Общество

Николай Халезин: У нас есть оружие для борьбы с произволом властей

10 декабря 2012, 11:31
651
Общество EX-PRESS.BY
Главной силой в борьбе с произволом белорусских властей арт-директор Белорусского Свободного театра Николай Халезин в интервью сайту «Товарищ.online» назвал гласность.

Милиция два дня подряд посещала помещение, которое арендует в Минске Белорусский Свободный театр.
 
Сначала они переписали паспортные данные менеджера театра Светланы Сугако и предписали к 8 декабря подготовить паспортные данные всех актеров. Когда пришли во второй раз, то остановили спектакль «Зона молчания» и переписали паспортные данные всех актеров и зрителей, всего около 60 человек.
 
С чем связано такое повышенное внимание белорусских правоохранителей? Что этому можно противопоставить? Не закроется ли театр? С этими и другими вопросами корреспондент сайта «Товарищ.online» обратился к арт-директору  Белорусского Свободного театра Николаю Халезину.
 
– Приход сотрудников милиции – это лишь видимая часть репрессивного айсберга. Но основные репрессии идут вне стен театра. Все наши актеры уволены из государственных театров, отчислены из университетов, практически все арестовывались, сидели в тюрьме, вносятся в списки невыездных... Давление на театр идет перманентно, но иногда бывают всплески вроде нынешних посещений.
 
– Неужели Белорусский Свободный театр так опасен для власти? Вы же не собираете концертные залы…

– Свободный театр опасен власти, как любая независимая структура, которая ведет свою деятельность самостоятельно, без оглядки на государство. И вдвойне опасен тем, что он популярен в мире, и, следовательно, любое наше высказывание многократно усиливается мировыми СМИ.
 
– Какие меры с вашей стороны будут предприняты, чтобы защитить как актеров театра, так и публику?
 
– У нас есть только одно оружие, которым мы можем бороться с произволом властей – гласность. Информация о любом случае прессинга на театр мгновенно передается журналистам по всему миру, политикам, общественным деятелям, руководству ЕС и США, в правозащитные структуры.
 
– Но, согласитесь, не всегда новости попадают в поле зрения того или иного политика…

– Помимо этого, руководители театра проводят консультации с тем же руководством ЕС и Госдепартаментом США, на которых мы отмечаем, есть ли ухудшение ситуации с нарушением прав человека в нашей стране. В итоге, подобные консультации оборачиваются серьезными экономическими потерями для правящей верхушки и семьи Лукашенко.
 
– Не смогут ли эти действия властей поспособствовать закрытию театра?
 
– Театр закрыть невозможно. Он зарегистрирован в Великобритании и Польше и продолжит функционировать в любом случае…
 
– Извините, но я имел в виду несколько иное. Не сможет ли белорусский репрессивный аппарат запугать коллектив театра до такой степени, что с вами никого не останется?
 
– Власти уже восемь лет запугивают и прессингуют труппу, но мы живем, растем и развиваемся, несмотря на все их попытки прекратить наше существование. Если есть хотя бы один актер и один зритель – это уже театр. Запретить этим людям общаться невозможно, даже в тюрьме. Однажды режиссер Валерий Мазынский, находясь в тюрьме на Окрестина, провел с сокамерниками читку пьесы «На дне». На мой взгляд, это лучшее доказательство того, что все потуги властей напрасны.
 

Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер