Общество

А из вашего села жизнь счастливая видна?

05 февраля 2013, 15:22
612
Общество Свободные новости плюс
0
Специфика белорусского сельского хозяйства — неизменная тема, присутствующая на всех совещаниях «вертикального» уровня. Национальное село — оно оригинально, неповторимо до чрезвычайности, несравнимо с агросектором никакой другой страны в мире.

Все-то в нем путем-пучком, вот только эффективность падает, продуктивность труда ниже, чем у конкурентов, а об уровне сельской жизни и о размере зарплаты красноречиво свидетельствует постоянный отток из села не только молодых специалистов, «отмотавших срок» после распределения, но и массовое переселение оставшегося трудоспособного и более-менее трезвого населения «хоть кем, но только в город».

Человеческий фактор

За 10 месяцев минувшего года из сельхозпредприятий республики за прогулы и другие нарушения трудовой дисциплины было уволено 10900 человек, что составляет 11,7% от общего числа уволенных.

Эти нарушения привели к травматизму и даже гибели людей. За 11 месяцев 2012  года в аграрном секторе на производстве погибли 77 человек, а 14 из них умерли прямо на рабочем месте из-за сердечно-сосудистых заболеваний. Большинство причин травматизма со смертельным исходом в первую очередь обусловлены человеческим фактором и лишь потом — техническими причинами. В 25 несчастных случаях со смертельным исходом работники были пьяные.

Торговля приносит стране богатство, а сельское хозяйство — свободу

Сразу скажу, что это изречение принадлежит французскому мыслителю Руссо и к нынешней Беларуси не имеет никакого отношения, хотя многие страны в течение последних двадцати лет убедились в точности и современности мудрого Жан Жака…

Но вернемся к нашим «баранам». В проекте основных положений Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2011 — 2015 годы поставлены новые масштабные задачи развития регионов путем эффективного размещения производств и рационального использования кадрового потенциала. Они приобретают особую актуальность в связи с тем, что численность занятых в сельхозпроизводстве снижается, и необходимо создавать в сельской местности дополнительные производства и новые рабочие места для молодежи.

Интересно, в курсе ли чиновники — авторы этих «масштабных задач», что молодежь с максимальным ускорением покидает сельскую территорию и «старые» рабочие места?

Согласно официальной статистике, закрепление молодых специалистов на селе уже в ближайшее время может стать не просто проблемой, а жизненной необходимостью.

Дело в том, что в Беларуси уже долгое время господствует такое явление, как метрополизация, т.е. рост значения больших городов. Процент городского населения в стране составляет уже более 70% — только в столице сейчас проживает пятая часть населения республики!

И наоборот: доля сельского населения ежегодно сокращается. Если в прошлом веке убыль сельского населения составляла 46 тысяч человек в год, то в 1999 — 2009 годах — уже 64 тысячи. Есть и другой печальный факт: 23% сельского населения составляют люди старше 65 лет. Понятно, что если не остановить этот процесс, то работать на полях и фермах совсем скоро будет некому.

К слову, ежегодно в хозяйства страны направляется более двух тысяч выпускников вузов и три с половиной тысячи выпускников средних специальных учебных заведений. После двухлетней отработки остается работать 44 — 45 процентов прибывших.

Недавно, во время очередного «круглого стола» на тему: «Как решить проблемы с кадровым обеспечением на селе», профессор Валентин Титкевич отметил:

— Современные АПК и сельские территории — это сообщающиеся сосуды. Как только жизнь на селе по культуре и комфорту приблизится к городским стандартам, исчезнет и проблема «привязки» выпускников аграрных вузов к сельскохозяйственному производству, то есть отпадет необходимость в специальных мерах экономического стимулирования и административного нажима. А пока еще селу нужна поддержка государства и всего общества. Со стороны государства — это инфраструктура, производство, сбыт продукции. Со стороны общества — глубочайшее уважение к труженикам села и признание (моральное и материальное) значимости их труда и жизни в сельской местности, так как они являются родниками, питающими будущие преобразования. В известной максиме «хлеба и зрелищ» на первом месте всегда будет хлеб. Будущее села — это новое качество жизни всего населения страны. И, естественно, оно потребует значительного усложнения сельской экономики, когда в комплексе с крупными интегрированными структурами там будут работать фермерские хозяйства и предприятия несельскохозяйственного профиля. При этом важно добиться рационального сочетания экономической эффективности крупных хозяйств и социальной эффективности малого и среднего бизнеса, производящего товары и услуги. Крупные хозяйства дают лучшую себестоимость серийной массовой продукции. Малые предприятия, наоборот, дают уникальное качество товаров и определяют уровень социальной насыщенности, комфортности и качества сельской жизни.

Эту фантастическую сказку-рассказку из уст ученого и чиновника, связанного с сельским хозяйством и, естественно, знающего реальную картину происходящего на селе, можно продолжать еще долго… А смысл? А результат?

В течение последних двух десятилетий белорусские управленцы всех рангов научились говорить то, что хотят услышать в данной аудитории. На реальные дела не хватает таланта, времени и сил. В результате мы все имеем то, что имеем…

Период полной непрошибаемости

«Пациент, который скорее мертв, чем жив» — это о кадровой ситуации в нынешнем белорусском агросекторе. Недавно Александр Лукашенко в поисках панацеи от массового побега специалистов, управленцев из отрасли предложил: без характеристик — не отпускать! То есть не позволять менять работу. Есть шанс, что у белорусских аграриев появится новое «крепостное право» с «Юрьевым днем». Но, скажите, разве можно силой, принудительными мерами осчастливить, удержать в системе, которая не видится людям перспективной?

Много лет я знаю бывшего руководителя одного из некогда лучших хозяйств в одном из районов Брестской области. Не вдаваясь в подробности, замечу: нынешняя ситуация сложилась для него критически: после ухода из хозяйства человеку приходится пожинать «плоды» своих управленческих усилий.

Какой ценой давались производственные свершения? Путем жесткого авторитарного «правления», без малейшего намека на демократию и принятия в расчет мнений специалистов, не говоря уже о простых работниках. При всем этом руководителем сельхозпредприятия мой герой был, по оценке вышестоящего руководства, вполне соответствующим должности, более того — принципиальным, требовательным как к себе, так и к другим: заставлял работать, напрягал, стращал, а теперь…

В чем же суть противоречия? Да все в том же: погоня за иллюзорными успехами вынуждает все тех же руководителей СПК, АПК, КСУПов, ОАО до предела «закручивать» производственные гайки. Ну а винтиками, естественно, становятся люди. А как по-другому, если в условиях нынешней системы, сложившейся в общественном секторе АПК, практически невозможно простимулировать работника, специалиста? Только — кнут, окрик, иногда — пряник. Насколько велик КПД такого управления?

На «кнутовождение» подчиненные кадры реагируют. Тихо саботируют. Зачем напрягаться, жилы рвать, если можно получить минимальную зарплату, которой вполне хватит, чтобы после получки прикупить в сельмаге «горючую» жидкость? Между тем, получая при полной отдаче ненамного больше, чем горькие пропойцы, «нормальные» кадры тоже задаются резонным вопросом: почему — уравниловка?

Как при таком раскладе повышать производительность труда, побуждать колхозников «пахать» с утра и до ночи, как вытащить трудовой ресурс из курилок?

Это сегодня огромная проблема не только в АПК Беларуси, во всей отечественной экономике. Проблема повышения производительности труда, выпуска более конкурентоспособной продукции. Только мощный собственнический стимул может спасти ситуацию. Иного в мире еще не придумано. К сожалению, белорусские «кадры» уже давно — непрошибаемые. В большинстве случаев по-хорошему, тихо-мирно не понимают. На второй день после выдачи зарплаты редкому руководителю сельхозпредприятия удается быть корректным, выдержанным увещевателем. Лишать премий, грозить прогулами, увольнениями? Бесполезно! Все равно ведь придется идти на поклон к тому же горькому алкашу. А что делать, если больше некому «кланяться»? В белорусской деревне наступил период полной непрошибаемости.

Интервью с непригодившимся специалистом

Сергей родился и вырос в деревне. Закончил БГСХА, как говорит, не только ради диплома: собирался работать на селе. Но, «пройдя» четыре хозяйства в разных районах и на разных должностях, устроился в Минске, в бригаде отделочников- «шабашников»…

— По деревне я скучаю, честно. Как бы мы не «лезли» в столицу, а все равно — чужие здесь, гастарбайтеры во всех сферах. Но назад в деревню возвращаться не буду: смысла нет никакого — ни работы, ни зарплаты, ни перспектив для детей.

— Но ведь так много говорят об эффективности, о перспективах белорусского села…

— Где говорят? По белорусскому телевидению? Там показывают только «потемкинские хозяйства», чаще всего одни и те же — Александрию, «Снов» … Эти суперхозяйства откровенно распиарены, а ситуация в сотнях других СПК тщательно скрыта под налетом пропагандистского благополучия. Люди, бесконечно далекие от специфики сельского хозяйства, охотно «заглатывают» эту наживку, думая, что все хозяйства в Беларуси уровня «Снова». Между тем несоответствие телевизионного образа реалиям объективной действительности настолько велико, что госпропаганде не верят даже восьмидесятилетние старушки!

— Но, согласитесь, Сергей, даже в советские времена в колхозе был рабочий день «от зари до зари», особенно в период уборки урожая, да и во время посевной, наверное?

— Работали много, верно, но не жаловались: в советские времена главный агроном хозяйства получал до 200 рублей в месяц, был уважаемым на селе человеком, к его мнению прислушивались. Да и вообще специалисты советских времен, работавшие на селе, вспоминают это время по-доброму: ценили тогда и отношение к труду, и образование, и человеческие качества.

Теперь на селе изрядно поменялось мировоззрение! Много ли людей вы видели, которые бы мечтали честно трудиться на земле? Таких немного, в основном же — жаждущие «халявы». В чем выигрышная «фишка» заграничного сельского житья-бытья? Там все держится на крепком стимуле — частной собственности. Система роста, поощрения работника… Там, если пашешь до потери пульса, то имеешь многое. А у нас есть один шанс выбиться в люди — стать каким-нибудь начальником. Шансов остаться при этом человеком совсем немного.

— Белорусским сельхозпредприятиям, по-моему, не хватает денег всегда, а о свободе никто и не вспоминает…

— Колхозники — постоянные заложники сплошного беспросветья. Что тут можно изменить? Рецепт один — дать больше свободы тем, кто работает на селе, и тем, кто ими руководит. Председатель СПК должен сам решать, какие культуры выгоднее возделывать, заниматься или молоком, или мясом, или птицей, или кроликами…

Сейчас все занимаются тем, что «велено» или «целесообразно». Согласитесь, с точки зрения рачительного хозяина нет никакого смысла искусственно удерживать, к примеру, заданную сверху численность поголовья. Но для начальников цифра количества дойных буренок выглядит такой красивой и убедительной, что вмиг «ослепляет» своим великолепием. А то, что вместо одной коровы, «забитой» в статистику, фактически доятся две — так, мелочи жизни…

Посмотрите, в стране идет постоянный поиск козлов отпущения. И вердикты насчет профессиональной состоятельности, криминала, коррупционных проступков тех или иных специалистов, руководителей хозяйств выносятся ой как быстро! И далеко не всегда — объективно, по себе знаю…

А кто знает, с каким сложным контингентом приходится работать тому же руководителю сельхозпредприятия? Приходит человек трудоустраиваться, а по его трудовой книжке географию можно изучать! Иной работник больше чем на два-три месяца ни на какой работе не задерживается. Все знаешь, но берешь на работу, иначе с кем работать? С другой стороны, как с таким трудовым ресурсом поднимать производство?

Беларусь по сути — аграрная страна. У нас этот сектор экономики играет одну из ключевых ролей. За состояние дел в АПК отвечает многоступенчатая управленческая «лестница». Минсельхозпрод — раз, облсельхозпроды — два, райсельхозпроды — три. Кто из огромной армии управленцев-аграриев принес реальную пользу стране, подведомственной отрасли? Кто отстаивает интересы нижестоящих аграрных звеньев перед правительством и президентом?
Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Лукашенко назначил себе нового помощника
Общество
Лукашенко — об участниках протестов: найдем каждого
Общество
Впервые буду отмечать ДР не на сцене, а в больнице — у жены Макея коронавирус
Общество
В Брюсселе заявили, что Лукашенко осталось недолго ждать
Общество
Тихановский обращался к Лукашенко на «ты» во время разговора в СИЗО КГБ — Воскресенский
Новости Борисова
Фото дня. Раннее утро по дороге из «старого» Борисова в «новый»
Новости Жодино
«Буду гордиться, что их вырастил такой честный человек». Жодинка купила хризантемы, чтобы помочь задержанному предпринимателю
Общество
Телеграмм-канал NEXTA-Live и логотип NEXTA в Беларуси признали экстремистскими
Вопрос юристу
Вопрос юристу. Почему содержание в ИВС посчитали на БЕЛАЗе прогулом без уважительной причины?
Новости Борисова
«Вырвались из дома». Фермер рассказал, как студентом ездил на картошку в Борисовский район
ВСЕ НОВОСТИ