Общество

Почему Анисим и Конопацкая мёрзнут на работе и как продвигают свои законопроекты

05 декабря 2016, 13:41
1029
Общество Еврорадио
0
Новоизбранные депутаты успели не только получить кабинеты и распределить портфели, но и в своих округах поработать, и над новыми законопроектами посидеть. Анна Конопацкая даже выступила в Овальном зале с выступлением по одному из проектов закона. Чтобы посмотреть, как они обжились на новом месте и узнать, влились ли в коллектив, идём по их приглашению на чашечку кофе к Елене Анисим и Анне Конопацкой.

 О портрете Лукашенко, гвозде в стене и символике


Кабинеты депутатов находятся не только на разных этажах Дома правительства, но и в различных его сторонах. По размеру они одинаковые. Но всегда, когда приходишь в новое место, то есть что-то, за что глаз цепляется в первую очередь. В кабинете Анисим это портрет Лукашенко над её рабочим местом. "Несистемный" депутат мгновенно перехватывает мой взгляд — словно именно этого от меня и ждала.

"Понимаете, мы вот всё на какие-то формальные вещи обращаем внимание. И кажется, что если надо мной висит портрет, то этот портрет на меня влияет, давит. А на самом деле, особенно ещё, если эти слова под ним (на листе написано "Мы — нация, а у каждой нации есть свои приметы. И главное, кроме территориальной целостности и суверенитета — это язык") — я буду влиять тоже. И через эти слова, и через этот портрет. Ведь не бывает одностороннего влияния — только двустороннее, я считаю. И надеюсь, что моё влияние принесеё плоды для страны", — говорит Анисим.

Не убрала Анисим ни красно-зелёный флажок со своего стола, ни сувенирную тарелку с изображением отечественного "цветка победы" из шкафа. Правда, поставила на стол больший по размерам чем государственный бело-красно-белый флаг. В подарок от Еврорадио и Представительства ЕС в Беларуси приносим ей флажок ЕС.

"Сегодня ничего не изменишь: есть государственный флаг, под ним выступают наши спортсмены, наши государственные руководители с ним повсюду презентуют Беларусь. Между тем, у нас есть наш национальный флаг, с которым наши предшественники шли к нашей независимости, и без этого флага Беларусь не Беларусь. Ну, а то, что мы часть Европы, — очевидная вещь", — улыбается Елена и ставит флаг ЕС третьим на свой стол.

Первое, что сделала в своём кабинете Анна Конопацкая — сняла со стены портрет главы страны и спрятала его в шкаф.

"Я не считаю, что в этом портрете здесь есть какая-то необходимость, и поэтому я с первых дней его сняла, его у меня забрал местный завхоз. Только гвоздь в стене оставила — продолжаю конкурс предложений, что на это место повесить".

На столе у Конопацкой нет ни красно-зелёного, ни национального, ни хотя бы партийного флажка. Как на неё платье бело-красно-белого значка, с которым она появлялась на первые заседания парламента.

"Для меня это символ оппозиционности, — признаётся представитель ОГП в парламенте. — Я не говорю о том, что он не должен быть государственным символом: мне и Погоня больше нравится, чем сегодняшний наш герб, и бело-красно-белый флаг больше нравится".

У Анисим на лацкане — официальный депутатский значок и значок Общества белорусского языка. Но никто её за язык не тянул — сама обещала в эфире Еврорадио повесить его рядом с депутатским красно-зелёным флажком!

"Обещала, — соглашается депутат. — Но дело всё в том, что день ещё тот не пришёл. Тот день, когда хочется привлечь внимание именно к этому".

— Это какая-то конкретная дата или должно что-то случится необычное?

— Есть дата! — Быстро отвечает Анисим, но что это за дата, ничего не говорит. — Можно нацепить, но за этим ничего не будет стоять. Для меня, как для белоруски, важна суть.

О виде из окна, холоде в кабинетах, вливании в систему и салом с печеньем

Чем ещё отличаются кабинеты? У Елены Анисим окно выходит на Красный костёл, у Анны Конопацкой — на купол Овального зала.

