая лучшая страна. Я хочу в ней жить», — говорит она.

Новости Борисова ex-press.by
0

Глория* работала в Витебске в ветеринарной клинике, пока в 2021 году ей не пришлось покинуть страну из-за политического преследования. В Украине она устроилась на работу, оформила вид на жительство, но 24 февраля в её жизни все перевернулось. Беларуска рассказала EX-PRESS.BY, как покидала Украину на машине, а сейчас занимается волонтерством на границе.

О работе в Киеве

— С рынком вакансий все хорошо. В Украине с радостью принимали на работу, хорошо общались, никакой дискриминации. Все было прекрасно.

Там белорусские документы, например, диплом подходят. Проблем с этим нет. Медикам сложнее, насколько я знаю, надо делать защиту диплома. Насчёт других профессий не отвечу.

Ни разу меня работодатель не обманул. Всё было честно, своевременные выплаты, никаких претензий у меня нет.

Скажем, если в Беларуси у меня был обед стабильный в одно время, и в это время я ничего не делала. Тут по-другому: если есть свободное время, можно передохнуть и покушать не по графику.

Работодатель не требовал чего-то того, что не принято требовать в Беларуси. Когда работала с документами, коллеги очень удивлялись написанному, когда записывала на слух по-украински. Получался странный язык: и не по-украински, и не по-русски, и не по-белорусски.

Зарплата уходила на жилье, оплату телефона, проезд, какие-то покупки и еду. Расходы были разные каждый месяц. Но стабильно оплата мобильного телефона: 260 гривен. На аренду квартиры отдавала 7000 гривен.

Война

С утра я спала. Мне позвонили, разбудили сообщением, что началась война. Я в шоке подскочила. У меня началась легкая паническая атака. Я не понимала: как так — война. Мы с парнем начали думать, что делать. Мне надо было заехать на работу и в белорусский хаб. Меня трясло, была паника. Правозащитники сказали, что надо уезжать.

За полчаса мы собрали чемодан одежды, документы, косметику и гигиенические средства, минимальный набор вещей. По дороге забрали инструменты на работе, пока ждали попутчиков, которые с нами поехали. В четыре часа выехали из Киева. Это был первый день войны.

Блокпосты только начали ставить, из-за этого были огромные пробки на дорогах и заправках. Был большой поток машин на заправке. Стоять час в очереди. Можно было заправить не более 20 литров.

Пробки были ужасные, страшная атмосфера, потому что боялись, что будут бомбить трассу. Смотрела новости, что происходило в других городах. Это очень страшно, переживала, паника, стресс, трясло.

Ехали очень долго. Только в полдень следующего дня были во Львове.

В Львове мы были в машине, когда к нам подошёл мужчина в форме, спросил документы, начал общаться. Мне стало не по себе. Мы показали телефон и фотографии из Беларуси с протестов, он тогда нас отпустил. Меня в Киеве очень трясло от звука воздушных сирен, думала, что в Львове будет спокойнее, но нет, тоже они выли. В голове был вопрос: куда бежать прятаться. Это ужасное состояние.

Пока доехали до квартиры, был комендантский час. На улице через дорогу стояли мужчины с пушками. Подошли к нам. Мы объяснили, что пытаемся попасть в квартиру. Там немного поспали, так как дорога была очень тяжелая.

На следующий день поменяли гривны на валюту, хоть курс уже был невыгодный, но делать было нечего, забрали вещи и отправились на границу. Мы поехали на границу Смолянец. До нее было 87 километров. Полгорода стояло в пробках.

Sar2

Когда мы доехали до заправки, завыла сирена, она разрывалась. Было очень страшно, как она ревела. Мы зашли на заправку спрятаться. Из-за стресса и паники у меня пропал аппетит. Пила только воду, кофе не пила, так как сердце скакало.

На блокпосту нас остановили, как и все машины. Документы посмотрели. Я трясущимися руками доставала документы. Их сфотографировали, задавали вопросы. Очень плохо переживаю все допросы на блокпостах.

Было несколько маленьких блокпостов. Очередь 17 километров двигалась очень медленно. Заняло это трое суток. Были люди, которые стояли с чаем и кофе. Местные давали сходить в туалет. Единственный минус — плохо ловил интернет, и было холодно. Сильно замерзла, машину прогревали, но она быстро остывала.

Боялась, что беларусов не пропустят, также страшно было, что ракеты запустят, пока мы едим или стоим в пробке.

Когда мы поехали к границе, всем парням и мужчинам говорили разворачивать, но мы показали документы белорусские. Начальник пропустил. Сначала был украинский проход. Забрали документы, пропустили, сказали ехать дальше.

Sar4

На границе волонтеры стояли в палатках. Сюда я вернулась позже помогать. Польские пограничники поставили штамп, и мы оказались в Польше.

Сердце болело, было плохо. В деревне хотела купить валидола. В трех аптеках не было, зато купила успокоительное, с ним как-то доехала.

Адаптация в новой стране

Общий язык нашла сразу. Иногда на белорусском, иногда на русском, иногда на слабом украинском разговаривала. Никаких проблем это не вызывало. В Украине если знаешь белорусский язык, то спокойно ориентируешься, выживаешь и общаешься. В Польше если не знаешь польский, это плохо. Без него сложно наладить коммуникацию, решать проблемы на работе, по документам и вообще ориентироваться по городу.

Самое сложное — адаптация, привыкнуть к местному: расположению, транспорту, общению, полиции. И ещё найти работу.

О диаспоре

С местной диаспорой и в Украине, и в Польше я общаюсь. В Украине намного активнее, в Польше пока встречаюсь со знакомыми людьми. Диаспора — это люди, которые были вынуждены уехать из родной страны. Также могут быть просто люди, которые переехали просто так. Они проводят акции и привлекают внимание к белорусской проблеме, работают с парламентами и депутатами, предлагают повестку, решают проблемы легализации и много еще чем помогают.

О Беларуси и возвращении домой

Бороться с ностальгией невозможно. Все напоминает о Беларуси. Сложный вопрос, как с ностальгией справиться, потому что всегда меня не покидала мысль, что скоро поеду домой, и все будет хорошо. Но мне пришлось уехать в Польшу. С собой привезла белорусский пояс.

Любовь к Беларуси всегда в сердце. Несмотря на то, что там идет полный треш. Я знаю, что скоро все изменится, все будет хорошо, мы победим.

Sar1

Я скучаю по Витебску, по центру, по дому и работе, по тому, как гуляла с друзьями или с собакой, по классным мероприятиям.

Я поняла, что Беларусь — самая лучшая страна. Я хочу в ней жить. Очень хочу скорее вернуться, потому что Беларусь — это моя любовь.

Я многим рассказывала о своём родном городе Витебске — он культурный и холодный, безумно красивый и безумно любимый. Как только поменяется власть, я смогу вернуться домой.

Стоит уезжать из Беларуси, если есть угроза жизни, или если хочешь что-то поменять. Тут две разные категории людей: одни могут вернуться в любой момент домой, а другие — нет. Сравнивать эти категории сложно.

Что сейчас

Спустя время мы приехали на границу и волонтерим тут. Помогаем людям доехать, объясняем, куда дальше двигаться и поддерживаем морально.

Люди очень классные. Когда говоришь, что ты беларуска, нет агрессии. Иногда даже говорят «Жыве Беларусь». Бывают единичные случаи агрессии, но очень редко.

*Имя изменено по просьбе героини

Яна Смелая, фотографии и видео героини публикации
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
вынужденная эмиграция
протест
Украина
война
Польша
волонтерство
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter