Новости Борисова

«Перебороть цепенящий страх». Истории беларусов, которые занимаются волонтерской деятельностью за границей

EX-PRESS.BY связался с активистами из Польши, Грузии и Украины, которые продолжили помогать землякам.

Новости Борисова ex-press.by
0

Белорусские активисты с самого начала становления независимой Беларуси отличались умением достигать поставленных целей. Права женщин, детей или незаконно осужденных – всегда находились те, кто готов их защищать, ничего не прося взамен. После событий 2020 года множество волонтеров покинули страну из-за угрозы репрессий, однако релокейт не стал поводом все забросить. EX-PRESS.BY связался с активистами из Польши, Грузии и Украины, которые продолжили помогать землякам.

Александра: «Отец спасает людей в Украине, а я буду помогать им в Польше»

Александра занималась волонтерством всю нынешнюю весну в польском городе Лодзь. Задача заключалась в помощи украинским беженцам, которые покинули страну из-за войны:

— Я приняла это решение после того, как связалась со своим папой, достаточно известным белорусским трансплантологом. Ему пришлось бежать от лукашенковского режима в Киев, где он остался помогать раненым. Решила так: пока отец спасает людей в Украине, я буду помогать им в Польше.

Началось все с того, что я была подписана в Instagram на аккаунт одного из украинских клубов моего города. Они выложили историю о том, что им нужны люди, которые будут помогать с сортировкой одежды. Уже там мне дали контакты Лодзинского воеводства, которое занималось более организованной помощью.

Я волонтерила на вокзале и в центре приема беженцев. На вокзале были смены по 8 часов — я брала ночные из-за учебы. Когда приезжали поезда с беженцами, мы их направляли в места, где они могли поесть, переночевать, найти работу.

Sar4 3cf53c4e85a16bb090ae32d5f9384bce2f4b2657

Центр находился в местном доме культуры. Там они могли остановиться на пару дней, пока не найдут себе жилье, или же пока их не перенаправят в другое место. Мы раздавали еду, вещи, убирали, старались оказать психологическую поддержку, помочь с оформлением документов. В команде в основном были поляки и белорусы, хотя встретила даже одного русского, он был чудесным человеком.

В первое время постоянно была свидетелем таких вещей, от которых кровь стынет в жилах. Смотреть на людей, в один миг потерявших всё, – это тяжело. Но чем чаще там бываешь, тем быстрее тебя становится труднее чем-то удивить – эмоциональность притупляется.

Мне в память отчетливо врезался случай, когда я впервые работала на вокзале. Там встретила мужчину, который ждал автобус не из Украины, а обратно. Я подошла, мы разговорились. Оказалось, что раньше, еще в 2014 году, он воевал в зоне АТО, был участником сражения в Донецком аэропорту. После эмигрировал в Польшу. А когда началась война с Россией, решил, что не имеет права отсиживаться, его долг — защищать свою страну. И сказал такую фразу: «Я прекрасно понимаю, что там умру, но я готов к этому».

С начала боевых действий поддержка была запредельной, хотя до войны поляки к украинцам не очень хорошо относились из-за большого количества гастарбайтеров. Первые два месяца все было супер, но со временем поляки начали охладевать.

С их слов, везде очень много украинцев, они забирают все привилегии: поляк может годами стоять в очереди за социальной квартирой, а ее отдадут только что приехавшему. Конечно, понимают, что это нюансы, но из стадии «мы вам рады» перешли в «мы потерпим».

Были и отрицательные моменты: многие люди приезжают и думают, что им здесь все должны, общаются с нами так, будто мы обслуживающий персонал: принеси то, подай это, еда невкусная, заплати за такси… Такие вещи очень подрывают моральную сторону. Одна из беженок, после того, как я сорок минут бегала и помогала ей все оформить, назвала меня «лукашисткой», потому что я из Беларуси. Я понимаю, что среди каждой нации есть плохие люди, но это не должно быть маркером.

«Буслик Хаб»: «Будем развиваться, пока есть белорусы, которым мы нужны»

Следующую героиню также зовут Александра, ей 34 года. Занимается активизмом более 10 лет, основное направление – защита прав женщин и гендерное равенство. Уехала в Грузию из-за преследований со стороны белорусского режима. В Тбилиси вместе с сыном ей пришла идея организовать место, где белорусские дети смогут изучать историю и язык своей страны вдали от дома:

— После оглашения результатов выборов мы, как и все белорусы, вышли на улицы. Я была участницей нескольких женских маршей, находилась во главе колонн. Одним из основных наших направлений была помощь заводчанам. Мы печатали листовки, плакаты, флаги для МТЗ. Был блог помощи пострадавшим на протестах.

