Общество

У нас совестливых нет

Общество Говори правду!
0
Почему после взрыва в метро на Октябрьской никто из высокопоставленных чиновников не подал прошение об отставке? Есть негласное правило для чиновников во всем мире: уходить с высокопоставленных должностей после происшествий, повлекших человеческие жертвы. Это не геройский поступок, а норма. Даже если кто-то не считает себя виновным. Даже, если кажется: совесть чиста. Даже, если не хочется. Случилась трагедия – уйди.

Вот примеры последних лет:трагедия в пермском клубе "Хромая лошадь", которая привела к масштабным увольнениям в руководстве края — правительство само ушло в отставку в полном составе.Добровольная отставка вице-премьера Алтая Анатолия Банных после катастрофы вертолета Ми-171. Министр транспорта Венгрии и  директор Венгерских железных дорог после железнодорожной катастрофы на трассе Будапешт – Дебрецен ушли незамедлительно, министр транспорта Египта –  тоже покинул пост из-за крупной аварии на железной дороге.В Коми чиновники района, где сгорел дом престарелых, после проверки прокуратуры,  все подали в отставку.  После прошлогодних пожаров в России руководители пачками складывали свои заявления об уходе. Надо ли продолжать перечислять тех, кто хотя бы за последние 5 лет в мире оставил свой пост, считая для себя невозможным руководить людьми, в отношении которых проявил либо халатность, либо иной промах?

То, что происходит в Беларуси, беспокоит уже серьезно. Теракты, о которых мы знали только из чужих новостей, стали явью. Никто пока не может, не притягивая за уши желаемое, назвать истинного заказчика. Зато из телевизора в режиме нон-стоп уже доносятся  прозрачные, ничем не обоснованные угрозы в адрес тех, кто якобы «ХОЧЕТ НАШУ СТАБИЛЬНОСТЬ НАРУШИТЬ!»

И дело не в том, что наша «стабильность»  уже понятие мифическое.  А в том, что говорить об этом, мифическом, в связи с реальной гибелью людей, мягко говоря, неприлично.  Нет, правда – это просто возмутительно, пытаться и тут потянуть одеяло на себя! Как можно было увязать взрыв в метро с мирными демонстрантами Площади и совершенно исключитьтему собственной ответственности за метро?  Либо наши спецслужбы и впрямь хлеб даром едят (за последние три месяца почти тысячу людей посадили,  фильмы и статьи про оппозиционных «бандитов» сняли, а вычислить  РЕАЛЬНЫХ террористов, которые фигурировали с огромной спортивной сумкой под видеокамерами, не смогли).

Наверное, сейчас чиновникам, отвечающим за безопасность граждан, нужно было первым делом вслух заявить о своей безответственности, а не торчать сутками в телевизоре, слушая с открытым ртом чьи-то наставления.

В конце концов, как сказал президент, министры и госсекретари – мужики. И они сами должны решить для себя: могут ли они после случившегося называть себя таковыми. Могу ли быть реально ответственными за государственную безопасность. Ведь госбезопасность это не охрана кабинетов коллег-высших чиновников, а охрана жизней рядовых людей в конкретном государстве.

Беларусь во всем идет своим путем: самостоятельное признание  чиновником собственной вины и уход в отставку по личному прошению вообще  – не наша тема. У нас подобные действия не в моде по всей высоте вертикали. Рассматриваются  демарши «совестливых» как слабость власти. 

За всю современную историю Беларуси  только двоих можно припомнить – мэра Ермошина после давки на Немиге и гендиректора Аринича после пожара на Пинскдреве.  У нас уходить в отставку из-за происшествий не только не принято, но и не разрешается. Вдруг народу вздумается в соответствии с этой нормой когда-нибудь потребовать чьей-либо отставки, если этот кто-либо (вдруг) замажется, а уходить не подумает?  

Самовольно уйти высокопоставленному у нас нельзя. Это не его компетенция. У нас  высокопоставленного можно только с треском уволить.  Наверное, потому  прошение Владимира Ермошина  после Немиги было отклонено. А уволить его тоже было нельзя – тогда вина минских городских властей  была  бы не только совершенно очевидна, но и официально признана.  Лоран Аринич стал первым руководителем в Беларуси, пожелавшим добровольно покинуть свой пост после  гибели людей на Пинскдреве. Но и тут  человеку не дали уйти достойно.  Прошение отклонили, а потом (после президентского указа о закреплении права принимать решение об этом увольнении «Беллесбумпрому»)  руками концерна (по сути государства) Аринича и уволили! И это притом, что Пинскдрев частное предприятие, не имеющее к государству никакого отношения.

Наверное, это --  боязнь вертикали давать обществу хоть намек на то, чтобы можно было подумать, что  чиновников можно совестью и общественной моралью  призвать к ответственности.  На их карьеру не влияют ни некомпетентность, ни моральная нечистоплотность, ни даже прямые нарушения закона. И если не поменять существующие принципы корпоративной этики чиновничьего сословия, Беларусь так и останется страной, где главный враг закона и порядка – его граждане, которые никак не могут влиять на тех, кто ими руководит.
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter