Общество

Где может “всплыть” отпечаток пальца, оставленный в тренажёрном зале

Почему ни в милиции, ни в посольствах никто не объясняет людям, где может “всплыть” оставленный отпечаток пальца?

20 апреля 2018, 19:39
1261
Общество Еврорадио
0

В Минске открыли круглосуточный тренажёрный зал, войти в который можно только по отпечатку пальца. “Во время первой регистрации посетитель идентифицирует себя, приложив свой отпечаток пальца к устройству, считывающему отпечатки пальцев”, — сказано в правилах клуба.

Почему именно отпечаток пальца? В зале это объясняют просто и логично: “Отпечаток хранится у нас в цифровой форме. По нему вас пропускают в зал. Карточку можно кому-то передать, а так, по отпечатку проходите в любое время, даже когда здесь вечером не будет администратора”.

Идентификация по отпечатку пальца — звучит современно. Но чем это может обернуться для “хозяина” пальцев? Можно ли как-то воспользоваться оставленными отпечатками? И, вообще, легально ли в нашей стране устанавливать такие правила?

Ответить на эти вопросы Еврорадио помогла практикующая криминалист, представитель МВД, которая пожелала сохранить своё имя в тайне.

В принципе, это не запрещено

“В Беларуси действует закон о государственной дактилоскопической регистрации, — говорит она. — Фактически, это система, которая позволяет получать образцы отпечатков пальцев рук у определённой категории граждан. Её, например, проходят все военнослужащие. Важно, что в такой ситуации требуется подписать определённое соглашение. Мы все знаем, что нас обязательно регистрируют, ссылаясь на нормы статьи этого закона.

Но этот закон не распространяется на фитнес-залы. У них однозначно должно быть прописанное местными юристами положение, что клиент даёт своё согласие на использование отпечатков, которые заносится в базу, на обработку этих данных”.

Если один зал в Беларуси позволяет себе “откатать пальчики” у посетителей, значит ли это, что ввести подобные правила в своём бизнесе может каждый желающий?

“Я думаю, что в принципе, это не запрещено, — говорит эксперт. — Главное, чтобы всё было прописано в положении”.

При регистрации через сайт (а другого способа нет) клиент зала действительно даёт согласие на использование своих данных. Вместе с тем, нужно сообщить большое количество информации о себе: имя, фамилию, адрес, телефон.

Правила устанавливаются в одностороннем порядке. Хотите или нет — ваши проблемы

“Любой человек, получив доступ к вашим отпечаткам пальцев, может совершить преступление, — предупреждает собеседница Еврорадио. — Вопрос в том, как он воспользуется полученной информацией. В системе МВД были случаи, когда компьютерную базу взламывали и определённые данные использовали [Как именно, собеседница не рассказывает. — Еврорадио]. Поэтому я думаю, что эту систему, как и другие, тоже можно взломать.

В Беларуси отпечатки граждан, прошедших обязательную дактилоскопическую регистрацию, хранятся в базе данных Государственного комитета судебных экспертиз. Среди прочих, там есть отпечатки пальцев ранее судимых лиц, неизвестных больных, неопознанных трупов. Можно предположить, что и туда с какой-то целью могут быть внесены изменения.

Вдобавок, мы соглашаемся сдавать отпечатки при получении визы. В американском посольстве я получала визу два раза. Там спрашивали, проходила ли я дактилоскопическую регистрацию раньше — отвечала, что да. Несмотря на это, меня заставляли сдавать отпечатки снова. Как дальше будут использовать эти отпечатки пальцев специальные службы, нам с вами неизвестно. Но нам нужен абонемент в тренажёрный зал, нам нужна виза, поэтому мы соглашаемся. Насколько это законно и что за этим может стоять, большинство не задумывается.

Думаю, после террористических актов 11 сентября во всём мире можно заметить повышенное внимание к системе безопасности. Правила устанавливаются в одностороннем порядке. Хотите или нет — ваши проблемы”.

Можно ли сделать копию отпечатка пальца и воспользоваться ею?

Возвращаясь к теме “пропускного режима” в новый тренажерный зал, эксперт обратила внимания на один важный момент.

“Даже если сами полученные отпечатки не хранятся ни в какой компьютерной базе, возможно существование системы, которая переводит их в графический текст. А если такое возможно, не исключено, что специальная программа сможет распознать и перевести его назад”, — отметила она.

Вдобавок, прикладывая палец к сканеру, мы оставляем на поверхности свое потожировое вещество.

“На пальце существуют папиллярные линии, внутри — потовые железы, из которых выделяется пот, позволяющий потожировому веществу образовывать ваш индивидуальный и неповторимый узор, который отображается на поверхности. Этим способны воспользоваться преступники. Следующий, кто подходит, к сканеру, может с помощью скотча или дактоплёнки скопировать след вашего пальца”.

Почему нам никто ничего не объясняет?

После взрывов на День Независимости в 2008 году белорусы “сдают пальчики” регулярно. Почему ни в милиции, ни в посольствах никто не объясняет людям, где может “всплыть” оставленный отпечаток пальца?

“Я думаю, что прописанных объяснений нигде нет, — говорит специалист из МВД. —Вроде бы нам могут гарантировать, что кроме как в личной базе визового центра или посольства нигде отпечатки использоваться не будут. Но где доказательства? Думаю, из собранных отпечатков может быть сформирована глобальная сеть данных — такой тотальный контроль за людьми, за перемещением, за всем. Какой-то глобальный замысел. В рамках всех этих международных процессов зал с какими-то отпечатками при входе просто меркнет. Думаю, люди, которые захотят туда ходить, согласятся”.

Как отметил эксперт Лаборатории цифровых свобод Human Constanta Алексей Казлюк, с нужными законами в этой сфере у нас пока что и правда беда.

“В соседних странах существуют отдельные законы о защите персональных данных, — отметил он. — Там прописаны достаточно сложные правила, касающиеся того, что можно, а что нельзя. У нас пока этого нет, закон должен быть разработан до конца года. По идее, в следующем году его могут принять”.

Мария Войтович.
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер