Общество

Александр Босяцкий: мы хотим жить в Беларуси и быть цыганами

Общество БелаПАН
0

Цитаты из XXI века — наших читателей, оставивших свои комментарии под публикацией «Милиция не видит разницы между преступниками и цыганами?»: «95% из этих людей действительно преступники, которые обманывают людей, ввозят в Беларусь и продают наркотики… всех их нужно выселить в зону отчуждения, пусть там поищут, что можно украсть»…

Почти пять веков минуло, а определенная часть белорусского общества по-прежнему мыслит средневековыми категориями. Почему не только обыватели, но и отдельные представители власти так предвзято относятся к цыганам? Об этом в интервью интернет-газете Naviny.by рассказывает исполняющий обязанности главы общественного объединения «Белорусская ассоциация цыган «Рома» Александр Босяцкий.

— Александр Иванович, милиция Волковыска, разместив на своем сайте так называемую профилактическую публикацию под дискриминационным заголовком «Осторожно! Цыгане!», по сути, нанесла оскорбление всем белорусским цыганам.

— Я очень информированный человек. Покажите мне на карте Беларуси любую точку, я вам скажу: сколько там живет цыганских семей, чем они занимаются. Да ведь в Гродненской области почти нет цыган. Есть несколько семей в Ошмянах, в Радуни, а в Волковыске нет цыган. Но дело даже не в этом. Я не хочу обижать представителей других национальностей. Однако представьте, что в публикации речь шла не о цыганах… Как вы думаете, какая бы реакция проявилась, если бы милиции рекомендовала остерегаться, например, евреев, грузин или азербайджанцев и запоминать их приметы?

Дипломаты такой бы шум подняли, что мало не показалось бы! А у цыган нет посольств, за нас некому заступиться. Такие случаи нагнетают напряжение, образуют вокруг нас вакуум. А у меня, к примеру, теща русская, соседи мои люди разных национальностей. Мы дружно живем со всеми, мы граждане Республики Беларусь, уважаем законы и подчиняемся им. А так получается, что цыгане всю Гродненскую область ограбили! Да, не все цыгане идеальные, законопослушные, как и представители других народов. Но если человек совершает преступление, то причем тут его национальность? Есть милиция, есть суд.

— Возможно, речь шла о гастролерах из Украины или Молдовы?

— Возможно. Но в таких случаях я бы сам порекомендовал нашей милиции обращаться ко мне или нашим представителям. Если приезжие люди набедокурили, то мы готовы помочь их найти. Поверьте, нам не нужны проблемы такого рода. Вот, кстати, был случай, когда наш минский цыган повел себя неправильно за рулем. Ко мне приехали два офицера Советского РУВД, показали мне фотографию, я его сразу опознал и решил все проблемы. Если есть претензии к цыганам в том же Волковыске, пусть милиционеры обращаются в наши общественные структуры. Поможем.

— Прошло почти 500 лет, а к цыганам на земле белорусской сохранилось далеко не дружеское отношение. Почему?

— Я не могу сказать, что все жители Беларуси видят в нас только преступников. И в милиции, уверен, есть понимающие ситуацию люди, которые считают, что нельзя всех стричь под одну гребенку. Нам неприятно слышать, когда в сообщениях о преступлениях подчеркивается только наша национальность. Со всеми национальностями мы разделяли горе и радость. Мы пережили фашистский геноцид, пережили вместе с белорусским народом, выжили, сохранили свой язык и традиции. Мои оба деда воевали в партизанах. У нас одна судьба, делить нам нечего, а тем более нет нужды отделяться. Нам ведь международные структуры предлагали создать цыганскую школу, деньги готовы были на это выделить. Мы отказались. Наши дети ходят в обычные школы, там их никто в глаза не попрекает, что они цыгане. Белорусские цыгане не подвергаются дискриминации. Они пользуются всеми правами, гарантированными Конституцией. Я не раз был за рубежом, поверьте, в странах Европы у цыган проблемы не сравнимы с нашими. Там им действительно тяжело жить только потому, что они цыгане. У нас с белорусским народом нет проблем, есть некоторое непонимание со стороны отдельных чиновников. А если вы у меня спросите, есть ли среди цыган жулики, я отвечу — да, есть, как и среди других национальностей, живущих в Беларуси.

— Цыган, можно сказать, поголовно обвиняют и в торговле наркотиками…

— А еще мы детей воруем! Детей цыгане не крадут, они сейчас больше озабочены как своих собственных прокормить. Наркотики… Знаю о таких случаях, но это не система. Была история — цыганку задержали с наркотиками. Осудили женщину на восемь лет. Я с ней встречался, спрашивал о виновности. Она говорит, наркотик мужу-наркоману несла. Наркомания — это беда наша. Не хотим мы этого, но это зло проникло в наши семьи. Это очень страшно! Семьи распадаются, дети страдают. Если раньше, когда молодые люди решали связать свою жизнь, то в первую очередь смотрели из какой они семьи. Сегодня главное, чтобы жених не пил и не кололся. Потому что тогда есть надежда на здоровое потомство. Для цыган главное род свой продолжать, чтобы он не оборвался. Польские цыгане приняли вот такой закон: если в семье наркоман, то вся семья становится магердо.

— Что значит — магердо?

— Как бы вам правильно перевести… В тюрьмах таких людей называют «опущенными». Магердо — это как клеймо, что ты изгой, с тобой никто не будет общаться, тебе никогда не помогут.

— И такой приговор выносит цыганский суд? У белорусских цыган, знаю, он тоже есть.

— Да, есть.

— И какой самый тяжкий приговор способен вынести цыганский суд?

— Наказания бывают очень жесткие. Для цыган самое главное — общение. У нас нет письменности, только общением мы сохранили свой язык, традиции и культуру. В языке цыганском заложена вся основа нашего выживания. Когда человека исключают из круга общения, вот это и есть самое страшное наказание. В беде тебе не помогут и радость твою никто не разделит. Если цыганский суд решает, что этот человек плохой, то он на какое-то время может быть исключен, образно говоря, из табора. Его не приглашают на различные мероприятия, свадьбы, например…

— Были такие случаи?

— Да, на год-два отлучали от общения.

— А за что, если не секрет?

— Например, муж жену бросил, детей обидел. В основном это касается семейных проблем внутри цыганской структуры. Был и очень серьезный случай в Бобруйске, когда дело могло кровью закончиться. Цыганский суд вмешался и постановил: чтобы стороны забыли о конфликте, в течение десяти лет жили мирно и не ругались. Три года уже прошло, все мирно. Потому что суд сказал, что если кто ослушается, то вся семья будет виновата. У нас свои традиции, свои законы, они не противоречат законам государства. Поэтому мы сохранились, не растворились среди других национальностей. У каждого народа есть свои секреты. Есть он и у нас, цыган. Мы хотим жить в Беларуси и быть цыганами.

— Говорят, у вас очень хорошо развита так называемая цыганская почта? Информация распространяется со скорость интернета.

— Есть у нас такая «служба», я же вам говорил, что я очень информированный человек.

— Я так понимаю, Александр Иванович, что цыгане создавали свои общественные организации, в том числе и для защиты собственных интересов?

— Да, это так, но сегодня наша организация находится в стадии перерегистрации. К сожалению, процесс этот затянулся…

— Прошло уже несколько лет после смерти Владимира Ивановича Матвеева, который возглавлял ассоциацию «Рома» и одновременно являлся цыганским бароном. Цыгане так и не смогли определиться с новым лидером?

— Владимир Иванович был очень мудрым и уважаемым человеком, пользовался авторитетом не только среди цыган. Пока достойной замены ему не нашли.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
власть
межнациональные конфликты
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter