Общество

Стою на асфальте, ноги в лыжи обуты...

Общество Ежедневник
0
Коррупционная тема для Александра Лукашенко особая, но почему-то он никак он не может отучить служебный люд воровать. Как не переделывает Закон "О борьбе с коррупцией", не едут у него лыжи.

В последнее время развлекаюсь, читая мнения силовиков о новом проекте Закона "О борьбе с коррупцией". Конечно, много удовольствия доставляют и мнения других официальных комментаторов. Например, уважаемый декан экономического факультета одного из вузов в эфире не менее уважаемого телеканала заявил, что в последнее время правоохранительные стали больше выявлять коррупционеров не потому, что их столько развелось, а потому что Закон "О борьбе с коррупцией" такой правильный приняли. И вот теперь его еще больше усовершенствуют...

Ну, с уважаемым профессором все понятно – он видимо совершенно не в теме и не знает, что количество выявляемых в последнее годы коррупционных преступлений снизилось, причем, существенно. Предполагаю, что профессор даже не читал ни действующего закона, ни нового проекта. Просто в сюжете нужен был кто-то, кто позитивно оценит борьбу с коррупцией независимо от реальной ситуации. Но вот как понять представителей МВД, прокуратуры, Следственного комитета, так восхваляющих и новый проект и действующий закон? Они ведь в курсе происходящего.

Например, заместитель Генерального прокурора Александр Лашин в интервью газете "СБ" сказал, что новый закон усилит предупредительные функции. Мол, все сделано для того, чтобы коррупционные преступления было совершать невыгодно.

У меня сразу возник вопрос: предупредительная функция в отношении кого? Еще когда в 2006 году принимался первый Закон "О борьбе с коррупцией" у многих вызывала сомнение норма, заставляющая чиновников декларировать свое имущественное положение. Предупрежден, значит, вооружен. Если раньше госслужащие могли легально пользоваться незаконно полученными средствами и таким образом их засвечивать, то теперь принимают меры по сокрытию таких доходов, используя их тайно. Теперь их предупредили, что так использовать незаконные доходы нельзя. Это как прививка, защищающая чиновников от тюрьмы. Добавление в список прививаемых дополнительного контингента лиц, которые обязаны будут подавать декларации на себя и своих близких родственников, абсолютно ничего не меняет, что и показала правоприменительная практика нынешнего закона. За восемь лет, как действует нынешний закон, правоохранители не озвучили ни одного факта, когда коррупционера удалось выявить через его декларацию. И это понятно. И ни одного осужденного коррупционера не остановила обязанность декларировать свое имущество. Сами подумайте.

Допустим, речь идет о мелком или среднем коррупционере, незаконный доход которого составляет 200-1500 долларов в месяц. Он купит дом в кредит, в кредит же оформит новую машину, в кредит поедет отдыхать в Турцию с семьей. Он будет исправно погашать все платежи, и незаконно полученные средства совершенно спокойно растворяться в текущих тратах. Декларируй не декларируй, но ничего здесь не заметишь. Если же речь идет о крупной рыбе, чей доход составляет десятки, сотни, тысячи, а иногда даже миллионы долларов, то ради такого куша можно и лишний раз напрячься, чтобы скрыть свое реальное благосостояние. Благо вас великодушно об этом предупредили. Декларирование здесь совершенно ничего не меняет. Напротив, чиновники и "красные директора" стали более осторожными и теперь выявить среди них коррупционеров значительно сложнее.

Это подтвердил и заместитель начальника отдела главного управления процессуального контроля Следственного комитета Виталий Гаврильчик. В интервью все той же "СБ" он сказал, что бывали ситуации, когда руководитель оформлял собственность на подчиненного, который за это получал много благо службе. Аналогично с заграничными вилами, фирмами в оффшорах и другим имуществом, оформить которые на постороннее лицо не представляет сложности. А вот чтобы выявить все это - теперь придется попотеть.

Поэтому меня позабавило значительное расширение в новом законе норм, связанных с декларированием имущества и особенно с изъятием незаконных излишков. ну прямо продразверстка. Это вообще для кого писалось? Можно подумать, что за прошедшие восемь лет огромное количество чиновников задекларировало столько незаконно полученного имущества, что прокуратура просто не знает теперь, что с ним делать.

Развлек меня и пассаж Александра Лашина о том, что "даже самые совершенные правовые нормы бессильны, если не исполняются надлежащим образом". Еще в первом законе была принята норма, которая запрещает находиться в прямом подчинении близким родственникам. И тогда СМИ писали, что президент Беларуси Александр Лукашенко первым же ее нарушает, так как у него в прямом подчинении находится старший сын Виктор. Конечно, вряд ли тут речь может идти о коррупции, но закон - это такой инструмент, который если не исполняет президент, то никто не будет исполнять. И таких вот норм очень много.

Взять, к примеру, ограничения по назначению лиц, запятнавших себя в коррупции. Когда я брал комментарии в концерне "Беллегпром" и пытался понять, как там на руководящие должности проходят лица ранее судимые за коррупционные преступления, мне прямо сказали: "А что тут такого, президент ведь назначил бывшего главу концерна "Белнефтехим" Александра Боровского, осужденного за коррупционное преступление, генеральным директором МАЗа, а потом еще и Орденом Почета наградил".

Можно привести и другой пример. Статья 20 действующего закона четко определяет, что правонарушением, создающие условия для коррупции, является в том числе и "отказ государственного должностного или приравненного к нему лица в предоставлении информации физическим или юридическим лицам, предоставление которой этим лицам предусмотрено законодательством, умышленное несвоевременное ее предоставление или предоставление неполной либо недостоверной информации". Эта норма не исполняется повсеместно, особенно в отношении независимых СМИ. Все ведомства, которые осуществляют борьбу с коррупцией и которые должны контролировать исполнение закона, знают об этом нарушении, но всем откровенно наплевать. Более того, как раз контролирующие структуры в числе основных нарушителей. Ну убрали бы эту норму в новом проекте, чтобы она не мозолила глаза и не дискредитировала документ. Нет, ее все равно оставили, только уже в ст.25. Более того, в проекте нового закона добавили ст.42 "Меры правовой защиты лиц, которым причинен вред совершением правонарушения, создающего условия для коррупции, или коррупционного правонарушения". Оказывается теперь, если мне неправомерно откажут в предоставлении информации, я смогу получить возмещение причиненного мне вреда. Я долго смеялся.

Вообще новый Закон "О борьбе с коррупцией" стал больше аж на 16 статей. Кроме того, сами статьи стали более объемными. Но я скажу лично мое мнение, как действующий документ, так и проект нового на 80% состоит из откровенного мусора, который внесли туда с одной единственной целью: создавать видимость активной борьбы с коррупцией, что заменить реальную работу бумажной. Все об этом знают, но боятся сказать. Как и знают то, что в обоих документах нет главного, без чего в принципе невозможна эффективная борьба с коррупцией.

И в первом законе и во втором, ни слова нет о роли судебной системы в этой борьбе. Ни разработчики документа, ни его многочисленные комментаторы так и не осмелились озвучить главную аксиому: борьба с коррупцией не может быть эффективной и справедливой, если нет объективного и независимого судопроизводства. Про реально независимое следствие лучше промолчу. О каком справедливом наказании за коррупцию может идти речь, если после того, как президент дал команду возбудить уголовное дело в отношении гендиректора "Борисоврев", ни у кого не возникло сомнений, что этот человек сядет. Я не говорю о том, что данный человек невиновен. Но ведь все то, что ему вменяют в вину, было известно правоохранительным органам еще до команды президента. И если следствию еще можно простить четкое выполнение указаний президента, то суду - нет. Он должен быть независим, не потому что у нас осуждается много невиновных и не потому, что сейчас выносятся несправедливые приговоры. Это нужно сделать для того, чтобы ни у кого из окружающих не возникало сомнений относительно справедливости вынесенного приговора. Почему, например, сделать судебную должность выборной?

Ни слова в обоих документах нет и об ответственности борцов с коррупцией. Им дали много полномочий, даже слишком много, но не предусмотрели абсолютно никакой ответственности. Это нонсенс для нормальный правовой системы, поскольку любые права или полномочия должны быть уравновешены равной долей ответственности. На деле же у нас любой капитан БЭП может приостанавливать финансовые операции, распоряжение имуществом и еще много чего. При этом, как показывает правоприменительная практика нынешнего закона, для этого просто достаточно заявить, что есть данные о вероятности совершения коррупционного преступления, а на требования предъявить конкретные факты, ответить: "Это секретная информация". И все! Никакой необходимости доказывания, никакой презумпции невиновности (о чем вы, Господи!) и никакой ответственности за свои действия, если потом все это не подтвердилось. Это просто идеальные условия для коррупции, чтобы тот самый капитана БЭП мог взять под свою крышу любой бизнес: "Либо плати, либо я сейчас устрою борьбу с коррупцией".

И на конец самое главное, ни разработчикам документа, ни комментаторам так и не хватило смелости озвучить основную проблему -- легализованную систему продажи президентских помилований. В стране фактически созданы такие условия, что если украсть мешок картошки, то ты почти наверняка сядешь, если украдешь мешок золота -- почти наверняка откупишься. Поэтому самые крупные коррупционеры, которые наносят самый большой ущерб экономике страны и имиджу государства, как были, так и остаются в привилегированном положении. Да, если тебя поймали с поличным на взятке в 1,5 млн долларов, и тебе нечего дать государству, ты будешь сидеть. Но если ты увел с госпредприятия эти же 1,5 млн долларов, то достаточно возместить выявленный следствием ущерб в тройном размере, чтобы получить президентское помилование.

Итак, что мы имеем в итоге? Самые крупные коррупционеры предупреждены и теперь умело прячут свое незаконные доходы, в результате чего их стало во много раз сложнее выявить. Даже если их вычислят, они всегда могут рассчитывать на помилование. А правоохранители вместо реальной борьбы с коррупцией стали больше заниматься ее так называемым предупреждением - ответственности меньше, а барыши больше. Обсуждаемый закон, как заботливый отец проводит белорусских коррупционеров на службу: "Преступая закон, будьте осторожны и посмотрите налево, а потом направо, чтобы не попасть под колеса правооохранительной машины". Интересная такая борьба получается.

"Вот стою на асфальте, ноги в лыжи обуты. То ли лыжи не едут, то ли я..."
Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
коррупция
чиновники
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter