Общество

Дракохруст: кто победит — Лукашенко или «короли интернета»?

Как коронавирус делит общество? Очевидно четкое разделение - за карантин и против карантина

08 апреля 2020, 04:55
1231
Общество www.svaboda.org
0

Как меняются коммуникации и медиа в эпоху пандемии? Стали ли «короли интернета " единственными лидерами оппозиции? За или против карантина, за или против Лукашенко – совпадают ли сейчас эти разделы общества?

Эти темы обсуждают: политический аналитик, медиаэксперт Павлюк Быковский и аналитик цифровых медиа USAGM (Агентство США по вопросам глобальных медиа) Франтишек Вячорка. Ведет дискуссию аналитик "Свабоды" Юрий Дракохруст.

Медиа эпохи коронавируса

Дракохруст: Согласно опроса в Беларуси, проведенному в конце марта, в качестве средства информации о коронавирусе интернет, социальные сети победили телевизор. По крайней мере в мегаполисах. Показательный факт. Но что еще меняется в коммуникациях в эпоху раннего коронавируса. Какие новые средства коммуникации, новые формы коммуникации возникают? Или хотя бы их зачатки вы видите?

Быковский: Мне кажется, что люди были не очень напуганы до первых смертей и смотрели на весь мир, как на чудаков, мол, там люди в масках, там карантины, а нам такого не надо. Когда люди в масках появились в Минске, то это были прежде всего молодые люди, а не та группа риска, которая должна была на это среагировать. Могу сделать гипотезу, что группа риска преимущественно как раз смотрит телевизор и лишь небольшая ее часть имеет доступ к интернету, социальным сетям, мессенджерам.

Так что не все можно так оптимистично объяснять. С другой стороны, по разговорам в социальных сетях мы сталкиваемся с проблемой информационного "пузыря". Большинство варится в своем соку: все мои друзья думают так же, как я. Это если говорить об обычных пользователях, а не о журналистах, не о медиаэкспертах, имеющих более широкий круг контактов. И люди выражают искреннее удивление, скажем, тем, что верующие идут к храму. Между "пузырями" большие противоречия, внутри них никаких противоречий нет.

Недавно я попал в новый "пузырь", где пытаются всерьез поговорить о коронавирусе в Беларуси и там оказалось, что все те мифы, что коронавирус создан искусственно и такого рода — они все повсплывали. Хотя в тех средах, где я бывал раньше, об этом поговорили и забыли. В ленте «Москва слезам не верит» герой говорил - теперь будет только одно телевидение. Так же и сейчас рано говорить, что все будет интернет и соцсети.

Дракохруст: О Беларуси и в этой ситуации и вообще нельзя говорить, как о каком-то изолированном острове. Беларусь осваивает зарубежные моды. Моды коронавируса сейчас более развиты, более продвинуты в Европе, в США по печальным причинам, потому что там пандемия буйствует. И ее эхо в медиатехнологиях там громче. Ну а белорусы его слушают, что-то копируют. Носить те же маски — они же не сами это придумали. Они смотрят через телескоп на Китай, на Италию и делают вывод — надо носить. Так и с медийными технологиями. Они появляются там?

Вячорка: Коронавирус катализировал процессы в цифровом пространстве. То, что должно было занять 5-6 лет, происходит сейчас, в течение месяцев. Это касается и медиаорганизаций, их структуры и менеджмента, и структуры потребления. Люди сейчас больше аккаунтов регистрируют в соцсетях, больше проводят времени в мессенджерах, в Фейсбуке и в Инстаграме. Почему? Они хотят знать из первоисточников происходящее.

В Беларуси тренд совпадает с трендом мировым. В Беларуси коронавирус дал фантастический бум в телеграмме — как источники инсайта и как канала для дистрибуции контента. И в Телеграмм ринулись - и традиционные медиа, и новые медиа, и лукашенковская администрация, и журналисты, приближенные к властям.

Как будет развиваться дальше - трудно сказать. Но думаю, что многие традиционные медиа пересмотрят свою роль. А если вместе с коронавирусом придет и кризис, многим придется оптимизироваться. Цифровые платформы и цифровая дистрибуция намного дешевле, чем традиционные телевидение и радио.

Дракохруст: Павел, происходит ли какое-то перераспределение между платформами в Байнете?

Быковский: Важным фактором стали различные платформы онлайн-коммуникации типа Zoom. Сразу стало известно, что если не шифровать, то любой может посмотреть наши переговоры в Zoom. Появились новые функции в Skype для массовых конференций. Появилось много сервисов и люди пытаются найти тот, который им больше подходит. Многие бросились к Zoom, ведь он дает качественную картинку, он сейчас самый раскрученный и понятный сервис.

Еще одна вещь, которая много на что повлияет в будущем. Оказалось, что для белорусских школьников сложно сделать образование онлайн. Об этом много говорилось, но когда оказалась ситуация, когда в этом есть потребность, выяснилось, что у детей нет ноутбуков, даже у детей из состоятельных семей. Была ориентация, что у детей будут планшет, но они скорее для игр, а не для выполнения домашних школьных заданий. То же самое со смартфонами. У нас их сейчас очень много и они дают много возможностей коммуникации, но не для работы.

И еще одна проблема. Я дома подключен вплоть до двух провайдеров интернета. Если у одного будет проблема, другой спасет. Но все эти провайдеры не рассчитывали на то, что домашний интернет людям пригодится в таком объеме и причем в рабочем время. Раньше люди в рабочее время не сидели дома. И когда меньшинство, которое работало из дома - это испытание для провайдеров.

Еще одна новация - попытка больших игроков, социальных сетей, бороться с фейковой информацией, связанной с коронавирусом. Возможно, в каком-то далеком мире в этом есть успехи, но у нас не получается остановить распространение различных конспиративных версий и советов лечиться от вируса содой.

Ушла ли политика в интернет?

Дракохруст: Можно ли сказать, что политическая борьба по крайней мере в Беларуси полностью ушла в интернет? Ранее Павел Северинец или Николай Статкевич имели инструмент борьбы - улицу. Сейчас улицы нет. Единственные участники политического процесса - власть и "короли интернета"?

Вячорка: Это не переконфигурация политического пространства, просто стало очевидным, кто имеет влияние. Если офлайн-жизни нет, уличных протестов нет, День Воли перенесли в интернет, то только те, кто имеет влияние онлайн делаются участниками политического процесса. А это Лукашенко и те, кого называют инфлюенсерами. И посмотрите на каналы Nexta, "РБ головного мозга", региональные блогеры, которые все переключились на тему коронавируса — они короли даже не района, а страны. А теперь, если Лукашенко еще и отрицает эту проблему и люди возмущены этим, то популярность цифровых инфлюенсеров растет в разы.

Но в "Одноклассниках" и Северинец, и Лебедько, и другие политики продолжают руководить балом. Аудитория ОК - это старшее поколение, это поколение телевизора и бумажных газет. Туда цифровые инфлюенсеры не сунутся, а политики чувствуют себе там достаточно уверенно. И их ролики про коронавирус, о том, что Лукашенко врет набирают там сотни тысяч и миллионы просмотров.

В Телеграмме, в Инстаграме и в Фейсбуке доминируют блогеры, политические комментаторы, аналитики, такие как Шрайбман — все те, кто сумели собрать аудиторию до начала коронавируса. Поэтому миллионы просмотров на каналах Nexta и «РБ головного мозга» — они не внезапно появились.

Быковский: Я считаю, что не все так однозначно. Здесь очевидны медийные эффекты. На каждом ресурсе, когда в заголовке появляются слова "коронавирус«, "covid-19" - это дает большие просмотры, независимо от гениальности автора. Это работает, потому что людей сегодня это волнует. В ситуации, когда власти не очень последовательно и не очень полно освещают ситуацию с этой проблемой, блогеры рискуют, онлайн-медиа рискуют и они становятся очень интересными. Политики тоже что-то пытаются делать, то же голосование на праймериз продолжается, те, кто собирается участвовать в выборах, все еще дают интервью журналистам. Но это не то, что общество сегодня волнует по-серьезному, чтобы люди на это реагировали активно.

Франак отметил важный фактор - что в ОК другое поведение, другие вкусы, другие приоритеты. Там другой механизм распространения - там я ставлю Ок и я сразу же распространяю то, что я посмотрел. И этот механизм влияет на распространение, как тот самый вирус.

Но если брать другие площадки, то основные дискуссии у нас идут все же в Фейсбуке и в Телеграмме. Сегодня у Лукашенко совещание по поводу того, что делать с коронавирусом. Но ответа на этот вопрос не имеют и оппозиционные структуры. Тот же Северинец говорит о "народном карантине", но он не говорит, что нужно делать людям, которые не могут самоизолироваться.

Тот же митрополит Кондрусевич жаловался, что не имеет совета от властей, что ему говорить верующим насчет Пасхи — надо им идти в церковь или нет. Если ответственные в государстве люди не берут на себя ответственность - это создает проблемы в обществе.

Как коронавирус делит белорусов

Дракохруст: Как коронавирус делит общество? Очевидно четкое разделение - за карантин против карантина. Совпадает ли он с разделением — за Лукашенко против Лукашенко? Все ли оппоненты, по крайней мере не адепты, Лукашенко — за карантин? Все ли его поклонники - за " психоз", за "ничего особенного" и т.д.?

Быковский: Я не могу сказать о точных цифрах. Но действительно, есть люди оппозиционных взглядов, которые против карантина, хотя много людей в оппозиции - за карантин. И наоборот. У нас мало кто интересуется правовыми условиями карантина, поэтому люди не осознают, что это своего рода диктатура. И она может быть введена из-за чрезвычайного положения, может сопровождаться введением прямой цензуры, могут быть отменены президентские выборы. А это довольно важные политические моменты.

И еще один вопрос - это будет делаться как на Западе, где во время карантина дают какую-то компенсацию предпринимателям, бизнесу, людям, которые теряют работу, или это будет делаться как в России, где и карантин официально не введен, и на работу ходить нельзя, и зарплату люди не получают, хотя Путин сказал, что его нужно платить. И на то, что в России называется карантин, многие в Беларуси говорят - нет, нам такого карантина не нужно.

А другие рассуждают так: я никогда не доверял государству, почему я должен еще больше полномочий отдавать этому государству и оно будет решать, когда мне можно выходить из дома?

Это довольно сложная ситуация. Здесь консенсуса я не вижу ни в оппозиционных кругах, ни в обществе в целом.

Много людей, сочувствующих оппозиции, не поддерживают карантин. Некоторые из них самозанятые, другие индивидуальные предприниматели. И они видят, что в ситуации карантина они останутся один на один со своими проблемами и не будут знать, как платить своим сотрудникам, как платить по кредитам и за что они будут жить через 2-3 месяца карантина. И они оказались в одной лодке с Лукашенко, который также рассуждает, что ему делать со страной, и если ввести карантин, то за счет чего мы будем жить.

Дракохруст: Не кажется ли, что по умолчанию происходит определенное сближение позиций? Лукашенко повторяет слова о "психозе", но если смотреть на практические действия властей, то это такой ползучий карантин. Кассирши в магазинах кое где - уже в масках и перчатках, в метро протирают двери и поручни санитайзерам, исполкомы переходят на работу на удалении.

Если "психоз", то зачем это? И это же не "народный карантин". Исполкомы переходят на работу на удалении не по собственной воле.

А с другой стороны, как сказал Павел, многие люди оппозиционных взглядов говорят: карантин — интересная идея, но я лично что при нем жрать буду?

И не происходит ли сближение на какой-то средней точке: и не такой карантин, чтобы все закрыть, но какой-то карантин нужен? Лукашенко сам говорит о том, что давление на него в этом направлении есть.

Вячорка: Лукашенко пытается тушить пожар. Карантин нужно было вводить месяц назад, карантин превентивный, чтобы болезнь не распространилась. Тогда было известно об очагах заболевания, когда был иранский студент, когда распространение можно было остановить. В течение последних трех недель власти отказывались вводить карантин и способствовали распространению болезни. И теперь, когда ко всем, в том числе и к окружению Лукашенко, дошло, что не пронесет, и они начинают тушить пожар, когда уже поздно и что эта болезнь достигнет неконтролируемых масштабов. В том числе и по вине Лукашенко и по вине спорных сигналов. Сигналы из Мингорисполкома, Министерства здравоохранения и администрации Лукашенко противоположные.

Мингорисполком рассылает в супермаркеты приказ развемить инструкции, как мыть руки и сохранять дистанцию, с другой стороны Лукашенко говорит, что вирус убивает сауна.

В результате чиновники боятся принимать даже базовые меры безопасности, выступать публично в поддержку даже минимальных карантинных мер, чтобы не навредить своей позиции.

Дракохруст: Франтишек, дело не только в чиновниках. Вот я читал ФБ нашего с вами знакомого Ивана Шило, общественного деятеля, бизнесмена. Он писал - а мне хорошо, что у нас карантина нет. Был бы он месяц назад, мой бизнес точно накрылся бы.

Вячорка: Мы увидим результаты через несколько месяцев. Если другие страны переломят ситуацию, будут выходить из эпидемии, а Беларусь будет в самом разгаре и на ее пике, тот же Ваня Шило будет канючить, почему у нас все еще эпидемия, когда мы такие умные и мы так долго держались в стороне от этой болезни.

Самое главное - это превентивные меры: подготовить школы к дистанционной работе, подготовить бизнесы к тому же, насколько это возможно, организовать службы доставки. Доставить маски, лекарства в каждую районную больницу. Даже в армии уже есть случаи коронавируса, о которых никто не говорит. Мне пишут из армии, что там нет ничего, потому что никто не готовился и было сказано, что запрещено готовиться к вирусу.

И эта позиция - что карантин все же нужно, сейчас в социальных сетях побеждает. И если месяц назад Иван Шило и Андрей Ким писали, что у нас есть третий путь, полагаю, что и они и 90% пользователей социальных сетей скажут, что белорусские власти делали неправильно.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Владимир Мацкевич: как 3% держат в повиновении 97%?
Общество
Адвокат: что делать, если задержали на улице, заставляют голосовать, грозят увольнением
Политика
Шрайбман: когда в день выборов ЦИК объявит традиционные 80% за президента, то бурлящее общество вряд ли воспримет это спокойно
Новости Жодино
В тесном кругу и без масок в Жодино отметили День Независимости. Фотофакт
Общество
ОМОН жестко разогнал «хлопающую колонну» в Бресте
Спорт
Главный тренер и футболисты «Смолевичей» написали заявления об увольнении, команду не устраивают финансовые условия
Политика
Доктор политических наук: «Лукашенко уже даже не пытается понравиться большинству»
Общество
Массовое шествие в стране «побежденного» коронавируса — в трех фото
Общество
После выступления Лукашенко люди в штатском задержали женщину на 8-ом месяце беременности
Общество
Фото с Лукашенко, которое стало вирусным
ВСЕ НОВОСТИ
Loading...