Общество

«Большинство белорусов сегодня живет скорее жизнью неандертальцев, чем сапиенсов»

Всё сегодня здесь — одним днем.

13 марта 2019, 17:51
13357
Общество nn.by
0

Сегодня сформулированный с разной напористостью этот вопрос просматривается за витиеватыми рассуждениями многих правительственных чиновников. Они вопрошают снова и снова, они искренне не могут понять, что творится там, за забором, где молчит покорное стадо. Вот же, и еда [еще] есть, и «пособия» мы вам увеличили аж на 33…42 рубля, и о вакансиях мы по телевидению регулярно «отчитываемся». Так чего вам не хватает, черти? Или мужиков не осталось?

Возьму на себя труд объяснить от имени тех, кто за забором. Потому что нашу логику и наши страхи, кажется, становится все сложнее уяснить жителям вылизанных «как в Швейцарии» коттеджных поселков, по которым ежедневно проезжают чистенькие служебные автомобили. Потомство люди (в отличие от кошек и хорьков) заводят тогда, когда есть уверенность в будущем. Собственно, здесь можно было бы поставить точку, но у меня нет уверенности в том, что они понимают то, что мы чувствуем в отношении своего будущего.

Ной Харари в нашумевшей книге Sapiens квалифицированно объяснил, что понятие «будущее» возникло в головах в тот момент, когда человечество из общества собирателей и охотников превратилось в коммунию занимающихся сельским хозяйством. Какое «будущее» могло быть у неандертальца? Ежедневно он уходил на охоту и из леса всегда выходил примерно с одним и тем же «урожаем». Как бы он ни старался, «отложить» мяса или ягод на послезавтра, на следующий год было не в его силах.

Всё изменили «аграрная революция» и опыт выращивания пшеницы. Как только возникло понятие «урожай» и появилась возможность не только жрать, но и хранить на случай, если зерновые не уродят, появилось и лихо, называемое «будущим». Будущее, как учит нас Харари, с самого начала имело оттенок тревоги. Потому что когда охотник вышел из леса и превратился в крестьянина, он понял, что не всё зависит от понимания повадок зверей и знания мест, где можно найти съедобные растения. Он понял, что даже если сегодня зерновые уродили, завтра может быть неурожай, а поэтому надо откладывать — при этом защищая свой амбар и свое «жилище» (это понятие также появилось одновременно с сельскохозяйственной культурой) от потенциальных набегов соседних «земледельцев» с дубинами, которых постигла засуха или потоп.

По Харари, пшеница не так уж много хорошего принесла сапиенсу: и для его здоровья и для позвоночника значительно лучше было бы, если бы он не горбился на полях, а рыскал по лесам, много двигался и потреблял разнообразную пищу (Харари утверждает, что «аграрная революция» даже привела к сокращению продолжительности жизни). Но причина, по которой сапиенсы победили, а неандертальцы исчезли, — в том, что вместе с «будущим» и «запасами» они получили возможность размножаться «што дурныя». Потому что были уверены, что смогут прокормить больше ртов.

Теперь вернемся к нашему забору. Я открою большую тайну жителям коттеджных поселков: большинство белорусов сегодня живет скорее жизнью неандертальцев, чем сапиенсов.

Есть зарплата в 600 рублей? Офигенно! На еду хватает? Есть чем заправить корч? Зашибись! Живём! Может, и сапоги жене раз в два года справишь? И в Турцию в этом году сгоняешь (в прошлом-то не хватило денег)? Ну так просто люкс! Но мы хорошо осознаем, что завтра даже этот «контракт» может закончиться, и наступит не просто безработица — наступит велкам на заседание комиссии по тунеядству!

Всё сегодня здесь — одним днем. И даже если какому-нибудь «охотнику» доведется «настрелять» в жизни аж 600 тысяч глухарей и аккуратно сложить их, как сделал это один скряга (мой личный герой!), аккуратненькими стопочками в гараже, среди банок и закаток, к нему обязательно придут оттуда, из-за забора.

И — потом — какое будущее система подготовила молодежи? Здесь абсолютно нет социальных лифтов — одни только социальные ямы в виде опасности стать объектом рвения какого-нибудь энтузиаста-следователя, которому очень хочется красивых погон.

Одним словом, демографический взрыв здесь будет тогда, когда люди снова ощутят себя хозяевами собственного «завтра». Когда вместо вздохов о том, «что там еще напридумывали», будет осознание того, что мы все живем в стране, которая не оставит без работы и денег.

Иначе рождаемость можно увеличить разве что введением уголовной ответственности за продажу и пользование контрацептивами. Это, кстати, будет очень созвучно нерву нашей современности.

Виктор Мартинович, budzma.by. Перевод с бел. nn.by

Фото Сергея Гудилина
Обсудить в чате
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ВСЕ НОВОСТИ

Конвертер

Загрузка...