Общество

Право Первого мая

Неслучайно, разрешив День Воли и Чернобыльский шлях, белорусские власти запретили независимым профсоюзам и представителям оппозиции проводить какие-либо уличные мероприятия на Первомай.

Боятся? Да вроде особо нечего. В прошлом году - на пике валютно-финансового кризиса и, соответственно, общественного недовольства - разрешённая маёвка в парке Дружбы народов собрала от силы полторы сотни участников. Наблюдавшая за ней французская журналистка была шокирована настолько нетипичной для европейских столиц картиной. Наивно думать, что в этом году было бы иначе.
Нет, не столько боятся, сколько отводят оппозиции строго определённое место и назначение - вариться в собственном соку. За собой оставляя «право Первого мая» - по аналогии с пресловутым «правом первой ночи» - по-свойски хозяйствовать над трудящимися массами. Беда ещё и в том, что оппозиция как будто смирилась с такими условиями.

«День Воли» и «Чернобыльский шлях» давно стали самодостаточными мероприятиями, лишёнными связи с общественной жизнью. Они утратили свой протестный смысл, превратившись в субкультурный феномен, что-то вроде «марша филателистов». И в этом качестве власть готова их терпеть. В конце концов, несколько «дней оппозиции» в году это не так уж много. Как нечто специфическое, отдельное, «не для всех» они воспринимаются и в обществе. Переломить эту тенденцию очень непросто, тем более, если никто не берётся.

С одной стороны, за Первомаем в Беларуси нет протестной истории или она хорошо забыта. Ещё в СССР из него было изъято опасное жало, затем белорусские власти продолжили и углубили курс на превращение его в неопределённый день весны, труда на приусадебных участках, отдыха и шашлыка, беспричинной радости и беззаботности. Однако праздник этот - народный, хорошо знакомый всем и каждому, к тому же, по сути своей идеально подходящий для протестных выступлений. Переориентировать рабочего с шашлыка под водочку на европейские традиции Первомая, где он остаётся днём борьбы за гражданские права, интересы и человеческое достоинство наёмных работников, возможно, было бы проще, чем донести до него значение Дня Воли. Это делает его потенциально опасным.   

Власть готова терпеть оппозицию, но так, чтобы та соблюдала дистанцию, не слишком приближаясь к народу. Именно по этой причине она зарезервировала Первомай за собой. Не потому, что ей по-настоящему близки его идеалы, их она как раз спрятала подальше с глаз долой. Наверное, главный смысл Первомая состоит в том, что наёмные работники осознают и проявляют себя как сплочённую самостоятельную силу. Меньше всего властям нужна чья бы то ни было самостоятельность. Народ властью воспринимается как дитя малое. О нём заботятся, его оберегают, кормят и поят, любят и развлекают, но вольничать не дают - ни к чему это, только во вред. Оттого официальный Первомай больше всего похож на детский праздник.


«Весело и многолюдно сегодня во всех минских парках и скверах. Массовые гуляния, ярмарки и концерты радуют жителей столицы и гостей города с самого утра. Посетителям предлагают отведать блюда национальной кухни, поучаствовать в конкурсах и покататься на аттракционах. Весёлому настроению способствует и погода. Сегодня солнечно и плюс 25. К Первомаю зазеленели деревья и распустились цветы на клумбах, работают фонтаны. Всё это добавило ярких красок в праздничный день», - передаёт СТВ - «Очень хороший праздник. У всех улыбки, флажки, шарики».

Просто-таки грешно портить такой светлый и безмятежный день протестными выступлениями. Никто и не испортил праздника столичным жителям. Раз запретили - значит запретили. Пусть будут улыбки, флажки, шарики.

Может, не больно-то и хотелось? Или, того хуже, альтернативные политические силы тоже устраивает несамостоятельное, беспомощное положение наёмных работников?  
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
отдых
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter