Общество

Кто в мире ностальгирует по землям соседей?

«Есть ли части соседних стран, которые на самом деле принадлежат вашей стране?»

15 февраля 2020, 01:51
12492
Общество www.svaboda.org
0

«Есть ли части соседних стран, которые на самом деле принадлежат вашей стране?» - такое острый вопрос задали исследователи международного социологического центра Pew Research респондентам из 19 стран - жителям 15 стран - членов NATO, а также гражданам России, Украины и Швеции, пишет известный политолог Юрий Дракохруст в своем блоге на "Радыё Свабода".

Опрос проводился с мая по август 2019 года, опросили 21029 респондентов.

Результаты опроса приводятся в следующей таблице.

B15ce6fd f61c 4372 9d1f d181e2d2419a w650 r0 s


Нужно уточнить, что означают ответы на этот вопрос. Если значительная часть респондентов в какой-то стране отвечала, что часть территорий соседей по справедливости принадлежит их стране (цифры на зеленом фоне), это не означает, что они реально хотят «возвращения» этих земель.

Исторический опыт подсказывает, что в подавляющем количестве случаев границы менялись одним способом - войной. Войны хотят немногие, даже войны за земли, которые считают своими.

Поэтому данные опроса Pew - это скорее измерение чувства несправедливости нынешнего территориального раздела мира. Люди могут мириться с тем, что они считают в этом вопрос несправедливостью; могут считать, что эта несправедливость лучше, чем война; могут осознавать, что международный порядок будет противодействовать попыткам их страны пересмотреть границы в свою пользу.

Это согласие и эти опасения и сдерживают территориальный передел мира и Европы.

Однако чувство несправедливости границ, как показал опрос, во многих странах довольно сильное. Оно не воплощается в войну, но оно воплощается вj фрустрации, в обостренную «историческую политику». По данным опроса рекордсменом этой ностальгии по потерянным землям является Венгрия. Историки говорят о «травме Трианона». В 1920 году был подписан Трианонский мир, согласно которому Венгрия потеряла огромную часть земель, которые входили в Венгерское королевства в составе Австро-Венгрии. В этом году в Будапеште торжественно откроют огромный «мемориал Трианону».

Возвращать те земли венгры не собираются, но историческая память у них болит.

В практическом плане в XXI веке реализовала эти свои чувства только Россия, анексировав Крым и взяв под фактический контроль часть Донбасса. Кстати, в опросе Pew доля россиян, которые сказали о наличии российских земель за пределами РФ, оказалось высокой, однако не самой высокой среди стран, где проводилось исследование.

Обращает на себя внимание тот фактор, что у жертвы российской аннексии - Украине - уровень «реваншистских» настроений проявился также не слишком низким. Примерно таким же он был и в Польше.

Какие именно земли опрошенные россияне, украинцы и поляки считали потерянными, в опросе не уточнялось. Но насчет поляков можно предположить, что имеются в виду Вильня, Гродно, Львов.

В результате то появляется идея (потом отброшенная) сделать водяные знаки на паспортах с изображениями Вильни и Львова, то бегает по Польше электричка с картой Второй Речи Посполитой. Что есть косвенным проявлением того чувства, которое опрос и зафиксировал.

Стремления вернуть нет, чувство исторической несправедливости есть.

И у литовцев тоже есть. Правда, в меньшей степени, чем у россиян, поляков и украинцев.

Во что могут воплотиться эти чувства практически? Могут, например, в симпатии, в голосовании за националистические политические силы. Эти силы даже необязательно будут обещать реванш. Но их риторика, их политическая философия, может найти подходящую почву в этих чувствах исторической несправедливости.

Причин того, что в современной Венгрии многие наблюдают авторитарные тенденции, наверное, много. Но не исключено, что одна из этих причин - очень острое, самое острое в Европе, чувство исторической несправедливости.

Ну а в худшем случае эта ностальгия может иметь и внешнеполитические последствия, она может воплотиться в политическое давление на соседа, земли которого общественное мнение считает своими, а то и в силовую операцию, как это было в Крыму в 2014 году.

Повесть Василя Быкова «Знак беды» заканчивается словами «А бомба дожидалась своего часа».

Ответы на вопрос Pew о чужих-своих землях - показатель того, что во многих странах мира, в том числе и среди соседей Беларуси, соответствующая «бомба» есть. А бомбы, даже старые, не любят неосторожных движений.

 Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции. 

Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ВСЕ НОВОСТИ