"Я такой вид из окна не просила, но так уж сложились звёзды. Красный костёл сильно связан с белорусским возрождением новейшего времени. Кажется, здесь проходили учредительные собрания Белорусского народного фронта. Энергетика этого места очень велика, а для меня такое соседство — и почетное, и приятное", — с улыбкой замечает Анисим.

Конопацкая на вид из своего окна во внимание, по её словам, не обращает. Её больше интересует, заметны ли чашки с символикой партии, которые она специально поставила на столик у самого входа. Чашки в глаза бросаются. Из них мы позже и угощаемся кофе. Елена Анисим для кофе-пауз принесла из дома обычные чашечки "из сервиза".

Из мебели в депутатских кабинетах обычный набор: письменный стол, стулья, шкаф, сейф, телевизор, компьютер, два телефона.

— Какой из них — "вертушка"? — Интересуюсь у Анисим, но та лишь удивлённо разводит руками.

— А у меня его нет! Один — обычный городской, второй — внутренний...

— У вас действительно есть "вертушка", по которой вы можете министрам напрямую звонить? А то Анисим говорит, что у неё нет, — интересуюсь позже у Анны Конопацкой.

—Так Вот же он! — Показывает на телефон внутренней связи. — Набираешь по нему определённые четыре цифры и попадаешь к нужному тебе министру. Так я уже и министру образования звонила, и в Генпрокуратуру.

Кабинеты не только одинаковые по размеру, но в них одинаково холодно. У Анисим окно по краям заклеено скотчем.

"В чём там дело, я не знаю: некачественные окна, может, ставили и они там отошли или рассохлись — кто их знает. И на батареях ничего не подкрутить, чтобы теплее было — только обогреватель какой приносить", — жалуется Анисим.

У Конопацкой та же беда с температурой в кабинете. "Принесу настенный обогреватель себе. Знаете, такой, в виде ковра", — говорит депутат от ОГП и ставит греться воду для кофе. Под кофе размышляет над вопросом о том, что ей нужно, чтобы атмосфера в кабинете была и позитивная и рабочая.

"Нужно понимание со стороны коллег... Или хотя бы их попытки мыслить в одном направлении. Ведь есть, и сегодняшнее заседание это показало, даже некий формализм в отношении принятия законопроектов".

— Так вы же коллег с первых дней провоцируете: то бело-красно-белым значком, то голосованием против и тем, что не скрываете, как проголосовали, даже своим внешним видом!

— А что не так с моим видом?! Работаем, иногда спорим. Как мне кажется, меня коллеги где-то и поддерживают, и даже, может быть, сами хотели бы поступать так, как я...

— Иногда слышу разговоры, что Анисим поставила себе целью влиться в систему, чтобы потом менять её изнутри. Как идёт вливание? — Продолжаю тему обживания на депутатском месте с Еленой Анисим.

— Мне сложно влиться в систему вследствие моего характера. Он у меня такой... индивидуалистический. Я не могу особенно подстраиваться. Если мне что-то не нравится, я обязательно об этом скажу. Другое дело, что я не скандалистка и не то, чтобы бунтарь.

Ещё в каждой комнате стоит отечественный холодильник "Атлант". У Анисим он не только пуст, но даже в розетку не подключён.

"В кабинете не обедаю — с собой ничего не приношу. Не хожу и в местный буфет или столовую: если время позволяет, то загляну бывает в бистро неподалёку", — говорит она, заливая молотый кофе кипятком и выкладывая на тарелочку печенье.

У Конопацкой в холодильнике бутылка с водой, упаковка нарезанного сыра.

"А хотите, я вас салом угощу? — неожиданно спрашивает она. — Самодельное! Правда, это я не сама делала — угостили сотрудники свиноводческого хозяйства, с которым я сотрудничала по своей додепутатской работы. Будете пробовать? Правда, хлеба нет".

И признаётся, что по сравнению с депутатской зарплатой раньше получала раза в 2-3 больше. Но это не единственная потеря: дети Анны Конопацкой живут и учатся в Германии. Раньше она могла фактически в любое время сорваться и поехать к ним — хоть на пару дней, хотя в неделю. Сейчас такое невозможно.

"Дети в Германии не останутся, сказали, что будут возвращаться в Беларусь — это не моё, их решение", — говорит депутат.

— Не жалеете, что ввязались в депутатство: и в деньгах потеряли, и с детьми так вот?

— Я это делаю не столько для себя, сколько именно для своих детей — хочу, чтобы Беларусь стала частью Европы не только географически, но и экономически, и культурно.
 
О собственных законопроектах, языковых предосторожностях депутатов и блокировке инициатив


На столе у Елены Анисим — стопка тестов по белорусскому языку: идёт, говорит, сегодня на приём в одно "учреждение" — несёт в качестве подарка.

— Может, стоило бы депутатам какие пособия по белорусскому языку презентовать?

— Так они все знают белорусский язык! И переходят на него время от времени. Другое дело, что нет у них внутренней потребности такой, долга. Ведь для кого-то срабатывает пример другого, кому-то нужно, чтобы его подтолкнули, а некоторых нужно поощрить, скажем так.

И Анна Конопацкая, и Елена Анисим ещё до получения депутатских мандатов говорили, что имеют разработанные законопроекты, принятия которых будут добиваться. Анисим прежде говорила о проекте закона "О поддержке белорусского языка". На каком этапе его принятие?

— Этот законопроект требует определённой доработки. Он был подготовлен в 2011 году, предложен ТБМ депутатам для рассмотрения, но был отклонён. Теперь я смотрю по ситуации и понимаю: для нас будет проблематично продвигать белорусский язык в парламенте. К моему великому удивлению. С одной стороны, мы видим тренд на белорусизацию, поддержку и востребованность в обществе, но с другой стороны имеем сопротивление тех, кто либо боится "русского мира", или кто ему сознательно или бессознательно служит.

— Вы сейчас о депутатах говорили?

— В том числе и о депутатах парламента. Такого прямого противодействия нет, но чувствуется, что у определённых людей такое сопротивление есть.

— И что вы будете в этой ситуации делать?

— Я должна подумать, разработать стратегию действий и для начала добиться хотя бы того, чтобы законопроекты поступали в парламент сразу на двух государственных языках. Сейчас кажется, что для многих структур этот вопрос кажется неразрешимым.

— А что будет с проектом "О поддержке белорусского языка"?

— Сначала мы его сами попробуем усовершенствовать. Понимаете, когда вносятся законопроекты, то они должны быть основательно подготовлены на предмет того, сколько он потребует финансовых затрат. И если финансы нужны большие, то это не поддерживается. В том числе и Минфином.

— Думаете, вы первый спрашиваете? Мне уже не раз задавали вопрос: "Анна, так где же ваши законопроекты? Вы говорите, что нам необходима либерализация экономики и где же ваши предложения?". Уже положены на депутатский бланк и направлены в комиссию по законодательству изменения в Уголовный кодекс Беларуси об исключении из него статьи о лжепредпринимательстве. Кто-то из органов власти и госуправления "за" это, кто-то — "против". Как и среди депутатов.

— Вероятность того, что ваше предложение "развернут" есть?

— Конечно. Но у нас остаётся Овальный зал, где можно задать вопрос, выступить с комментарием. И я надеюсь, что депутаты понимают ситуацию, сложившуюся в нашей стране и экономике... Кроме того, буду добиваться включения в повестку дня законопроекта "О противодействии насилию в семье".

Оба депутата демонстрируют рвение к работе, отсутствие разочарования и надежды на то, что у них получится изменить если не всю политическую и экономическую систему страны, то хотя бы что-то в ней. Показывают кипы законопроектов, над которыми работают, говорят, что иногда отдают новой работе по 12 часов в сутки. И думают о помощи избирателям и... обогревателях в кабинеты.
Обсудить в чате
Темы: депутаты
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер