Общество

12-летний парикмахер из Бреста стал лучшим среди взрослых

Не каждый ребенок пробует себя во взрослой профессии в 12 лет, а Женя, по словам мамы, начал всерьез учиться еще 2 года назад.

16 апреля 2018, 11:00
605
Общество Бинокль

24 марта в Гомеле состоялся фестиваль красоты “Золотой подснежник”, в котором приняли участие парикмахеры, барберы, визажисты и мастера маникюра.

К удивлению участников, зрителей и самих членов жюри победителем в одной из номинаций стал 12-летний Евгений Юхнович из города Бреста.

Как удалось школьнику обойти мастеров с большим опытом, мы узнали, встретившись с ним и его мамой — владелицей и директором парикмахерской “Хай-Фай”, где он и научился всему, что умеет.

Мы встретились в салоне по адресу Волгоградская, 38А, где раньше был только мужской зал — бюджетная парикмахерская. Но сейчас салон “Хай-Фай” демонстрирует в этом филиале новый формат — появились большой женский зал и услуга “в 6 рук”: когда в течение двух часов вам сделают маникюр, педикюр и окрашивание волос. Услуга востребованная: все женщины постоянно куда-то спешат и опаздывают.

Женю застали за работой в мужском зале, больше похожем на барбершоп, нежели на обычную парикмахерскую.

Женя, несмотря на возраст, в коллективе свой. Администратор уточняет у мальчика время записи клиентов, спрашивает, вернется ли Женя в салон после встречи с нами.

Не каждый ребенок пробует себя во взрослой профессии в 12 лет, а Женя, по словам мамы, начал всерьез учиться еще 2 года назад. Никто специально Женю не учил и навязывать профессию не собирался.

Но влияние семьи парикмахеров сказалось и так — первый раз мальчик сам вызвался попробовать себя в стрижке. “Мы были на свадьбе, и нужно было подстричь дедушку.

Машинка у нас была, он взялся выбрить смайлик, и получилось хорошо”, — делится мама Татьяна. — “Потом уже все развивалось само. Нахватался от каждого по чуть-чуть: смотрел за работой мастеров, спрашивал, ему показывали и давали попробовать стричь клиентов”.

Собственные клиенты пошли по цепочке: сначала друзья, одноклассники, потом друзья друзей, мамины друзья, папины друзья. Сейчас есть уже те, кто хочет попасть непосредственно к Жене. Благодарят символически, каждый как может.
Трудоустройство в Беларуси допускается только в 14 лет, поэтому Женя сможет официально работать в салоне только через 2 года. Но уже сейчас он всегда может зарезервировать время для своих клиентов. Ему разрешают приходить, и свой чемодан с инструментами он тоже хранит в парикмахерской.

Основной учитель для Жени, тренер, помощник в подготовке к конкурсу — Саша Панасюк, родной дядя мальчика.

“Я часто смотрел, как стрижет Саша. Иногда он давал мне машинку, показывал. Мама тоже многое показывала”.

Теперь Женя сам может посоветовать, что будет идти человеку с определенным типом лица, и подсказать идею в зависимости от пожеланий: “Рисунок подбирается по характеру — кому-то подойдет обычный зигзаг, а кому-то и змею выбрить можно”. Но мужские стрижки делать нравится больше. Стричь девушек интересно только тех, у которых волосы короткие.

“Сначала Саша научил меня стричь и брить бороды, а потом я уже сам показывал всем девочкам в “Хай-Фае”, как это правильно делать. У меня есть даже собственный инструмент. Стараюсь покупать самый лучший. Дома я никого не стригу: это у нас табу — всего две комнаты. Даже кошка и то лысая. Волос достаточно на работе. Но если будет большой дом и появится отдельная комната, где я смогу работать, — буду очень рад”.

В школе Женя — отличник, а кроме парикмахерского искусства увлекается еще водным поло, английским и футболом. Хотя недавно у него появилась мысль бросить футбол и ходить только в салон, но спорт в таком возрасте мама посоветовала не бросать.

Родной брат-близнец Жени не раз выступал в роли модели для стрижек на других конкурсах и для других мастеров. Но брата семейное увлечение зацепило немного с другой стороны: колористика, покраска, химические процессы — это самое интересное, а вот стричь никого не хочется.

А на вопрос о том, самые ли красивые прически у братьев и их одноклассников, Женя отвечает, пожимая плечами: “В кадетском классе сильно не повыпендриваешься”.

Подготовка к конкурсу

О конкурсе узнали за 3 месяца, а готовиться начали за месяц. Самая большая проблема — найти модель. Даже для мужской стрижки нужна определенная длина волос, а это всегда проблема.

Женя: “На барбер-стрижку модель я не нашел. Мы подавали заявку на 2 номинации, но у модели не отросли волосы до нужной длины”.

Татьяна рассказывает о тонкостях подготовки: “На других моделях мастера тренируются, а с той, которая подбирается изначально, выступаем на конкурсе”.

Как правило, после конкурса модели “перестригаются”. Кто-то готовится к школе, кому-то не очень комфортно ходить с синей головой или выбритыми черепами. Поэтому модели, готовые после конкурса сделать короткую стрижку и снова растить волосы для новых фестивалей, — необходимые для победы участники процесса.

Коллектив “Хай-Фая” постоянно практикует участие в конкурсах. Считается, что все должны через это пройти. В этом процессе все помогают друг другу: более опытные рассказывают новичкам о нюансах подготовки к фестивалям.

Татьяна уверена, что в этом случае один в поле — точно не воин. Должна быть команда: не только парикмахер, а еще и визажист, мастер по маникюру. Когда кто-то озвучивает даты нового конкурса, все прячутся по углам. Это большой труд: надо приходить после работы в выходные дни и посвящать этому много свободного времени.

Татьяна: “Никто не хочет выходить из зоны комфорта, но, если мастера только заикнулись, мы будем помогать, готовить, предоставлять нужные условия. Ведь, когда ты готовишься, ты в первую очередь растешь как профессионал, потому что нарабатываются скорость, вкус. Ведь, создавая какой-то образ, ты можешь выступать и как стилист тоже. Это как наркотик: ты один раз поучаствовал в конкурсе и больше не можешь не участвовать”.

Женя добавляет: “Конкурс — это не только награды. В повседневной работе клиентам нравится, когда показываешь что-то новое, выбриваешь рисунки, не стесняешься советовать”.

Конкурс

Конкурс проходил в один этап. Условия: за 50 минут подстричь, сделать укладку и рисунок. Оценивались форма, качество, чистота работы и целостность образа.

Большое количество зеркал и кресел. Самые выгодные места в середине, среди участников. Можно не отвлекаться на внимание публики. Жене досталось место на углу. За тем, как ребенок стриг и укладывал волосы, смотрели все.

Мама стояла рядом, ограждая Женю от толпящихся людей, чтобы никто не толкнул его и рисунок не испортился.

Мама рассказывает о соревнованиях взахлеб: “К Жене подбежала тренер из Минска со словами: “Мальчик, ты чей? Дайте мне этого ребенка!”. И сразу сквозь толпу голос другого уважаемого тренера: “Не трогать мальчика! Он мой!”. Но впоследствии мы остановились на современных техниках. Женя решил для начала учиться у барберов".

В этом году международный конкурс был рекордно масштабным: собрал около 500 участников. Поэтому, когда до некоторых участников дошло, что первое место занял двенадцатилетний мальчик, послышались возмущения и претензии.

Конкурсанты из Украины выказывали недовольство тем, что конкурс профессиональный, а участвует в нем ребенок. На что члены жюри ответили: “Вообще-то ребенок приехал и всех порвал, а всем остальным надо лучше тренироваться, а не возмущаться”. Не дать первое место было бы просто нечестно.

Но о победе команда “Хай-Фая” узнала уже по пути домой. “Нам позвонили и сказали, что у нас первое и третье места”.

Третье место занял мастер Владимир Хлутчин в номинации «Hair Tattoo. Фигурный выстриг волос». Уникальность победы Владимира в том, что он в салоне новичок: полгода был на обучении в “Хай-Фае”, 3 месяца работал в салоне, а результат — готовый чемпион.

Татьяна сама занимала первые места на международных конкурсах в Польше, поэтому может судить об объективности судейства: “В составе жюри были беларуские судьи, все “гуру”. Состав очень сильный. Последние 15 лет я вижу их на всех конкурсах. Люди, которые уже взяли, кажется, все возможные награды и работу участников рассматривали очень основательно”.

Татьяна признается, что польские и беларуские конкурсы кардинально отличаются: “Конкуренция на польских международных фестивалях выше, и оценивается творчество, а у нас — техника. К тому же есть четкие критерии, по которым судят. Никаких отступлений и вольностей: это загоняет мастера в рамки. Поляки дают направление для идей, и совсем не важно, будешь ты стричь, причёсывать или делать укладку. Посмотрят на то, как ты раскрыл тему. В Польше и подарки полезные. Меня отправляли на обучение в Барселону, дарили наборы ножниц — отличный стимул для роста”.

А Женю через 2 дня после конкурса пригласили в мужской салон “Esquire” в Минске на бесплатное обучение. Каждые выходные он ездит на учебу, чтобы 18 мая показать мастер-класс на барберском фестивале в столице. Руководитель “Esquire” поделился мнением о том, что брать талантливых детей, обучать их и к 18 годам выпускать готовыми чемпионами — очень хорошая идея.

Женя делится ожиданиями: “Все будет происходить на крыше здания. Там будут лучшие барберы Беларуси. Организаторы только пошутили, что боятся, чтобы после обучения я не создал им конкуренцию”.

Юный парикмахер говорит про обучение в “Esquire” и своего преподавателя Александра с восторгом. Отмечает, что нигде так его еще не учили — в новом, не похожем на другие мастер-классы формате.

“Мне очень понравилось принимать участие. Жаль только, что не попали на награждение. Ведь с моей моделью сфотографировались все участники конкурса”.

Автор: Бинокль. Фото — Роман Чмель.
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер