Общество

"Конкретных требований к благоустройству нет". Что проверяют учителя, когда ходят по домам учеников

06 сентября 2017, 12:17
370
Общество TUT.BY
0
К школе готовы? Услышав этот вопрос, родители, как правило, начинают вспоминать, достаточно ли тетрадей в клетку/линейку куплено, в исправном ли состоянии так и не востребованная в прошлом году готовальня, не перерос ли ребенок прошлогодний спортивный костюм, и во что выльется покупка новых кроссовок. Но готовы ли вы к тому, что ваша семья окажется в центре внимания, что вскоре после начала учебного года будет составлен ее социально-педагогический портрет, определен стиль семейного воспитания и пр. Как относиться к визитам учителя и следует ли предлагать тапочки педагогам, заскочившим в дом оформить акт обследования жилищно-бытовых условий ребенка, рассказывает Наталья Поспелова.

Наталья Поспелова — специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 28 лет работала в органах охраны детства Беларуси, из них 12 — в Национальном центре усыновления. Автор более 100 методических и публицистических работ по проблемам социального сиротства и семейного неблагополучия. Одна из основателей республиканского портала по поиску семей для детей-сирот www.dadomu.by и единственного в СНГ ежемесячного издания для замещающих родителей и специалистов органов опеки и попечительства — газеты «Домой!». Референт Белорусского общественного объединения замещающих семей «С надеждой». Профессиональная специализация: альтернативные формы жизнеустройства детей-сирот; споры родителей о воспитании детей; сопровождение семей, желающих принять или уже принявших детей-сирот на воспитание.

Первый учебный месяц года — хлопотное время и для учеников, и для родителей, и для педагогов. И не только потому, что за лето дети подзабыли учебные навыки и их внимание концентрируется с большим трудом. В сентябре проходит проверка факта обучения детей, проживающих в микрорайоне. Микрорайон — это жилые дома, расположенные на закрепленных за общеобразовательным учреждением территориях. По аналогичной модели в сельской местности за учреждениями образования закрепляются населенные пункты.

К середине августа информация о проживающих на территориях микрорайонов детях поступает в городские (от организаций жилищно-коммунальной сферы) и сельские школы (от сельских исполкомов).

На основе этих сведений на протяжении сентября педагоги проверят факт обучения детей, проживающих на территории микрорайона: установят данные детей, проживающих в микрорайоне, но обучающихся в другом учреждении образования (в том числе — за границей), и сверят факт обучения ребенка по представленным родителями документам, выявят и посетят семьи, в которых дети школьного возраста по каким-то причинам не приступили к обучению.

Это делается для того, чтобы каждый ребенок смог реализовать конституционное право на получение базового образования. Каждый год находятся дети, по тем или иным причинам не приступившие к обучению. Причины выясняют и устраняют, если семья не пустилась в бега (бывает и такое) — ребенок садится за парту.

Практика работы с семьей знает как архаичные методы — подворные обходы, когда по домовладениям ходила «комиссия в составе» — этакое эхо минувших времен, так и более мягкие интервенции — в виде обследования жилищно-бытовых условий жизни несовершеннолетних в семьях силами классного руководителя, укрепленного для массовости социальным педагогом или педагогом-организатором.

Сегодня только отчаянный педагог не предупредит семью о предстоящем посещении. Во-первых, могут и не пустить, более того — пожаловаться. Во-вторых, «незваный гость» и все такое. А в-третьих, можно ли выстраивать отношения с семьей с позиций подозрительности? Поэтому на родительском собрании классный руководитель обязательно сообщает о предстоящих посещениях, озвучивает примерную последовательность выходов в семью: в первой декаде месяца буду работать вот в этих домах на этой улице, а позже — вот в этих.

Родитель может извлечь из этой сезонной вылазки педагога в семью массу воспитательных бонусов. Можно подготовить ребенка к визиту учителя домой, потренировать, как поприветствовать гостя, что показать в своей комнате и как рассказать о семейном житье-бытье. Глупо, конечно, сообщать ребенку, что «вот придет твоя Марь-Иванна, и я расскажу, какой ты неряха и вечно разбрасываешь свои вещи!» Такие заявления ничего хорошего не принесут, а возможно, ребенок почувствует, что в его жизни есть кто-то еще более главный и требовательный, чем родители, и этого кого-то нужно бояться… Подрыв своими руками родительского авторитета и трещина в семейной автономии, размытость семейных границ, — вот что стоит за подобными заявлениями. Лучше показать ребенку пример гостеприимства и похвалить за умение вести «светскую беседу», не прячась за маминой спиной.

«Каждый случай уклонения семьи от контакта с учительницей „на дому“ будет зафиксирован»

Иногда родители задаются вопросом: а обязаны ли мы пускать педагога в дом? А может, мы не хотим, и вообще: наш дом — наша крепость… Вполне допускаю, что на первые пару лет учебы на такой плюрализм педагоги закроют глаза, но не более. Если семья всячески поддерживает свою закрытость вплоть до того, что классный руководитель не может переступить порог дома, значит, семье есть что скрывать. Это мировая практика социально-педагогической работы с семьями. В разных странах мира взаимодействие с семьей осуществляется представителями разных сфер. Нам в наследство от советского уклада жизни досталась и до сих пор «юзается» модель, когда семья, воспитывающая детей, находится в первом круге внимания учреждений системы образования. В подавляющем большинстве стран мира педагоги выполняют исключительно образовательный, а не социальный функционал, в связи с чем в делах семьи компетентны ведомства социальной защиты или специально созданные ведомства по делам семьи и детей. Могу предположить, что в будущем мы уйдем от нашей модели, как не раз и не два доказавшей свою неэффективность. Так или иначе, но специалисты в разных странах мира крайне болезненно реагируют на факты уклонения семьи от контактов с представителями социальной инфраструктуры. Белорусские педагоги не исключение: каждый случай уклонения семьи от безобидного контакта с учительницей «на дому» будет зафиксирован.

Нередко желание семьи уклониться от контактов с представителями учреждения образования «на своей территории» обосновано неудачным опытом взаимодействия с государством в целом и властью. Такие взрослые не верят в закон, в добрые намерения специалистов, видят в окружающих врагов… Паническая позиция родителей чревата для ребенка формированием недоверия к окружающим, что отрицательно сказывается на его вхождении в общество. И надо ли свой личный неудачный опыт передавать ребенку? Может, мир будет не таким враждебным к нему, как к его родителям когда-то. Надо попробовать разорвать шаблон.

У педагогов системы образования нет и никогда (надеюсь) не будет права беспрепятственного проникновения в жилища граждан. Но не надо выстраивать баррикады и заедаться с уставшей классной, которая поздним сентябрьским вечером постучится к вам в дверь. Сегодня общество не готово объявить семью неподконтрольной зоной, иначе еще больше возрастут риски использования детской беззащитности и незрелости. С другой стороны, поддерживать семейную автономию необходимо, т.к. семья — это индивидуальность и границы, делающие ее непохожей на иные семьи. Важно соблюдать баланс, не допуская опасных кренов.

Что интересует учителей, «заскочивших на минуточку»?


Разумеется, условия жизни ребенка, а не качество недавно сделанного ремонта. Законов, в которых были бы прописаны конкретные требования к комфорту, благоустройству и размещению ребенка в квартире, нет. Единственное, на что сразу болезненно реагируют педагоги, — явные признаки наличия опасности в жилище, к примеру, оголенная проводка и т.п. Хорошо, конечно, когда у ребенка в распоряжении комната, но если в силу стесненности жилища дитя располагает небольшим уголком, где находятся его личные книжки — игрушки — гаджеты, — тоже не проблема. Для педагогов, имею в виду.

Внимательный педагог отметит стиль общения родителей между собой и с ребенком, поинтересуется вариантами семейного досуга, традициями и правилами, усилиями родителей в его дополнительном развитии (кружки, секции, школы искусств и т.п.).

В общем, все довольно камерно, невзыскательно и непринужденно. И если нормативного педагога (предметника, назначенного классным руководителем) интересуют прозаические вещи — семейный уклад, стиль семейного воспитания, достаток и условия жизни ребенка в семье, то педагога социального волнуют более глобальные реалии: а настроена ли семья на контакт, спокойно ли относится к вмешательству, умеет ли поддерживать свои границы без фанатизма, вовлечены ли взрослые в жизнь своего ребенка или им «без разницы». Все это является платформой для дальнейшей работы школы с ребенком из этой семьи.

Попасть в СОП просто, а вот выйти из него — нелегко


Другое дело, если семья уже попала в «списки». Как это бывает? По-разному. Иногда с чьей-то помощью, иногда — по собственной инициативе. Например, если в семье нередки скандалы и выяснения отношений, слышны крики, плач, ор, и соседи вызывают милицию.

СОП — социально опасное положение, при котором нарушаются права ребенка на безопасность и защиту. Это если общими словами, а конкретно и законодательно прописаны критерии и показатели отнесения детей к категории находящихся в социально опасном положении. Правда, некоторые из показателей явно нуждаются в пересмотре. Например, ребенка могут признать находящимся в СОП только на том основании, что его родитель в анамнезе был лишен родительских прав в отношении других своих детей. Известно немало случаев, когда лишение родительских прав используется родителями в семейной войне друг против друга. И вот представьте: мама ребенка лишила бывшего мужа родительских прав (по формуле: раз ты мне больше не муж, то и не отец нашему ребенку). Такая порочная практика, к сожалению, не редкость. Прошло время, у мужчины другая семья, ребенок в этой семье. На основании факта наличия решения суда о лишении его родительских прав в отношении старших детей, — дети в нынешнем браке по умолчанию фиксируются как находящиеся в СОП, ведь (цитата из перечня критериев и показателей СОП несовершеннолетнего) «родители лишены родительских прав в отношении братьев, сестер»… А папа, между прочим, бессменный Дед Мороз на утренниках и крыльцо школе за собственные средства отремонтировал. Однако из песни слова не выкинешь…

И дело не в том, что твоего ребенка отнесли к какой-то там отдельной группе детей. За этим следует серьезная работа по выведению ребенка из этой категории. В приведенном примере годами мучаются как родители в такой семье, так и педагоги, изворачивающиеся в искусстве «написания» и «реализации» индивидуальных планов защиты прав и законных интересов детей, находящихся в СОП. И папа, 20 лет назад лишенный родительских прав, уже ничего не может сделать: или дети, в отношении которых он был лишен прав на воспитание, достигли совершеннолетия, или, сломанные науськиванием мамы, они стойко демонстрируют неприязнь к отцу, в силу чего у суда отсутствуют возможности удовлетворить заявление папы о восстановлении в родительских правах. Так и растут дети в новых браках с прежними грехами своих родителей в категории находящихся в СОП. Между тем, пристальное и предвзятое внимание к своей семье может вызывать у ребенка тревогу, неуверенность в своих родителях. Если родители не источники спокойствия и защиты, кому же тогда верить?

Бывает, в семьях происходят скандалы с соседями (особенно в условиях коммунальных квартир, квартир с подселением). Следствием вызова милиции на такие разборки практически всегда будет постановка детей в СОП. Причем эти последствия коснутся и тех, кто вызвал, и тех, на кого вызвали, не сомневайтесь! Изредка, но случаются гуманные порывы у педагогов, и тогда за подписью администрации школы в отдел внутренних дел идет ответная информация, что нет оснований для постановки детей в СОП, что, дескать, не выдержали у взрослых нервы и все такое. Но вообще-то взрослым следует предполагать возможные последствия своих разборок с апеллированием к органам внутренних дел для собственных детей. Попасть в СОП просто, а вот выйти из него — нелегко.

В начале нового учебного года хочу пожелать родителям, чтобы к ним в дом пришли корректные и профессиональные педагоги, взаимодействие с которыми будет на благо семьи и детей. И хотелось бы, чтобы родители в контактах с педагогами на своей территории были для своих детей примером вежливости и уважения, иначе рассуждения на тему «нынче педагоги не те, их никто не уважает» — всего лишь демагогия. Для уважения к педагогу много не надо. Можно просто начать с себя.
Обсудить в чате
Темы: школа
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер