Общество

Ярошук: «После того, что произошло с Беляцким, надо было делать выводы»

02 августа 2017, 22:23
974
Общество EX-PRESS.BY
0
2 августа в офисах профсоюза РЭП в Минске и Белорусского независимого профсоюза в Солигорске прошли обыски. Изъяты компьютеры и финансовые документы. 

Глава минских профсоюзов Геннадий Федынич, его заместитель Алексей Комлик, пресс-секретарь РЭП Юрий Герасименко и бывший редактор сайта praca-by.info Наталья Пичужкина задержаны. Уголовное дело заведено на Федынича и Комлика.

КГК утверждает, что руководители организации открыли от имени профсоюзов счета за границей, на которые переводили суммы на сотни тысяч долларов. Они выезжали из Беларуси, снимали деньги и использовали для личных нужд.

Лидера Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александра Ярошука допросили в Департаменте финансовых расследований Комитета госконтроля. Он сказал, что провел в департаменте часа полтора.

В интервью корреспонденту Радыё Свабода Ярошук сообщил, что он дал показания, подписал их, и на этом «пока поставлена ​​точка».

— Они положили письма, касающиеся печально известного проекта с датским профсоюзом «3F», против которого я в свое время очень жестко выступал. Это проект, который несет угрозу раскола, сепаратизма и конфликтов, что и происходило. Раскололся профсоюз «РЭПАМ», ушел Бухвостов с людьми, поскольку проект осуществлялся в опасной манере.

Мне в департаменте сразу сказали, что ко мне никаких претензий нет. А те письма они, по-видимому, взяли с компьютеров, которые изъяли — я же не мог отказаться, что я их писал.

Из-за этого и была у нас внутренняя напряженность в организации. И я боялся, что рано или поздно мы придем к тому результату, который сегодня имеем. Ведь особенно после того, что произошло с Беляцким, надо было делать какие-то выводы.

«Офисы профсоюзов являются неприкосновенными»


— Вообще, здесь две проблемы. Первая — что касается деятельности властей. Офисы профсоюзов являются неприкосновенными, они под охраной Конституции и конвенции МОТ, которую подписала Беларусь. И здесь власти нарушили и Конституцию, и законы, и конвенцию.

Вторая — наша внутренняя проблема, наша внутренняя кухня, о которой мы будем вести разговор, и которая является предметом анализа и выводов правоохранительных органов. С учетом этих двух проблем мы будем реагировать на то, что происходит. Ведь для меня было очевидно, что угроза существует не только с точки зрения внутренней ситуации для организации, но и с точки зрения того, что нужно было более ответственно относиться к тому, что касается реализации таких проектов.

— В одном из интервью вы сказали о своих коллегах, что они «наломали дров». Что это означает?

— Конечно, наломали. Это мягко говоря.

«Проект изначально был рискованный и опасный»


— А в чем суть того проекта?

— Я не могу об этом говорить, так как это внутренняя кухня. Но они там не одно мое письмо положили. Проект изначально был такой рискованный, опасный, что руководство МОТ уволило человека, который принес его в Беларусь. С ним расторгли контракт, выплатили огромные деньги за два года работы, которую он уже не вел. Это общеизвестно в международном профсоюзном движении, что происходило такая безответственность и провокационность. Я предлагал сделать этот проект нормальным, чтобы он не нес таких угроз. Но когда я увидел, что становлюсь заложником, я тоже для себя вывод сделал. Организация наша сильная, она переживет даже такие угрозы. Но я тоже несу ответственность, потому что я руководитель организации, часть которой сегодня, к сожалению, оказалась в таком состоянии.

— Комитет госконтроля сегодня объяснил суть претензий к профсоюзным руководителям. Как вы их прокомментируете?

— Они мне говорили об этом в департаменте, о каких-то еще источниках. Я сразу отрезал, что я ничего не знаю, где, какие счета (они говорили о Вильнюсе). Я сказал, что абсолютно не вмешивался в это. Ведь наши организации самостоятельны в своей деятельности в соответствии с уставом. И когда мне было заявлено, мол, вы все хорошо знаете, я тоже резко отреагировал. Единственное, я подписал (письма же лежали передо мной) там одно предложение, что я считал проект опасным, так как он нес риск конфликтов, раскола и сепаратизма в независимом профдвижении. Это проявилось, и не один раз. А куда они ездили, где они что имели, я не знаю. Произошло то, что произошло. Конечно, это очень неприятно, и мы будем на это реагировать. Ведь нужно давать оценку и самому вторжению в офисы, конфискации и ареста имущества и людей.

— Вы говорите, что проект работал на сепаратизм и раскол. Как?

— Когда ближайший коллега Бухвостов не знает об этом проекте, и они сидят в одной организации, ну что это, не угроза? Не риск? Это нормально? И в знак протеста он должен был со своими людьми уйти из организации! Я сейчас не хочу, чтобы под этот вопль о «кровавом режиме» закрывались глаза ... Надо выводы делать. Когда случилось с Алесем Беляцким — что, не надо было сделать выводов? Надо было. Но не делались.

— А можно ли сравнивать эти «дела Федынича или Зимина» с делом Беляцкого?

— Я думаю, что там обвинения такого же рода, если исходить из информации КГК. Они в этом смысле, наверное, похожи. А про все остальное я не могу говорить.

Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
«Главное, даже не понятно, к кому он больше ревнует: к ветеранам или костелу в Будславе»
В мире
Российский политолог: Москва показательно возмущена, как в соседней стране зажимается оппозиция и свобода слова
Политика
«Коммерсант»: «Дорожные карты» по интеграции, как выяснилось, больше так не называются и теперь именуются «союзными программами»
Политика
Аналитик: Рано или поздно нужно будет пойти либо на условия Запада, либо на условия России. И такой выбор не может не расколоть режим
Экономика
Романчук: Все зависит от того, выдержит ли давление Национальный банк
Общество
Дачи могут стать жилыми домами, а садовые товарищества — деревнями
Общество
За полторы минуты чиновник, слушая Лукашенко, кивнул больше 30 раз (видео)
Политика
Светлана Тихановская год назад и сейчас. Фото
Общество
«Знают ли жёны, дети, матери тех, кто сейчас несёт ответственность за моего сына, что они убивают ребёнка?»
Спорт
БАТЭ - «Рух» - 3:2
ВСЕ НОВОСТИ