Общество

Тут вам не Пекин, тут почти Европа...

Во всех случаях уныния, печали и раздумий всякий раз вспоминаю проблему, поставленную в свое время Фрейдом. Дословно: «Великим вопросом, на который не было дано ответа и на который я все еще не могу ответить, несмотря на тридцатилетнее исследование женской души, является вопрос: чего хочет женщина?» Тут не знаешь, какой завтра курс доллара будет, а человек не может ответить на такой простой вопрос...

Чего хочет, чего хочет... Да она и сама не знает!

Поскольку Александр Григорьевич пользуется безграничной любовью слабой (на самом деле сильной) половины Беларуси, то автор совсем не зря помянул Фрейда. Умнейший человек, великий ученый, а чего хочет женщина — не знает. Вероятно, Лукашенко знает? Последнее время президент мечется по миру — от Запада до Востока. Чего ищет? Грубо говоря, новых контактов, денег. А как же? Пенсионерам, которые дожили до 75 и больше, обещана прибавка к пенсии каждый квартал. А где их взять, деньги эти? Станок включать — так это не просто гиперинфляция, это уже супергиперинфляция. Правда, в экономике такого понятия нет.

Поэтому взоры обратились на Восток. Китай — кто же еще нас спасет? Вот он уже запроектировал суперотель в парке. Только несознательные минчане восстали и выступили против. Некоторые анархисты даже гвозди в деревья стали забивать, чтобы пилить было нельзя. Что бы сделал Ху Цзиньтао, китайский лидер? Еще бы одну площадь Тяньаньмэнь? Так ведь тут не Пекин, тут почти Европа...

Почти, но еще не Европа. Поэтому все, что может президент в плане плюрализма и демократии, так это пересажать своих оппонентов да потихоньку торговаться с той же Европой об их многострадальной судьбе. А давить танками, открывать залповый автоматный огонь по демонстрантам — Боже упаси! Инвесторы могут обидеться. Даже самые нейтральные, для которых деньги не пахнут. Непорядок получится. Вот же и принципы правления Ху вполне определенны: всесторонность, сбалансированность и справедливость. Действительно, китайцы молодцы: в 2007 году взяли и запретили свободу слова вообще. Так что у нас еще ничего, можно громко сказать непотребное слово на улице и тебя даже не посадят. Это если рядом милиции не наблюдается…

19 января на встрече с китайскими журналистами Лукашенко определил нашу стратегию на ближайшие годы: «Главное — это стабильность». Так что, уважаемая оппозиция, туши свет. Тем более, он в конце тоннеля. А в конце тоннеля обычно видим только свет встречного поезда...

* * *

Раз уж заговорили о китайцах, как тут не помянуть Конфуция? «Учитель говорил: человеку и не быть правдивым? Не ведаю, возможно ли такое. Если у малой ли, большой повозки не скреплены оглобли с перекладиной, разве на них какая-то езда возможна?»

Но Конфуций жил слишком давно. С тех пор все изменилось. Оказалось, что человеку можно быть не правдивым. Понятия совесть, справедливость, правдивость как-то устарели, поблекли, постепенно выходят из обихода. Печально, но факт.

Наверное, людей стало слишком много?..

* * *

Третий день моя мама общается с миром только посредством телефона. Дом и двор так занесло, что даже дверь открыть невозможно. Что делается на улицах, она не знает, поскольку выйти не может. Но в поселке есть коммунальная служба, агрохимики со своими тракторами, еще кто-то. Наверное, улицы уже чистят.

Но был случай, о нем узнали по телефонам и сарафанному радио. Старику стало плохо, скорее всего, инфаркт случился. Вызвали «скорую». До дома она кое-как доехала. Да вот открыть калитку врачи не смогли: слишком плотно завалило снегом. А всего-то и было делов, что сделать укол старику и увезти в больницу. Так и умер. Ветеран войны, труда и всего, чего возможно.

Но это ладно. Вот как его хоронить будут по такому снегу? Как могилу копать? Как вообще довезти до кладбища, если дорогу туда никто не чистил?

Вокруг поселка много вымирающих деревенек. Там осталось по несколько старушек. Зиму они переживают, собираясь вместе в чьей-нибудь хате. В такую зиму туда даже автолавка вряд ли доберется. Что говорить о «скорой помощи»?

Нет, что ни говори, а в Китае в этом отношении гораздо лучше — народа больше миллиарда. Хоть кто-нибудь, а поможет. А в нашей деревне может быть только один тракторист, да и то пьяный.

* * *

А что же народ в городе? Стою как-то в «Евроопте». Кругом женщины с набитыми доверху корзинами, а передо мной мужичок с несчастной бутылкой «чернила». Чтобы что-то сказать, говорю:

— Пить-то меньше стали…

Мужичок медленно оборачивается, осматривает с головы до ног и подводит итог:

— Ты с какого дуба рухнул? Пили, пьют и будут пить. Чудак ты, я смотрю. По хатам «ханку» гонят, из деревень везут. Тебе надо самогонки? Могу отвести, сто грамм плеснешь. Ну, пошли?

— Да я так, спросить просто...

— А ты не мент?

— А разве я похож?

— А хрен вас теперь разберешь...

Слава Богу, на этом мы и разошлись. А вокруг этого в своем роде знаменитого магазина действительно пустовато стало. Летом-весной все скамеечки заняты, везде пьют, мужчины, женщины, мальчики, девочки. Иногда возникают драки, но редко. Побаиваются милиции. Часто бывало, по рассказам старожилов, к 8 утра прибывал наряд милиции и уводил с собой в опорный пункт человек 10 самых «заслуженных». Одного такого мне удалось разговорить.

— Да че ж? Посадили в комнате, ничего так, культурно... Прочитали лекцию, что пить вредно, нехорошо, и все такое... А потом отпустили. Ну, попугали, как положено, ЛТП, что на «сутки» могут посадить... И все дела. Ну, мы и пошли. Обратно в магазин. Отовариваться...

Нечто подобное происходило недавно в Заводском районе. По слухам, ходили патрули, но забирали только самых буйных. Остальные спокойно пили на скамеечках, обсуждая привычные темы: работа, спорт, политика и бабы. Те компании, что пили в лесопосадках, вообще обходили стороной — мало ли что...

* * *

Ну вот попробуй поговори с такими о возможных реформах. А ведь президент говорил: «...главное — дать человеку возможность нормально жить и выражать свое мнение. Главное — дать человеку возможность сохранить основные права, на которые он претендует». Очень правильно говорил президент, о выражении мнения, о правах. Немного, правда, покоробило то, что человек у нас на свои основные права «претендует». Как же претендует, его права дадены ему его Конституцией, не так ли?
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
власть
деньги
электорат
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter