Общество

Дела Байковой. Коррупционный сквозняк на таможне

13 декабря 2010, 21:37
547
Общество Naviny.by
0
«Дело Байковой» вступило в промежуточную стадию. Постановлением судьи Верховного суда срок содержания под домашним арестом обвиняемой в служебных преступлениях старшего следователя Генеральной прокуратуры продлен до 23 декабря. В оставшиеся дни должна быть определена дата начала судебного разбирательства. Государственный обвинитель уже назначен, но имя его держится в секрете.

По сведениям интернет-газеты Naviny.by, вопрос, что делать с Байковой, обсуждался на совещании у президента. Говорят, генеральный прокурор Григорий Василевич сделал робкую попытку вступиться за свою подчиненную, доложив Александру Лукашенко, что в действиях Светланы нет состава преступления. Однако его оппоненты убедили главу государства в обратном, и Лукашенко подвел черту словами: «В суд!».

Так что же такого натворила единственный следователь-женщина Генпрокуратуры, чтобы ее дальнейшую судьбу решали на уровне выше некуда? Ответ на этот вопрос следует искать в многотомных уголовных делах, которые расследовала старший следователь по особо важным делам отдела по расследованию дел о коррупции старший советник юстиции Светлана Байкова.

Справка.

В 2006 году при Генпрокуратуре создается следственная группа по расследованию уголовных дел, возбужденных по фактам незаконного перемещения товаров через таможенную границу Беларуси.
 Возглавила ее Светлана Байкова. С 2007 года по февраль 2010-го было расследовано и направлено в суды 7 уголовных дел в отношении 112 обвиняемых. Большинству фигурантов инкриминировалась ст. 285 УК РБ «Создание преступной организации либо участие в ней». По данным следствия, общая сумма причиненного государству ущерба составила более 70 млрд. рублей. 

Созданию следственной группы Байковой предшествовала огромная оперативная работа, по результатам которой, по сведениям Naviny.by, на стол главы государства легла аналитическая записка примерно такого содержания:

«С конца 90-х годов при перемещении товаров через таможенные посты в зоне деятельности Брестской таможни использовались различные так называемые «серые» схемы, позволявшие не уплачивать таможенные платежи в бюджет либо уплачивать их в меньшем размере.

Такие схемы разрабатывались как должностными лицами таможенных органов, которые за перемещение товаров с уклонением от уплаты таможенных пошлин получали от лиц, ввозивших товар, взятки, так и самими предпринимателями, заинтересованными в уклонении от уплаты таможенных платежей, что существенно снижало стоимость товара.

При разработке схем использовалось несовершенство белорусского таможенного законодательства. Как правило, при ввозе товара на таможенную территорию РБ изготавливались поддельные товаросопроводительные документы, в которых изменялось наименование товара, либо его стоимость, вес и количество, что позволяло уплачивать таможенные платежи в гораздо меньшем размере. Кроме того, инспекторы таможни могли пропустить груз вообще без таможенного оформления, образно выражаясь «в черную».

Обо всех способах незаконного перемещения товаров было хорошо известно сотрудникам правоохранительных органов, которые вместо того, чтобы бороться с коррупцией в таможенных органах — «крышевали» незаконное перемещение товара.

Так, таможенный пост «Козловичи» полностью контролировали сотрудники УКГБ по Брестской области, а именно сотрудники отделов, которые отвечали за экономическую безопасность и борьбу с коррупцией.

При этом у сотрудников каждого отдела были «свои» перевозчики и предприниматели, которые за перемещение товара с уклонением от уплаты таможенных платежей передавали им взятки за каждую партию груза.

Если же перевозчик отказывался платить, то его автомобиль при выезде с таможни сотрудники КГБ задерживали, составляли протокол об административном правонарушении, а товар подлежал конфискации. Чтобы беспрепятственно перевозить товары, перевозчики вынуждены были регулярно давать взятки офицерам КГБ.

Сотрудники УКГБ были хорошо осведомлены о том, кто из инспекторов таможенного поста занимается незаконным оформлением. Чтобы не быть привлеченными к уголовной ответственности, инспекторы поста также были вынуждены откупаться от сотрудников КГБ.

Примерно 100-200 долларов с партии незаконно перевезенного или оформленного товара перевозчик и инспектор таможни передавал сотруднику КГБ. Такая система всех устраивала: и перевозчиков, и инспекторов таможни, которые делились с начальниками отделов и руководством поста, и сотрудников УКГБ.

В отдельные дни коррумпированный инспектор таможни мог «заработать» до 5 тысяч долларов».

Вскрыть механизм такого своеобразного коррупционного сквозняка на белорусской таможенной границе было только частью дела. Нужно было еще и доказать. Сложность же следственной работы состояла в том, что речь шла о криминальных эпизодах, которые охватывали период 2001-2004 годов, а активная фаза следствия по этим делам началась только в 2006-м. Многие участники преступных групп к этому времени сменили места службы. Но есть реальные судебные решения по конкретным уголовным делам, и игнорировать вступившие в законную силу обвинительные приговоры в свете «дела Байковой» никак нельзя.

В конце 2007 года Белорусский военный суд на сроки до 12 лет лишения свободы осудил 22 участников преступной организации, занимавшейся в течение 2004 года незаконной деятельностью по перемещению из стран Западной Европы в Россию через таможенную территорию Республики Беларусь по поддельным документам дорогостоящих товаров. В ходе следствия установлено 82 криминальных эпизода. Помимо таможенников — от рядовых инспекторов до замначальника таможни «Западный Буг» — к уголовной ответственности привлекли оперативника УКГБ по Брестской области.

Следует заметить, что правовую отмашку на начало следственных действий именно по этому уголовному делу, в котором «засветился» чекист, будучи генеральным прокурором в 2000-2004 годах, дал Виктор Шейман. Можно предположить, что позже он, возглавляя Администрацию президента и Совет безопасности, был в курсе расследуемых Байковой дел.

Нет сомнений, что работа следственной группы сказалась на серьезных кадровых решениях в Комитете госбезопасности. Напомним, что 17 июля 2007 года глава государства освободил от занимаемых должностей председателя КГБ генерал-лейтенанта Степана Сухоренко и первого заместителя председателя генерал-майора Василия Дементея и назначил на должность руководителя этого ведомства генерал-майора Юрия Жадобина. Представляя нового главного чекиста Александр Лукашенко не скрывал своего раздражения и заявил, что «терпеть такое дальше было невозможно», «в КГБ не место тем, кто «крышует» и пригрозил: «А что касается отдельных ваших коммерческих устремлений, то знайте, руки поотрубаем до плечей».

Возможно, ознакомление со списками кандидатов на «отрубание рук» вызвало у Лукашенко особую тревогу, а потому поручением № 36/58с от 22 января 2008 года он обязал генпрокурора Григория Василевича ежемесячно «информировать о ходе расследования уголовных дел, возбужденных в отношении сотрудников таможенных и правоохранительных органов по фактам незаконного перемещения товаров через таможенную границу Республики Беларусь».

Кстати, именно 2008 год стал переломным в расследовании самого громкого уголовного дела — № 06022220010. Позже некоторые СМИ не совсем верно назовут эту криминальную историю «делом Громовича», (по фамилии бывшего заместителя начальника УКГБ по Брестской области), расследование которого Светлана Байкова завершила незадолго до ареста.

На очереди были и другие не менее громкие, с не менее значимыми фигурантами, обвиняемыми в организации коррупционного сквозняка на таможне.
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер