Общество

Спор не о вкусах

05 декабря 2011, 09:51
568
Общество EX-PRESS.BY
0
В отличие от государевой паствы, гражданское общество некому подгонять под единый образец. Оно разношёрстно, плюралистично и не имеет общего мнения по многим вопросам. И слава богу, сказал бы я в любом другом случае. Но не сейчас, когда речь идёт о реакции на смертный приговор по делу Коновалова-Ковалёва.

Выступая с защитительной речью по делу братьев Скитских об убийстве секретаря консистории Комарова, выдающийся русский адвокат Николай Платонович Карабчевский произнёс в адрес «господ судей и сословных представителей» замечательные слова:

«Я не имею в виду даже облегчить вам вашу задачу. Наоборот, я хотел бы вам её затруднить. Я хотел бы, чтобы после огромного физического труда вы понесли такой же мучительный огромный умственный труд. Я хотел бы вернуть вас назад, к самому началу. Если у вас уже созрело решение, - вы должны продумать его за­ново, если необходимо передумать вновь, - вы должны сделать и это! По формуле закона, воистину, "всю силу своего разумения" должны приложить вы к разрешению этого дела. Нам не нужно вашей интимной правды, случайного личного убеждения отдельного судьи, бог знает, из чего зародившегося, откуда к нему подкрав­шегося. Нам нужна гласная широкая оценка вашей совестью толь­ко "видимых" условий дела, только достоверных, доказанных его обстоятельств. Лишь при этом условии всё общество, взволнованное и потрясённое беспримерной судьбой этого загадочного дела, как один человек, с облегчённой душой подпишется под вашим приго­вором».

Вдумайтесь хорошенько в эти слова и вы, господа представители белорусского гражданского общества. И не озвучивайте своих «случайных личных убеждений, бог знает из чего зародившихся», даже если очень хочется.

***

Каковы же видимые условия дела Коновалова-Ковалёва?

Весной этого года страна пребывала в политическом кризисе, вызванном декабрьскими событиями года минувшего, который усугублялся нараставшим кризисом в экономике, что могло грозить социальными потрясениями в самом ближайшем будущем.

Естественно, что в таком контексте прогремевший взрыв был воспринят обществом как политически мотивированное действие. Версии могли быть разными - от мести радикалов из оппозиционного лагеря за декабрь до «кремлёвского следа», но все они вчистую проигрывали в популярности мнению о причастности к взрыву белорусских властей.

О том, насколько сильно эта версия нервировала власти свидетельствует озвученная ими инициатива ввести уголовную ответственность за высказывание крамольных сомнений. На фоне стремительным домкратом падающего рейтинга доверия к ней снять эту версию было её первоочередной задачей. Всё-таки сделать это легче, чем разобраться с экономическим кавардаком.

Возможно, белорусским спецслужбам действительно невероятно повезло с поимкой исполнителя апрельского, а заодно и всех предыдущих терактов в лице Коновалова. Но если бы его не было, его следовало бы выдумать. Именно таким, каким мы его теперь знаем - загадочным извращённым безмотивником.

Хотя генерал-губернатор первым делом завизжал о «пятой колонне», более дальновидные люди из числа его советников могли подсказать, что политическую подоплёку выгоднее исключить. Чтобы не усложнять и без того непростую ситуацию в этой сфере и не создавать опасного примера политического насилия, поскольку прецедент порождает рецидив. Как мне представляется, с той же целью Андерс Брейвик признан невменяемым - для затушёвки острого социального конфликта, лежавшего в основе его действий.

Таким образом, Дмитрий Коновалов был идеальной находкой. Он может быть выдуман от начала и до конца, может быть выдуман частично, а может, чем чёрт не шутит, являться именно тем, кем его представили. Об этом остаётся только гадать. Очевидно одно: Коновалова стремились поскорее сбыть с рук, по-быстрому втюхать его обществу в закрытом мешке и больше не возвращаться к этой теме. Так, как если бы дело было полностью сфабрикованным. Поэтому подписаться под ним совершенно невозможно.

Хорошо, если всё это судилище, выглядевшее как дурной спектакль, в самом деле было кое-как срежиссированным спектаклем, после которого Дмитрий Коновалов с Владом Ковалёвым за кулисами переоденутся, смоют грим и продолжат жить где-нибудь своей обычной жизнью. Но такая инсценировка кажется слишком сложной для белорусских агроспецслужб. Значит, этих неубедительных антигероев за кулисами всё же взаправду расстреляют. И потечёт не клюквенный сок, настоящая кровь.

Будь это спором о театральных вкусах, может, я и не стал бы его затевать, однако речь идёт о правосудии. А когда правосудие выглядит как дурной спектакль, вы должны забыть о своих «впечатлениях» от действовавших лиц и строго судить его по законам правосудия.

***

Шустрящие тут и там агитаторы охотно ссылаются на высказывания тех, кто выступил невольным соучастником этого судилища как бы с «нашей стороны».

Например, на комментарий к приговору Ковалёву и Коновалову полковника милиции Олега Алкаева, автора нашумевшей книги «Расстрельная команда» об устранении белорусским президентом своих политических противников.

Полковник огорошил неожиданным заявлением: «Считаю, что приговор вынесен в соответствии с предъявленным обвинением и фактически совершённым. То, что я читал, то, что видел, что люди вытворили, за это и получили... Тот набор, что я увидел в интернете (сегодня, например, я посмотрел признательные показания), позволяет мне считать, что вина доказана».

На Алкаева ссылаются не только как на фигуру очевидно незаинтересованную, но и как на «спеца», потому что он же полковник милиции. Однако Олег Леонидович 30 лет проработал не на оперативно-розыскной, следственной или судебной работе, а в пенитенциарной системе. Последние пять - начальником минского СИЗО и командиром группы, исполняющей смертные приговоры. За время его работы было расстреляно 134 человека. Без преувеличения можно сказать, что он уникальный специалист именно в области знания особенностей приговорённых к смерти.

Но ведь в этом своём уникальном качестве он как раз подвергает сомнению официальную версию, говоря о нетипичном для смертника поведении Коновалова, который даже не думает цепляться за жизнь. (По выражению одного журналиста, судебный процесс Коновалов выслушивал с видом «скучающего студента».) На взгляд Олега Леонидовича, это может означать две вещи: либо Коновалов невменяем, либо им получены некие гарантии со стороны «серьёзных людей». Оба варианта ставят крест на изначальном утверждении Алкаева о правильности приговора и качественном следствии.

***

С наукообразной одой смертной казни выступил бывший претендент на роль отца нации Зенон Позняк. Очень вовремя и очень уместно несостоявшийся «батька» решил пообещать воображаемому электорату, что «в свободной демократической (нелиберальной) Беларуси (где у власти будут разумные люди) смертная казнь сохранится (должна сохраниться!)» на основании некоего «симметричного принципа соответствия (меры крови)».

Пропаганда этой средневековой ахинеи именно сейчас ему понадобилась по причине неприятной для махрового консерватора картины, когда, может быть, впервые в истории Беларуси количество противников смертной казни сравнялось с количеством её сторонников, благодаря малоправдоподобному делу Коновалова-Ковалёва.

Сам Позняк тоже отмечает и поспешность следствия, и постановочность суда, но вдруг говорит нечто такое, что я не могу назвать иначе как подлым: «Тем временем сомнительные действия следствия и суда в этом деле вызвали россыпь человеческих эмоций, иногда совершенно безответственных, непродуманных и поверхностных (некоторые даже начали жалеть "мальчиков")».

Эта фраза заставляет меня бояться, что если, не дай бог, после Лукашенко к власти придут такие «разумные люди», здесь не только смертная казнь сохранится, но и весь боекомплект, включая безграмотных и беспринципных работников правосудия, которые будут стряпать дела и клепать приговоры по воле «случайных личных убеждений, бог знает из чего зародившихся».

Позняк требует от белорусов быть ещё более жестокими, чем они есть, атакуя жалость к приговорённому как нечто постыдное и неприемлемое. Даже несмотря на то, что сам как будто считает Коновалова и Ковалёва приговорёнными несправедливо!

«Некто простодушно признался другу: "Сегодня мы приговорили к смертной казни трёх человек. Двое вполне её заслужили"». (Николя де Шамфор, французский мыслитель, арестованный в период якобинской диктатуры по доносу за неприятие террора) .

Здесь, пожалуй, кроется вся подноготная суть сторонников смертной казни - в их безжалостности по отношению к человеку, безжалостности трусливой, поскольку они передоверяют убийство «специалистам», в извращённом тайном удовольствии от причинения страданий и смерти ближнему.

И на такой нравственной основе они хотят воспитать представление о неприкосновенности человеческой жизни?

Если его и можно чем-то воспитать, так это принципом безусловной её святости. Которой мы не позволим себе нарушить даже в отношении заблудшего преступника.

Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Еще один телеграм-канал признан экстремистским
Общество
В Беларуси — сильная геомагнитная буря
В мире
Госдуме предложили запретить россиянам выезд из страны
Общество
Минчанка не дождалась статистики смертности за I квартал и отправила запрос. Пришел ответ
Общество
«С большей вероятностью, после Лукашенко не будет преемственности»
Общество
Карбалевич: Лукашенко запускает процесс, который будет иметь непредвиденные последствия для его автора
Политика
Поротников: Империя схлопывается. Этот процесс уже необратим. И это напрямую влияет на разрешение политического кризиса в Беларуси
Новости Жодино
Фото дня. В Жодино лавочку выкрасили в зелено-красный цвет. Но только одну
Новости Борисова
Министр архитектуры планирует приехать в Борисов на следующей неделе
Новости Борисова
Какой балл нужно иметь в аттестате, чтобы выучиться на медсестру в Борисове
ВСЕ НОВОСТИ