Новости Жодино

«Решил напомнить сотрудникам, что есть такое слово, как "закон"». Монолог уволенного следователя из Жодино

Сотрудник Следственного комитета рассказал, что происходило в ГОВД Жодино 11 августа.

Новости Жодино ex-press.by
0

Следователя Жодинского городского отдела Следственного комитета Евгения Шпаковского уволили за то, что перед задержаниями на улицах города он напомнил сотрудникам правоохранительных огранов о необходимости соблюдения законодательства.

EX-PRESS.BY записал монолог следователя, который до последних событий вел дела, в основном, связанные с распространением наркотиков:

Fb9affc38b5b8d91ffbb2970a7ec0fd6

«До выборов в Жодино было достаточно тихо. А 9 августа был объявлен особый режим несения службы, при котором руководителем города становится начальник милиции, и все подчиняются ему. Задачей отдела Следственного комитета была фиксация и документирование совершенных противоправных действий в ходе массовых беспорядков

В день выборов вечером в городе, насколько мне известно, задержали не более 10 человек. Причем, не за участие в санкционированных акциях, митингах. А за то, что люди находились в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте — эти люди, как оказалось, наши постоянные «клиенты».

10 августа, равно как и все последующие дни, был также особый порядок несения службы. В этот день в помощь к сотрудникам Жодинского ГОВД для обеспечения общественного порядка в Жодино были направлены военнослужащие внутренних войск.

11 августа к 14.00 я пришел на работу. Около 14.30 у меня под окном проходил инструктаж для военнослужащих, отрывки которого я слышал у себя в кабинете. Общий посыл был таков: «Мы действовали мирно 9 и 10 числа (хотя 10 уже были случаи применения силы)», теперь «надо действовать более жестко».

У меня, как сотрудника следственного комитета, есть обязанность — профилактика преступлений. Меня покоробило, и я решил выйти, напомнить сотрудникам, что есть такое слово, как «закон».

Они в это время уже отошли от места инструктажа к курилке.

Я подошел и сказал: «Мужики, хочу вам напомнить — сегодня вы незаконно задерживаете людей, применяя физическую силу и специальные средства, а завтра вашим действиям будет дана соответствующая правовая оценка».

Рядом был их командир, подполковник, который сказал: «Ты кто такой, чтоб моим бойцам такое говорить». Я в полемику вступать не стал и ушел.

Дальше, по цепочке, этот командир доложил начальству и этот факт дошел до министра внутренних дел. Также подполковник передал эту информацию начальнику милиции общественной безопасности Жодинского ГОВД Михаилу Мурашкину, который до этого и проводил тот самый инструктаж этих военнослужащих. Собственно, на него и возложены были в эти дни основные обязанности по охране общественной безопасности в городе.

Мурашкин побежал к моему руководителю. После этого мой руководитель Михаил Кузнецов побеседовал со мной и согласился с моим посылом — я говорил с бойцами в надежде, что, может, до кого-то и дойдет.

Однако я решил подойти к Мурашкину и высказать, что он поступает не как мужчина и не как офицер: вместо того, чтобы поговорить со мною с глазу на глаз, за спиной докладывает обо мне, пытается накляузничать.

Это было на улице, около 16.20 11 августа. Я подошел к нему и сказал ему это в лицо. Он стал отходить и у входа в ГОВД крикнул мне: «Я разобью тебе е..о, ч..о». Это было в присутствии сотрудников милиции — как минимум оскорбление и угроза в мой адрес.

Я ответил: «Давай, сделай это незамедлительно, герой!». Он развернулся и убежал…

Сотрудники смотрели на меня широко раскрытыми глазами, а один сказал: «Зачем накаляешь обстановку, и так все на пределе». Я, возможно, поступил немного импульсивно: вряд ли то, что происходит в стране и в городе, доставляли кому-то положитльные эмоции, все были на нервах.

Мурашкин, оказывается, снова побежал к моему руководителю. А я зашел к сотруднику, рассказал о том, что произошло и, когда выходил из кабинета, столкнулся с Мурашкиным. Мы оказались друг напротив друга. Я ему говорю: «Снова накляузничал?». В ответ тот меня послал в очень грубой и оскорбительной форме, а также обозвал животным. 

Он меня толкнул плечом, я не сдержался. Потасовка продолжалась секунд 30, мои коллеги выбежали из кабинетов и разняли нас. Мурашкин убежал вниз и спустя минуту пришел с тремя сотрудниками, одетыми в форму для подавления массовых беспорядков. Он приказал им меня задержать, якобы я совершил административное правонарушение, предусмотренное статьей 23.4 КоАП — «неповиновение законным требованиям милиции».

Он даже не придумал ничего, кроме этой банальной статьи, которую приписывают всем участникам мирных акций.

А ребята, которых я знал, с которыми мы вместе выполняли служебные обязанности, с которыми мы в футбол вместе играли, стали исполнять его приказ.

Другой заместитель начальника милиции и мой начальник попытались нивелировать ситуацию. Протокол не составляли.

Мурашкин отправился в город для несения службы. У меня же забрали табельное оружие. Через некоторое время поступил приказ уволить меня по соглашению сторон, хотя это беспрецедентно, у нас так не увольняют. Ни для кого не секрет — из СК увольняют только по нереабилитирующим основаниям или по окончании контракта.

Приехало руководство из областного аппарата, в кабинете у начальства проходило разбирательство. Приехал прокурор города и, не дав мне ответить на вопрос о том, как я вижу свое дальнейшее трудоустройство, говорит: «Мне только что поступило указание от прокурора Минской области возбудить в отношении Шпаковского Евгения Владимировича уголовное дело по статье 364 «Угроза или применение насилия в отношении сотрудника внутренних дел в целях воспрепятствования его деятельности» и задержать его в порядке 308 статьи Уголовного кодекса».

То есть после нашей потасовки Мурашкин позвонил начальнику УВД Миноблисполкома, а тот — министру МВД.

В течение двух часов министру поступило два сигнала, что в Жодино есть вот такой сотрудник СК, который не совсем согласен с тем, как действуют сотрудники внутренних дел.

Благо, за меня вступились сотрудники Следственного комитета и решили поступать по закону. Мне было сказано идти в кабинет, и продолжили проводить разбирательство.

Решили уголовное дело в отношении меня не возбуждать, а провести проверку по факту произошедших событий. В 00.00 12 августа мне объявили, что я уволен. Хотя я не совершил ничего противозаконного либо противоречащего несению службы. Оказалось, что меня проще убрать из системы, чем в нормальном русле разрешить ситуацию.

В нашем маленьком коллективе Жодинского городского отдела Следственного комитета меня поддерживают все. В эти дни я получаю огромную поддержку от разных людей, мне пишут и звонят. Но, честно говоря, я не готов стать публичной личностью, мне не нравится эта ситуация. Пока я не принял решение, чем буду заниматься дальше. Но я верю, что все изменится».

P.S. По поводу этой ситуации в пресс-службе МВД оnliner.by сообщили, что проверка проводится Следственным комитетом. В СК же сказали, что сейчас разбираются в инциденте и будут готовы предоставить информацию позже.

 

EX-PRESS.BY
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
Жодино
ГОВД
военные
выборы
протесты
милиция
увольнение
СК
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter