Общество

Ложь о Чернобыле так же страшна, как и сама катастрофа

24 апреля 2013, 12:02
986
Общество Брестский курьер
0
О лжи тогдашних правителей, связанной с катастрофой на Чернобыльской атомной электростанции, я узнал из рассказа московской журналистки...

Справка «Брестского курьера»

Об авторе. Алексей Кривошеин, полковник КГБ в отставке, на протяжении тридцати лет служил в Советской Армии и органах КГБ СССР. В период ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС возглавлял в Чернобыле органы военной контрразведки КГБ СССР.

Автор книг «Сразу после Чернобыля», «Контрразведчики. Судьбы в пламени войны», «Последнее интервью с героем», «Не остановишь, не вернёшь». Подготовил к изданию книги «В холодные роковые дни», «Ликвидация».Кавалер ордена «Чернобыльский крест: Мужество. Честь. Гуманность».

Предлагаем читателям главу из новой книги автора «Ликвидация

Она, будучи депутатом Верховного Совета СССР, работала в парламентской Комиссии по расследованию действий должностных лиц в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС. Согласно статусу, Комиссия имела право запрашивать и знакомиться с документами различных ведомств. Почти все государственные структуры, в том числе Министерство среднего машиностроения, Министерство здравоохранения, Министерство обороны и Госкомгидромет, со скрипом, но всё же представляли в депутатскую Комиссию кое-какую информацию. И лишь Политбюро ЦК КПСС не реагировало на официальные запросы депутатов Верховного Совета СССР.

Вряд ли Комиссия получила бы документы заседаний Политбюро ЦК КПСС, если бы не последовали события августа 91-го года.

Как известно, после подписания президентом Российской Федерации Указа о запрещении КПСС началась передача партийной документации в архив и депутаты наконец-то получили секретные протоколы заседаний оперативной группы Политбюро ЦК КПСС по вопросам, связанным с ликвидацией последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, которую возглавлял председатель Совета Министров СССР Николай Иванович Рыжков. Но как ни просили парламентские эксперты и доктора наук, чтобы в ксерокопировальном бюро Верховного Совета сделать хотя бы одну рабочую копию протоколов, им сделать это не разрешили. Столкнувшись с запретом, журналистка-депутат по инстанции направила соответствующий запрос. Однако выяснилось, что и для депутата сделать копию протоколов заседаний Политбюро тоже нельзя - «вето» наложил некто В. Пронин, назвавшийся консультантом второго секретного сектора Верховного Совета СССР. Его начальник из спецчасти Секретариата ВС СССР А. Бурко разъяснил журналистке: мол, они не имеют права дать разрешение ксерокопировать документы с грифом «секретно» и «совершенно секретно» даже для парламентской Комиссии. При этом он пояснил, что для получения разрешения на ксерокопирование необходимо обратиться в ту инстанцию, которая засекретила эти документы. Вот, объяснял он депутату, если они рассекретят их, тогда можно будет и ксерокопировать.

Это произойдёт, но лишь после «путча».

Не было уже КПСС, некоторые бывшие члены Политбюро обдумывали свою жизнь в Матросской тишине, но секреты этой организации в умирающем парламенте страны всё ещё хранились.

И попали к депутатам лишь после того, как партийные документы стали сдавать в госархив Российской Федерации.

Читая документы заседаний Политбюро ЦК КПСС, приходишь к мысли, что главный и самый страшный изотоп, вылетевший из жерла реактора Чернобыльской АЭС, как раз и отсутствует в таблице Менделеева. Название этому изотопу – ложь. Обман был столь же глобален, сколь глобальна была сама катастрофа.

1.ЛОЖЬ О ПОРАЖЕНИЯХ РАДИАЦИЕЙ

Первое заседание оперативной группы Политбюро ЦК КПСС состоялось 29 апреля 1986 года. Подчеркнём, лишь на четвёртый день после катастрофы. Позже, до середины мая, такие заседания проводились уже ежедневно. Это к тому, что у руководства партии и правительства, как уверяли нас годами, якобы не было полной информации о том, что происходило на Чернобыльской АЭС. Позже, давая интервью Российскому телевидению, Николай Иванович Рыжков едва ли не клялся, что они «тогда мало что знали».

В действительности же в оперативную группу Политбюро ЦК КПСС шёл поток сообщений о госпитализации не только участников ликвидации последствий катастрофы, но и населения. Об этом свидетельствуют нижеследующие протоколы заседаний оперативной группы Политбюро ЦК КПСС:

«Секретно. Протокол № 5. 4 мая 1986 г.

Присутствовали: члены Политбюро ЦК КПСС тт. Рыжков Н. И., Лигачёв Е. К., Воротников В. И., Чебриков В. М., кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС тт. Долгих В. И., Соколов С. Л., секретарь ЦК КПСС Яковлев А. Н., министр внутренних дел т. Власов А. В.

( … ) Принять к сведению, что по состоянию на 4 мая всего госпитализировано 1.882 человека. Общее число обследованных достигло 38 тысяч человек.

Выявлено поражённых лучевой болезнью различной степени сложности 204 человека, в том числе 64 ребёнка. В тяжёлом состоянии находится 18 человек».

«Секретно. Протокол № 7. 6 мая 1986 г.

Присутствовали: члены Политбюро ЦК КПСС тт. Лигачёв Е. К., Чебриков В. М., кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС т. Долгих В. И., секретарь ЦК КПСС т. Яковлев А. Н.

( … ) Принять к сведению сообщение т. Щепина (первый зам. министра здравоохранения СССР. – Прим. А.К.) о том, что по состоянию на 9.00 6 мая число госпитализированных составило 3.454 человека. Из них на стационарном лечении находится 2.600 человек, в том числе 471 ребёнок».

«Секретно. Протокол № 8. 7 мая 1986 г.

В заседании оперативной группы принял участие Генеральный секретарь ЦК КПСС т. Горбачёв М. С. (впервые! – Прим. А.К.). Присутствовали: члены Политбюро ЦК КПСС тт. Рыжков Н. И., Лигачёв Е. К., Воротников В. И., Чебриков В. М., кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС т. Долгих В. И., министр внутренних дел т. Власов А. В.

( … ) За сутки дополнительно госпитализирован 1.821 человек. Число лиц, находящихся на стационарном лечении, составляет на 10 часов 7 мая 4.301 человек, в том числе 1.351 ребёнок. Среди них с диагнозом лучевой болезни насчитывается, включая сотрудников

МВД СССР, 520 человек. В тяжёлом состоянии находятся 34 человека».

«Секретно. Протокол № 12. 12 мая 1986 г.

( … ) За истекшие сутки дополнительно госпитализировано 2.703 человека, в основном в Белоруссии. На стационарном обследовании и лечении находятся 10.198 человек, из которых 345 человек имеют признаки лучевого заболевания. Среди них 35 детей».

А теперь спросим, как соотносится динамика этих секретных сообщений на заседании оперативной группы Политбюро ЦК КПСС с упорным молчанием в средствах массовой информации? Выходит, есть одна правда для высшего партийного руководства и другая правда – для народа, для нас с вами.

В протоколе № 21 от 4 июня 1986 года в «Директивах участникам очередной пресс-конференции для советских и иностранных учёных и журналистов» была и такая заготовка: «Для решения вопроса о госпитализации… утверждены соответствующие показатели. За прошедший период обследованы все люди, обратившиеся в медицинские учреждения. Диагноз острой лучевой болезни установлен у 187 пострадавших (все из «числа персонала АЭС»), из них умерло 24 человека (двое погибли в момент аварии). Диагноз лучевой болезни у госпитализированной части населения, включая детей, не подтвердился».

Министр здравоохранения УССР А. Романенко даже через несколько лет после катастрофы, на майском (1989 г.) Пленуме ЦК компартии Украины, всё ещё твердил: « Со всей ответственностью могу сообщить, что, кроме тех, кто заболел, которых 209 человек, сегодня нет людей, заболеваемость которых можно или необходимо связывать с действием радиации».

Отгадка подобных заявлений была засекречена в документах оперативной группы. Вот, оказывается, таким чудесным образом тысячи людей, поражённых радиацией, вдруг выздоровели.

«Секретно. Протокол № 9. 8 мая 1986 г.

( … ) Минздрав СССР утвердил новые нормы допустимых уровней облучения населения радиоактивным излучением, превышающие прежние в 10 раз (прилагается). В особых случаях возможно увеличение этих норм до уровней, превышающих прежние в 50 раз». И далее, в приложении к протоколу: « … Таким образом гарантируется безопасность для здоровья населения всех возрастов, даже при сохранении данной радиационной обстановки в течение 2,5 лет».

Секретное медико-гигиеническое заключение по материалам Госкомгидромета подписали первый заместитель министра здравоохранения СССР О. Щепин и первый заместитель председателя Госкомгидромета СССР Ю. Седунов. Вот так без лечения и лекарств тысячи советских сограждан одномоментно, 9 мая 1986 года, исцелились. (Эффективность и «научность» метода наводят на мысль: а почему бы, учитывая наши затруднения с лекарствами, аппаратурой и койко-местами, не принять директиву о том, что, например, начиная с такого-то числа нормальной температурой тела считать не 36,6 градуса, а, скажем, 38 или, в «особых случаях», - 39).

Через несколько лет после катастрофы, выступая на парламентских слушаниях, даже академик Л. А. Ильин, автор известной концепции « 35 бэр за 70 лет», от которой отказались учёные Белоруссии и Украины, эксперты Верховного Совета СССР, вынужден был признать, что «если снизить её хотя бы до 7 бэр за 35 лет, то вместо 166 тысяч человек, которые сейчас предполагаются к отселению в общей сложности, мы должны сейчас эту цифру увеличить примерно в десять раз. Речь коснётся переселения более полутора миллионов людей… Общество должно взвесить весь риск и всю выгоду от такой акции».

Невольно задумываешься, кто же эти слова произносил – врач, благоговеющий перед каждой жизнью, или скупой бухгалтер, нажимающий на кнопки калькулятора: жизнь – туда, жизнь – сюда? А ведь впоследствии и сам академик вынужден был признать, что «один миллион 600 тысяч детей имеют дозовые нагрузки, которые нас волнуют; надо решать вопрос, как поступать дальше». Замечу, эти дозовые нагрузки исчислялись, исходя из новейших «рецептов» официальной науки, делавшейся под цековским грифом «Секретно». А если посмотреть на этих детей с точки зрения нравственности, недопустимости жертв, исповедуемых в цивилизованных странах, то на сколько ещё надо умножить?

2. ЛОЖЬ О «ЧИСТОЙ» ПРОДУКЦИИ

«Секретно. Протокол № 32. 22 августа 1986 г.

( … ) Принять к сведению сообщение т. Мураховского В. С. (прилагается) о том, что … разработаны рекомендации и мероприятия по ведению агропромышленного производства на территориях с разной плотностью загрязнения долгоживущими изотопами».

Горбачёвские чиновники, писавшие эти протоколы, не могли не знать, что бурёнки, придя с пастбищ, удобренных даже 1 кюри цезия-137 на квадратный километр, дают радиоактивное молоко.

« … Считать целесообразным заложить в государственный резерв мясо с повышенным содержанием радиоактивных веществ, находящееся на хранении, а также подлежащее закупке в текущем году».

«Секретно. Приложение п. 10 протокола № 32

( … ) При переработке скота из зоны, расположенной на следе выброса Чернобыльской АЭС, часть вырабатываемого мяса содержит радиоактивные вещества (РВ) в количествах, превышающих допустимые нормы. В настоящее время в холодильниках мясной промышленности ряда областей Белорусской ССР, Украинской ССР и Российской Федерации находится на хранении около 10 тысяч тонн мяса с уровнем загрязнения РВ от 1,1 х 10, минус в седьмой степени ки/кг до 1,0 х 10, минус в шестой степени ки/кг, в августе – декабре текущего года ожидается поступление из производства ещё 30 тысяч тонн такого мяса.

Для того чтобы не допустить большого суммарного накопления РВ в организме людей от употребления грязных продуктов питания, Министерство здравоохранения СССР рекомендует максимально рассредоточить загрязнённое РВ мясо по стране (здесь и далее почёркнуто мною – А.К.) и использовать его для выработки колбасных изделий, консервов и мясных полуфабрикатов в соотношении один к десяти с нормальным мясом.

( … ) Для использования указанного мяса на пищевые цели и обеспечения выпуска продукции в соответствии с требованиями Минздрава СССР, с учётом его десятикратного разбавления незагрязнённым мясом, необходимо организовать его переработку на мясокомбинатах большинства областей Российской Федерации (кроме Москвы), Молдавии, республик Закавказья, Прибалтики, Казахстана, Средней Азии.

Председатель Госагропрома СССР В. С. Мураховский».

Ещё одно приложение к протоколу № 32, п. 11: « С 1 августа по всей территории СССР вступил в силу норматив на допустимый уровень содержания радиоактивных веществ в молоке, равный 1х10 минус в восьмой степени ки / л («чистое» молоко – в 12 степени. – Прим. А.К.). Однако в отдельных районах некоторых областей

БССР часть получаемого молока ещё содержит радиоактивные вещества на уровне 1х10 минус в седьмой степени ки / л и не стабилизируется на уровне введённого норматива, что осложняет бесперебойное снабжение населения этих районов молоком.

И. Бургасов».

Не кажется ли вам, какую особую заботу, там, наверху, проявляли о «бесперебойном снабжения населения молоком»? Нет «чистого» – взяли и снизили норматив, и «грязное» вдруг стало «чистым». Ведь в секретных бумагах всё сходится, всё – в нужных вождям партии, правительству и Западу нормах, дозах, пределах.

Только через пять лет после катастрофы, после многочисленных запросов народных депутатов СССР, Прокуратура Союза наконец возбудила по фактам реализации «грязной» продукции уголовное дело. Вот что сообщал парламентской комиссии заместитель Генерального прокурора СССР В. Андреев: «… за период с 1986 по 1989 год в указанных зонах произведено выше допустимых уровней загрязнения 47 тысяч 500 тонн мяса и 2 миллиона тонн молока… только за пределы Белоруссии отправлено 15 тысяч тонн загрязнённого радионуклидами мяса. Указанные обстоятельства повлекли за собой загрязнение радиоактивными веществами продуктов питания почти по всей стране и могут оказать отрицательное воздействие на состояние здоровья населения».

По официальному разрешению Совета Министров РСФСР, в 1989 году «грязное» мясо из Брянской, Могилёвской, Киевской, Житомирской областей направлялось в Архангельскую, Калининградскую, Горьковскую, Ярославскую, Ивановскую, Владимирскую и другие области, а также в Чувашскую и Коми АССР.

С распадом Советского Союза не стало ни Прокуратуры СССР, ни Генерального прокурора. Но виновных как не было при союзных чиновниках, призывавших «усиливать пропагандистские мероприятия, направленные на разоблачение лживых измышлений западных средств массовой информации и спецслужб о событиях на Чернобыльской АЭС», так нет и при новоявленных правителях, а суверенные прокуратуры как хранили, так и хранят тайну.

3. ЛОЖЬ О СООБЩЕНИЯХ ДЛЯ ПЕЧАТИ

Представителей средств массовой информации на заседания оперативной группы Политбюро ЦК КПСС, разумеется, не допускали. Только один раз, 26 мая (протокол № 18), были приглашены главные редакторы центральных газет и им дали наказ: «главное внимание уделить мерам, принимаемым ЦК КПСС и правительства по обеспечению нормальных трудовых и социально-бытовых условий жизни эвакуированного населения, ликвидации последствий катастрофы, широко отражать активное участие трудящихся в реализации этих мер».

Едва ли не на каждом заседании рассматривался вопрос о каком-либо сообщении – для печати, телевидения, пресс-конференции. Все тексты утверждались, указывалась конкретная дата публикаций.

«Секретно. Протокол № 9. 8 мая 1986 г.

( … ) 4. О выступлении по телевидению тт. Воробьёва А. И. и Гогина Е. Е. Учитывая улучшение обстановки на Чернобыльской АЭС, считать целесообразным воздержаться от указанного выступления.

( … ) 6. О сообщении ТАСС по вопросу введения в ряде европейских стран ограничений на импорт товаров из СССР. Одобрить текст указанного обращения. Опубликовать его в печати 9 мая1986 г.

( … ) 9. Об очередном правительственном сообщении. Одобрить текст сообщения. Опубликовать его в печати после особого распоряжения».

«Секретно. Протокол № 5. 4 мая 1986 г.

( … ) Одобрить текст обращения ТАСС. Публикацию очередного сообщения от Совета Министров СССР перенести на 5 мая с. г.».

Любопытно, что ни самих текстов, ни фамилий их авторов в протоколах нет. И это, видимо, не случайно: следы лучше не оставлять.

«Секретно. Протокол № 1. 29 апреля 1986 г.

( … ) 10. О правительственных сообщениях. Утвердить текст правительственного сообщения для опубликования в печати. Утвердить текст информации руководителям ряда капиталистических стран об аварии на Чернобыльской АЭС и принимаемых мерах по устранению её последствий. Утвердить текст руководителям ряда социалистических стран о состоянии дел по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС»

Всё опять просто: для внутреннего употребления – одна информация, вернее, дезинформация, для руководителей по социалистическому лагерю – другая, для «заклятых» капиталистов – третья.

«Секретно. Протокол № 7. 6 мая 1986 г.

( … ) Согласиться с предложением Минздрава СССР о целесообразности опубликования данных о количестве и состоянии больных, находящихся на излечении в 6–й больнице Москвы, учитывая тот факт, что в этой больнице работают американцы».

«Секретно. Протокол № 3. 1 мая 1986 г.

( … ) Направить в районы, прилегающие к зоне размещения Чернобыльской АЭС, группу советских корреспондентов с целью подготовки материалов для печати и телевидения, свидетельствующих о нормальной жизнедеятельности этих районов».

Точнее сказать, написать сочинения на заданную тему. Иные сочинения – под запрет. Кому-то удавалось его обойти, большинству – нет.

Не удалась, например, попытка собственного корреспондента «Известий» Н. Матуковского из Белоруссии привлечь внимание высокого заседания.

«Секретно. Приложение к протоколу № 28. Телетайписткам. Эту телеграмму не показывать никому, кроме главного редактора. Копию уничтожить.

( … ) Информация. Сообщаю для вашего сведения, что радиационная обстановка в Белоруссии значительно осложнилась. Во многих районах Могилёвской области обнаружено радиоактивное заражение, уровень которого значительно выше уровня тех районов, о которых мы писали. По всем медицинским канонам, проживание людей в этих районах связано с огромным риском для жизни.

( … ) Сообщаю вам это по телексу, потому что все телефонные разговоры на эту тему у нас категорически запрещены.

8 июля 1986 г. Н. Матуковский».

Эта тревожная телеграмма было передана в оперативную группу Политбюро ЦК КПСС. Заслушав её, здесь решили: «надо всё проверить, а о результатах доложить оперативной группе 20 июля с. г.».

Больше об этой неприятной телеграмме на заседании не вспоминали. И о результатах никто не докладывал…

Любопытно и то, как готовились пресс-конференции для советских и иностранных журналистов.

«Секретно. 4 июня 1986 года

( … ) Приложение к протоколу № 21. 2. При освещении хода ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС:

… Осветить широкомасштабные меры, принимаемые по обеспечению безопасности населения, особо отметить заботу о людях, оказавшихся на загрязнённой территории ( … )

4. Указать на несостоятельность претензий и оценок как отдельных официальных лиц, так и прессы ряда западных стран, заявляющих о якобы существенном экологическом и материальном ущербе, нанесённом за счёт распространения небольших количеств радиоактивных веществ с воздушными массами из зоны Чернобыльской АЭС».

«Небольшие количества» – это 300 хиросимских бомб только по цезию-137. А «несущественный ущерб», по оценкам независимых экспертов, а также потери страны до 2000 года составили 180 – 200 миллиардов рублей в ценах1989 г. И это без учёта потерь, связанных с заболеваниями тысяч и тысяч людей.

Тему лжи о Чернобыле можно продолжать и продолжать.

Ложь № 4 – об участии армии в ликвидации последствий катастрофы (в период моей работы на ЧАЭС до 95 процентов ликвидаторов составляли не военнослужащие, а военнообязанные, призванные на сборы из запаса, остальные 5 процентов - кадровые военные – в основном офицеры и прапорщики – А.К.)

Ложь № 5 - о «посадке» нового города энергетиков Славутича на цезиевое пятно;

Ложь № 6 - о подборе кадров и «политико-воспитательной» работе» на ЧАЭС после катастрофы и т. д., и т. п.

В нашей «синеокой» те, кто укрощал чернобыльскую ядерную катастрофу, кто рисковал своей жизнью и здоровьем, преданы забвению, в отличие от республик бывшего СССР. Они лишены статуса Участника ликвидаций последствий катастрофы и, как мы видим, власти уже не нужны.

Публикуемые секретные материалы открывают старые истины: каждый раз, чтобы сохранить себя, Система должна непременно скрывать от своего народа содеянное. Ложь - жила, ложь - живёт…
Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы: аэс ссср
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
В мире
Включить в состав России: Жириновский предложил решение конфликта в Карабахе
Экономика
70 работников «Гродно Азот» в знак протеста написали заявления об увольнении
Культура
Анжелика Агурбаш: «Не меня надо задерживать, а тех, кто издевается над людьми»
Политика
Фотофакт. Тихановская передвигается по Вильнюсу с охраной на «БМВ»
Политика
Встречи на высшем уровне Тихановской и Лукашенко. Почувствуйте разницу
В мире
Глава СВР: в Беларуси во время провокации могут убить авторитетного ксендза
Общество
«В Литве появилась новая достопримечательность». МИД Беларуси прокомментировал встречу Макрона с Тихановской
Новости Борисова
В борисовской деревне Житьково можно купить кирпичный дом площадью 439 кв. м
Новости Борисова
«Считаю недопустимым содержание людей в таких условиях». Борисовчанка пожаловалась на санитарное состояние камеры в ИВС
Новости Жодино
Жодинцы подали обращение в прокуратуру по поводу ответа из городского Совета депутатов
ВСЕ НОВОСТИ