Все это продолжалось ровно до момента, пока меня не взяли. Мне «повезло» оказаться на первом женском массовом задержании. После отсидки я поняла, что больше не могу участвовать в протестном движении из-за ребенка: если бы меня схватили еще раз, то суд выдал бы уже как минимум 15 суток. Коллеги скинули мне заявку на «Тбилиси Шелтер-сити». После долгих раздумий приняла решение о релокейте, а спустя несколько месяцев пришла идея создать «Буслик Хаб».

Dacha7 c6ea4286629640d29b845d9ab50c10e98b12cd29

Идея «Буслика» родилась осенью 2021 года. Основная причина была в том, что, в отличие от других стран, в Грузии для белорусов все достаточно глухо. Были одиночные активисты, но они ничего особо не предпринимали, в особенности для детей. Поэтому, собравшись с силами, решила организовать место, где дети могли бы разговаривать на белорусском языке и сохранять свою культуру.

Мы собрали группу единомышленников, каждый взял для себя свой кусочек. Кто-то ведет белорусский язык для дошкольников, кто-то рисование, кто-то учит готовке – все занятия проходят на роднай мове.

Первой нашей площадкой была съемная квартира, где 15 января родился «Буслик», как я его называю, «мой козерог». Жутко переживала о том, что мы никому не будем нужны. На удивление, все свободные места заполнились людьми с невероятной скоростью.

Важно понимать, что «Буслик» — это культурно-образовательное пространство для белорусов в Тбилиси, возможность собираться в одном месте, рассказывать о том, что происходит. Мы стали местным «Белорусским домом».

Нас часто ассоциируют с площадкой сугубо для детей, но это не так. Так может показаться, поскольку просто не хватает ресурсов на то, чтобы организовать все наши задумки. Стараемся помогать людям, которые были вынуждены переехать. Условно, человек проводит какие-то кружки или факультативы, за которые берется минимальная плата, и эта копеечка уходит самому лектору.

Например, у нас работает Маляваныч (известный ведущий телепередачи «Калыханка» Александр Жданович — ред.) Когда ему потребовалась вынужденная эмиграция, первые с ним связались и напрямую сказали: «Александр, мы не сможем дать вам физически денег, но можем дать возможность что-то делать». В итоге организовали литературно-поэтические вечера, поставили «донейшн-коробки» и люди жертвовали суммы, на которые вполне можно жить.

Занятия по четвергам и воскресеньям для детей 8+. В пятницу проводим киновечера на белорусском языке, но эта активность уже больше для взрослых. Открыли театральную студию, есть даже человек, который играет на белорусской дуде.

Организовали летний лагерь для детей. Один из родителей проводит чаепития для взрослых, были тренинги по педиатрии. К осени думаем открыть художественную школу и курсы грузинского языка. «Буслик» будет развиваться, пока есть белорусы, которым мы будем нужны.

Еще недавно всем сердцем хотела вернуться, я не представляла себе жизнь вдали от родной страны, я устала от жары, соскучилась по снегу и т.д. Но когда вспоминаешь обстановку, места, где ты строил свой быт, но в один момент у тебя это все отняли. Теперь очень странно думать о том, как ты туда вернешься. Я хотела бы снова оказаться дома, но это произойдет только тогда, когда возможно будет развиваться и чувствовать себя в безопасности.

Татьяна Гацура-Яворская: «Ни одно видео или фото не передает ужаса войны»

Татьяна Гацура-Яворская — одна из самых известных волонтерок Беларуси. Ее путь начался еще в 15 лет, когда начала заниматься активизмом в родных Столбцах. Более осознанная общественная деятельность началась в 2006-м, когда уже работала в Белорусском Хельсинкском комитете. А уже в 2013 году создала общественное объединение «Звено».

В 2020-м «Звено» переориентировалось на помощь пострадавшим от действий силовиков. Совместно с коллегами из других организаций основан «Международный комитет по расследованию пыток». Прошлогодней весной практически все белорусские активисты ощутили на себе давление со стороны государства, в том числе и Татьяна Гацура-Яворская. Вместе с коллегами стала фигуранткой уголовного дела. После начала российской агрессии Татьяна не без приключений выехала к своей семье в Украину.

— Отношение к беларусам разное: обычные украинцы относятся нормально и на бытовом уровне не особо заметна какая-либо агрессия. Но вот со стороны миграционной службы, украинских спецслужб и полиции внимание к белорусам повышенное. Понятно, что они опасаются шпионов и членов ДРГ, учитывая, что таких уже ловили.

Украинцы все меньше хотят разбираться, кто хороший белорус, а кто плохой — им проще, чтобы в их стране нас находилось как можно меньше. Многим не продлевают вид на жительство. Известны случаи агрессии со стороны пограничников к белорусам, когда те уезжали из Украины в первые дни войны: людям писали в паспортах «Героям слава!». На человеческом уровне агрессия не чувствуется, а вот со стороны государства — еще как.

К участникам полка Кастуся Калиновского относятся хорошо, это однозначно. Они воюют за Украину, что большой плюс в карму. С другой стороны, никто особо не спешит выдавать им гражданство.

Я восстановила работу «Звена», но перевела на украинский, получилась «Ланка». В основном занимаемся гуманитарной помощью госпиталям, которые лечат раненых. Проводили сборы, закупали дорогое медицинское оборудование, его мы доставляли в различные города по всей стране, от запада до востока. Но это оборудование требует нашего дальнейшего участия, так как к нему нужно докупать одноразовые расходные материалы.

Dsc02448 2fc63e325adcf88f094923c98ba5206d72631f50

Важно сказать, что даже из самой Беларуси было много пожертвований, чтобы передать эту помощь украинцам. Следующее, что мы собираемся делать, – это реорганизовать «Watch Docs» (Фестиваль документального кино – ред.), создать новое направление. Суть его будет заключаться в том, чтобы белорусы больше узнавали об Украине, а украинцы – о Беларуси. Эта война показала, что мы практически ничего друг о друге не знаем.

Была свидетелем последствий. Я посещала Ирпень, Бучу, множество других маленьких деревень и городков, пострадавших от оккупации России. Наверное, самое близкое столкновение с войной случилось в одном из полевых госпиталей, куда мы передавали VAC-аппараты. Там было очень много раненых солдат, сам по себе достаточно тяжелый момент.

Еще одно ужасное зрелище — разрушенные деревушки. Смотреть на лица стареньких бабушек, у которых от дома остались лишь руины, очень больно. Приходит четкое понимание того, что когда наступали оккупанты, у них не было даже возможности выехать. Война — это отвратительно, ни одно видео или фото в полной мере того не передаст.

Война заметна. Да, каждый день слышны сирены противовоздушной обороны, но к ним уже все привыкли, люди не бегут сломя голову в бомбоубежища. Однажды был страшный случай: мы оставили с мужем ребенка одного в квартире и зазвучала сирена. Не особо обратили даже на это внимание – ну сирены и сирены. А потом в наш район прилетели ракеты. Знали, что не в наш дом, но не знали о последствиях: может, в доме повылетали стекла, может, еще чего. Очень страшно, когда не знаешь, все ли в порядке с твоим ребенком.

Естественно, сыну это все не нравится, накладывает отпечаток. В то же время у него сейчас множество активностей, есть возможность отдалиться от всего негатива. Последствия явно будут: ему только 10 лет, а уже сложно представить русских друзьями, для него они только враги.

И так для всех украинских детей, в особенности тех, кому пришлось уехать или у кого отцы пошли служить. Поэтому когда через лет 30 русские будут удивляться, почему их везде не любят, нужно просто вспомнить нынешнее время.

Первый совет волонтерам, которые остались в Беларуси — заниматься этим не открыто и только с надежными людьми. Сейчас очень большие риски для любой активности. В Гомеле сделали праздник для детей украинцев – и человека посадили на сутки.

Волонтерство может быть по каким-то интересам. Если человеку нравится история, он может оцифровывать книги или переводить источники. Если он любит животных, реально помогать где-нибудь в приютах. Если нравится родной язык, пробуй себя в озвучке или, опять же, в переводе. Найти то, что интересно прежде всего самому.

Также один из важных пунктов — возможность получить фидбек за свою работу. Не важно от кого: от коллег или целевой группы. Важно видеть результаты своей работы.

Совет людям, которые хотят помогать Украине: делать маленькие шаги для того, чтобы перебороть цепенящий страх. С ним крайне сложно бороться. Нельзя корить себя, не нужно думать, что ты слабак или еще что-то, не стоит загонять себя в такое состояние.

Важно найти поддержку, чтобы не чувствовать себя одиноким. Преодолеть страх, делать маленькие вещи, хотя бы пытаться говорить об этом в семье. Это придаст уверенность, и человек будет понимать, что он все равно выражает свою позицию.

 

Константин Дмитриев, EX-PRESS.BY, фото из архива
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
волонтерство
мигранты
помощь
война
Польша
Грузия
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter