Общество

Дедовщина в белорусской армии. Двое солдат сбежали из части после избиений и угроз

10 февраля 2016, 11:45
796
Общество Naviny.by
0
3 февраля из расположенной в Бресте воинской части № 92616 сбежали два солдата. Пойти на крайние меры двух Иванов — земляков из Ветки — вынудили угрозы и жестокость со стороны старослужащих. Высокие военные чины заявляют, что каждый факт дедовщины — это ЧП для белорусской армии. Но, похоже, есть воинские части, где при попустительстве командующего состава неуставные отношения являются нормой.

Что происходит в воинской части № 92616? Какие воспитательные меры принимаются к солдатам, от которых потом у них синие руки и ноги? В этом 8 февраля на месте событий попытались разобраться родственники недавних призывников.

В Брест из Ветки отправились мать, тётя и отчим одного Ивана, а также сестра второго Ивана.

Всё было хорошо, командир хвалил

Два Ивана из Ветки мечтали пойти служить именно в ВДВ.

«Ванька раз десять в военкомат звонил, всё спрашивал — точно ли возьмут его в ВДВ, уже надоел им, говорят — не названивай, заберут тебя! Он просто рвался туда, в десантники, дождаться не мог призыва», — рассказывает мать военнослужащего Лариса.

18-летнего Ивана и его тёзку призвали на срочную военную службу 16 ноября 2015 года. Парни попали в 38-ю отдельную гвардейскую мобильную венскую краснознаменную бригаду (воинская часть № 92616, Брест).

12 декабря Иваны приняли присягу. Родители и родственники приезжали к ним в Брест, ребята были довольны, ни на что не жаловались.

«Они рады были, что попали в ВДВ! И командир их хвалил. Ребята говорили — кормят хорошо, всё нормально, только берцы просили привезти», — наперебой вспоминают мать Ивана и сестра его тёзки Елена.

В армии, казалось бы, всё просто — красим от забора и до обеда. На КПП воинской части в Бресте размещены два стенда с фотографиями десантников. Те, кто не имеет «залётов» и имеют успехи «в боевой подготовке» — попали на стенд «Они отлично несут службу». Фотографии проштрафившихся помещены на стенде «Они позорят земляков». Казалось бы — выполняй нормативы, устав, прыгай с парашютом, бегай с автоматом, борись, тренируйся, воспитывай тело и дух, а Родина поможет.

Только не всё просто и однозначно сложилось у призывников из Ветки, раз они решились на побег.

«Их били железной вешалкой по ногам и рукам»

«Поверьте — наши дети не выросли в оранжерейных условиях! У нас небогатые семьи, всем нужно было трудиться, работать. Это крепкие парни во всех смыслах. Они никогда не боялись трудностей, физически подготовлены, всегда могли постоять за себя, и то, что произошло с ними в армии — шок для нас», — рассказывают родственники.

3 февраля Ларисе, матери Ивана, позвонили из воинской части и сообщили, что ее сын вместе с земляком-тезкой сбежали.

«Представитель воинской части использовал ненормативную лексику, и угрожал, что если сам первый их найдет, то по десять раз минимум ударит в голову. До этого, после присяги, нам не раз звонили дети, просили выслать деньги, крупные для нас, для Ветки суммы — от 300 до 700 тысяч за раз. Они объясняли, что деньги им нужно кому-то заплатить за разные якобы «косяки». Потом оказалось — деньги у них просто вымогали, избивали их. Мы узнали, что деньги у парней вымогают старослужащие — «деды», — делятся родственники.

Оказалось, что парни сбежали, скорее всего, от отчаяния и после многочисленных побоев.

«Их били железной вешалкой по ногам и рукам, у Вани все ноги синие и руки разбиты. Ване наносили, по разным сведениям, по сорок ударов железной вешалкой. Другой человек мне передал, что вообще моему брату дали по сто ударов вешалкой. Били тоже по голове, с локтя, чтобы следов не было, в челюсть. Во вторник или среду брат прислал СМС — срочно нужны 500 тысяч, или ему «хана». У меня не был денег, я так и написала. Он ответил, что «деды» сказали: вам срок до четверга, или сами лезьте в петлю, или мы вас повесим», — сестра Елена не может сдержать слёз.

После самовольного отлучения из части солдат стали искать. Приехали военные сразу и к родственникам в Ветку, ждали, что парни появятся дома. Но тут родителям Ивана позвонил незнакомый человек, житель Бреста.

«Мужчина сказал, что нашел наших парней в подъезде дома, что они избиты и напуганы. Тот человек сказал: если хотите видеть детей живыми и здоровыми — срочно сами приезжайте за ними в Брест, я их командирам не отдам без вашего присутствия», — вспоминает Лариса.

Она с сестрой второго Вани выехали в Брест. Там уже от парней и узнали подробности их службы в гвардейской мобильной краснознаменной бригаде.

«Деды» били, а куда смотрели офицеры, командиры? Включали музыку и фильмы на ноутбуке, чтобы не слышно было криков? Неужели такое случилось только с нашими парнями? Других всё устраивает? Их выводили ночью, по одному, и долго и жестоко избивали — никто не видел и не слышал? Кто всё это покрывает? Кто будет отвечать, кроме «дедов»?» — сейчас у родственников больше вопросов, чем ответов.

Когда после побега родственники приехали в часть и узнали об избиениях, командиры обещали разобраться, наказать виновных, обещали позвонить родителям и дали номера своих телефоны.

«Но мы ни до кого не дозвонились, и нам никто не позвонил. Поэтому опять решили ехать в Брест», — отметила Елена.

8 февраля родственники посетили командование воинской части, военную комендатуру, областную прокуратуру, отдел прокуратуры по надзору за исполнением законодательства в войсках.

В отделе прокуратуры Брестской области по надзору за исполнением законодательства в войсках делегацию из Ветки принял исполняющий обязанности начальника отдела Дмитрий Пузанкевич.

Он сообщил, что по данному факту проводится проверка, по результатам которой будет принято решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Проверка была назначена командованием бригады и поручена дознавателю отдела прокуратуры.

По факту самовольной отлучки военнослужащих также будет приниматься процессуальное решение. Разбирательство проводит военная комендатура, там 8 февраля были опрошены родственники военнослужащих.

Также родственников принял командир 38-й отдельной гвардейской мобильной бригады Дмитрий Соболь. Он заверил родственников, что будет проведено объективное разбирательство по данным фактам.

В военной комендатуре при опросе родственникам сказали, что «деды» уже якобы сознались и, скорее всего, будут наказаны.

«Мы встретились с парнями, но эта встреча оставила тягостное впечатление. Да, они бодрились при нас, улыбались, но какие у них были глаза при этом... Они рассказали, что 8 февраля было построение, и с этих «дедов» перед строем сняли тельняшки за такой, мол, проступок. Но оставят ли ребят в покое? Будут ли наказаны все виновные, чтобы другим неповадно было? Меня насторожило, что Ваня приходил на встречу с нами в сопровождении сержанта, и тот сержант ни на секунду не отходил от него, мы не могли поговорить. Ваня только сказал, что не хотел бы оставаться здесь. Явно ему что-то угрожает», — считает Елена.

«С беспощадной твердостью»?

Министерство обороны неоднократно заявляло, что «в белорусской армии борьба с неуставными взаимоотношениями ведется с беспощадной твердостью».

«Для сравнения: если в 2013 году 26 военнослужащих стали участниками такого рода преступлений, то в 2003-м их было 134 — сокращение в 5 с лишним раз. И это несмотря на то, что численность военнослужащих срочной службы за это время почти не изменилась», — заявляло Министерство обороны в 2014 году.

Из 38-й отдельной гвардейской мобильной венской краснозаменной бригады тоже раз-два в год (официально) сбегают военнослужащие.

Здесь на полигоне «Брестский» в 2012 году погиб уроженец Лоевского района Александр Шикло.

Его родители получили из воинской части такое извещение: «Гвардии младший сержант Александр Александрович Шикло, командир отделения гранатометного взвода роты огненной поддержки 382 отдельного гвардейского мобильного батальона 38 отдельной мобильной бригады, 1992 года рождения погиб от сквозного огнестрельного пулевого ранения шеи и головы. Смерть наступила при исполнении обязанностей воинской службы».

Первоначально командование, которое присутствовало на похоронах, заявляло, что Александр — герой, и если бы он не закрыл собой гранатомет, то погиб бы весь взвод. Потом версия следствия изменилась на 180 градусов — военнослужащий сам виноват.

Матери, убитой горем после смерти сына, не выплатили даже страховку. Ладно деньги, но какую незаживающую рану она получила, отправив служить здорового красивого сына, и не дождавшись его из армии.

В июле 2015 года к пяти годам шести месяцам лишения свободы в колонии усиленного режима был приговорен младший сержант воинской части № 92616, который нанес тяжкие телесные повреждения солдату срочной службы. Сержанту не понравилось, что срочник не достаточно быстро убирал в казарме.

В 2015 году было возбуждено уголовное дело по статье 443 УК по фактам неуставных отношений в Заслоновском гарнизоне под Лепелем.

В начале 2016 года стало известно, что за незаконный приказ и избиение солдата сержант приговорен к двум годам ограничения свободы. Инцидент с ночным подъемом бойцов произошел в одной из воинских частей Гомельской области. Срочников подняли ночью из-за невыполнения новобранцем негласных неуставных правил.

Командир отделения в звании сержанта приказал молодым солдатам стоять возле своих кроватей до утра. Установлено, когда один из бойцов отказался выполнять незаконный приказ, сержант применил силу. Ему назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на 2 года. Кроме того, его на 2 года лишили права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных обязанностей и выполнением функций представителей власти. Приговор вступил в законную силу

«В Вооруженных силах обеспечены бескомпромиссный подход к правонарушителям и неотвратимость наказания для виновников преступлений в соответствии с законодательством», — говорил ранее пресс-секретарь Министерства обороны Владимир Макаров.

Naviny.by постараются не пропустить момент, когда неотвратимое наказание настигнет «дедов» из воинской части № 92616, избивавших ветковских призывников.
Обсудить в чате
Темы: армия
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер