Общество

Класковский: По поводу референдума «Чапай думать будет»

Ермошина упомянула о «модернизации Конституции». Что именно обдумывает глава государства, и как скоро нам ждать референдум?

23 января 2018, 11:11
687
Общество Салiдарнасць
0

Ермошина упомянула о «модернизации Конституции». Что именно обдумывает глава государства, и как скоро нам ждать референдум?

Глава ЦИК вынуждена была отчитываться перед прибывшим в Минск спецпредставителем Парламентской Ассамблеи ОБСЕ Кентом Харстедом о том, почему подготовленные еще год назад изменения в избирательное законодательство так и не были внесены. Ответственность за это она попыталась переложить на Александра Лукашенко.

— Наверное, не очень корректно объяснять чужие действия, но я попыталась ему (Харстеду — «Салідарнасць») объяснить это так, как понимаю сама. Во-первых, глава государства еще в июле, встречаясь и с Харстедом, и с другими представителями Парламентской Ассамблеи ОБСЕ, сказал, чтобы нас не торопили с модернизацией нашего законодательства, с демократизацией, мы ко всему придем своим путем, — отметила Лидия Ермошина. — Кроме того, президент в разговоре со мной и другими высказывался, что надо думать о том, что нам нужно каким-то образом модернизировать нашу Конституцию. Изменение Конституции предполагает и изменение избирательной системы. Поэтому, думаю, глава государства взял перерыв, чтобы осмыслить это. Ведь сначала нужно решать вопросы строительства, а потом косметики, ремонта, чем и являются изменения избирательного законодательства.

О какой модернизации Конституции идет речь, и что так долго обдумывает Лукашенко, в экспресс-комментарии пояснил политический обозреватель Александр Класковский.

— Одним из вероятных изменений Конституции может стать переход с мажоритарной системы выборов в парламент на мажоритарно-пропорциональную, или как ее еще называют, смешанную систему, когда, например, 50% мандатов разыгрываются по партийным спискам, — поясняет эксперт.

Эту коллизию в полускрытых формах можно наблюдать в сюжете вокруг последнего съезда «Белой Руси», считает собеседник.

— Если проводить вот такую смешанную систему, то нужны игроки, нужны структуры, которые, как в России или Казахстане, будут имитировать политическую конкуренцию в данных условиях, — отмечает он. — Но не факт, что Александр Лукашенко уже принял такое решение, хотя чувствуется, что ему эту идею постоянно подбрасывают, какие-то папочки с такими проектами кладут на стол. Сейчас ситуация такая, что «Чапай думать будет», поэтому собственно Ермошина и сказала, что президент взял паузу и взвешивает.

Положительное решение по этому поводу означало бы, что власть пытается разыгрывать какой-то более тонкий спектакль.

— Как мы видим на примере России и Казахстана, переход на смешанную систему не мешает авторитарным лидерам держать всю эту ситуацию в своих руках, — отмечает Александр Класковский. — Однако, с точки зрения психологии Лукашенко, и всей этой эпопеей с попыткой «Белой Руси» превратиться в партию, можно сделать вывод, что у самого белорусского лидера не лежит душа к этой более тонкой игре на внутреннем поле. Для него это лишняя головная боль, какое-то пятое колесо в телеге. К тому же это пусть символическое, но делегирование власти. И он боится, что может получится так, что сегодня ты создаёшь какой-то театр марионеток, а завтра эти марионетки обретут собственные амбиции и начнут еще плести какие-то интриги.

В качестве параллелей политолог привел Зимбабве, где в свое время Роберт Мугабе тоже создал правящую партию.

— А в прошлом году эта партия сняла с должности генсека. Это был один из этапов его отстранения. Когда вождь Акела стареет, то с ним могут происходить такие вот неприятные сюрпризы со стороны соратников, — отмечает эксперт. — Так что Лукашенко не очень заинтересован в усложнении такой игры. Но его могут убеждать сделать это, поскольку сейчас взят долговременный курс на нормализацию отношений с Западом, а западникам надо демонстрировать какой-то внутриполитический прогресс.

Еще одним поводом внесения изменений в Конституцию может быть увеличение президентского срока с 5 до 7 лет, считает собеседник.

— Наверняка белорусский бессменный лидер об этом всерьез раздумывает, потому что в ряде постсоветских стран его коллеги уже это сделали. Пока еще Лукашенко взвешивает все «за» и «против», потому что увеличение срока — это, конечно, не популярный и антидемократический шаг. Этим президент даст повод для критики, как со стороны внутренних оппонентов, так и со стороны тех же европейцев. Это рушит имидж такого народного президента, которого все поддерживают и который поэтому легко переизбирается. То есть, получается, что увеличивая срок каденции с 5 до 7 лет, Лукашенко тем самым выказывает некую неуверенность.

Опять же само проведение референдума в ситуации, когда два года была экономическая рецессия, когда в стране прошли протесты «дармоедов», — тоже не является благоприятным фоном для очередной элегантной победы. И это еще один из факторов, которые эти мысли заставляет отодвигать в долгий ящик.

— С другой стороны, официальный лидер чувствует, что он стареет, нет того драйва, нет такой энергетики, как прежде. Все реже он выходит общаться к народу. И если молодой президент Лукашенко просто купался вот в этом внимании, чувствовалось, что он был счастлив, когда его окружали старушки и чуть ли не целовали руки, то сейчас мы видим, что даже если он выходит на публику, то это натужные грубые спектакли, а половина людей в толпе стоят с наушниками, — отмечает эксперт.

Класковский считает, что рейтинг Лукашенко за последние годы упал, что тоже может подталкивать главу государства к мыслям об увеличении срока до 7 лет:

— Хотя после разгрома независимой социологии, мы можем только догадываться о рейтинге Лукашенко, но, думаю, сегодня он не блестящий. Уже в последних опросах НИСЭПИ рейтинг колебался где-то в районе плюс-минус 30%. Что тогда говорить сейчас, после двух лет рецессии, тунеядских протестов, после продолжающегося демонтажа социального государства, в котором и коммуналка дорожает, и проезд в транспорте, и медицина, и обучение? Поэтому относительно выборов – это тот случай, когда, чем реже — тем лучше.

Какую же стратегию изберет в конце концов глава Беларуси — более тонкую игру или же топорный метод продления власти? Эксперт не исключает, что эти нововведения могут быть совмещены.

— Власти могут подать это как какой-то баланс: мол, видите, мы откручиваем гайки во внутренней политике, даем партиям больше простора, но вместе с тем для стабильности увеличиваем президентский срок, — отмечает обозреватель. — Но хочу подчеркнуть, что на сегодня это еще не выглядит окончательным решением властей, поэтому Ермошина и высказывалось так обтекаемо.

Автор: Анастасия ЗЕЛЕНКОВА
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер