Общество

Кто руководит белорусским протестом?

Лидеров абсолютно нет, это децентрализованный протест.

14 августа 2020, 03:02
20073
Общество EX-PRESS.BY
0

Кто может остановить волну насилия в Беларуси? Кто руководит протестами? Как будет развиваться протест?

Эти вопросы обсуждали политические аналитики "Свободы" Юрий Дракохруст, Виталий Цыганков и Валерий Карбалевич.

00

Дракохруст: Что может остановить ту волну чудовищного насилия, которую мы сейчас наблюдаем в Беларуси?

Цыганков: Самый простой ответ — власть может дать приказ не совершать насилия со стороны правоохранительных структур. Применение насилия имело целью запугать общество. Люди же выражают свой протест, они не идут брать штурмом какие-то правительственные здания, много протестов происходит в микрорайонах. Если ОМОН не будет бить, хватать, стрелять, то люди выскажутся и, возможно, разойдутся с ощущением своей моральной победы.

Лукашенко накануне выборов все время говорил о войне и Майдане. Так он ее и устроил. И теперь ему решать, нужно ли продолжать, так как начались негативные для него последствия. Он в первые дни хотел применением силы напугать общество. Другой ответ - немного фантастический, который был бы идеальным в какой—то другой стране - это переговоры, когда власть признает, что у протестующих есть какой-то свой резон и с ними нужно договариваться. Если не самому Лукашенко, то какому-то его представителю. Ну, и, наверное, самый фантастический вариант: если какой-то полковник арестовывает узурпатора и много вопросов этим снимается.

Дракохруст: Ну, есть и еще один вариант — это победа протестующих, победа тех, кто считает, что президентом была избрана Тихановская. Насколько это вероятно?

Карбалевич: Теперь уже можно говорить о гражданской войне. Счет идет на сотни раненых, есть убитые. Результатов действительно три: или компромисс, или победа одной из сторон. Вы спросили о победе фактически революции. Но есть и вариант победы власти, когда власть раздавит народное сопротивление.

Обычно гражданская война - это конфликт между частями общества. Сейчас в Беларуси этого нет, есть конфликт между обществом и властью, режимом. Другой стороны общества нет. Но этот консолидированный режим пока не дает сбоев, особенно силовые структуры безоговорочно выполняют все приказы Лукашенко. Та жестокость, которую мы видим, - силовым структурам дано разрешение и индульгенция на самые жестокие действия. Силовики ведут себя как оккупационная армия на чужой территории. Чужого народу не жалко. Так что пока рано говорить о победе общества.

Дракохруст: Виталий, вы наблюдали за протестами, разговаривали с их участниками. Кто для людей лидеры? Чьих призывов, советов, приказов они слушают? Светлана Тихановская покинула страну. Но стоит сказать, что она не позиционировала себя как лидер протестов, да и не призывала к ним. Кто, если не она? Степан Светлов, владелец телеграмм-канала NEXTA? Вы говорили о возможных переговорах Лукашенко с протестующими. А с кем ему переговариваться - со Светловым?

Цыганков: Лидеров абсолютно нет, это децентрализованный протест. В социальных сетях появились рассуждения, что ничего плохого в этом нет, мол, люди, не просите одинаковых чьих-то приказов. Делайте то, что считаете нужным и возможным: разбросайте листовки, становитесь в цепь солидарности, мерцайте телефоном.

Был отключен интернет, люди переговаривались, обсуждали, куда идти и что делать. Работал Telegram время от времени. Те, кто хоть что-то знал, получали информацию из Telegram-каналов. Было там несколько анархистов, они более искушенные, они рассказывали, как становиться в сцепку. Но они не лидеры.

Что касается политических установок, то я их тоже не слышал. На бело-красно-белые флаги и ленты все реагировали очень позитивно. Кричали одинаково и «Позор», и «Ганьба», и «Верым! Можам! Пераможам!» - белорусскоязычный призыв, который кричали и русскоязычные люди. Ни лидеров, ни идеологической составляющей у этого протеста нет, кроме одного - выборы сфальсифицированы, мы против насилия милиции, Лукашенко - уходи. Люди пока объединены только этим.

Мы с вами, Юрий, помним горбачевскую перестройку, 1989-1990 год. Тогда под флагом БНФ объединились самые разные люди, с разными идеологическими ценностями. Но они были объединены целью свергнуть коммунистическую власть. Нечто подобное происходит сейчас. Люди объединились ради одной цели: отправить Лукашенко в отставку.

Дракохруст: Если нет конкретного центра протеста, то возникает проблема, с кем переговариваться по вопросу выхода из кризиса. С Тихановской? Мы знаем, где она и что она сказала. Не означает ли это, что путь политического решения кризиса отсутствует?

Карбалевич: Штаб Тихоновской даже при отсутствии самой Тихановской мог стать таким центром. Однако пока он уклонялся от того, чтобы возглавить протест. Хотя последние заявления оттуда делаются все более решительными.

Однако, думаю, главная проблема не в этом. Если бы Лукашенко захотел начать диалог, то он бы освободил Тихановского, Бабарико, Статкевича, Северинца, сел бы с ними за стол и предложил искать выход. Однако проблема в том, что Лукашенко отказывается видеть в другой стороне политического субъекта.

Смотрите, как сам Лукашенко и государственные медиа комментируют последние события. Мол, это не народ вышел на улицы. Это "провокаторы», «отморозки», «овцы», «пьяные», «обкуренные», «наркоманы». Да и они якобы управляются из-за границы. В этом главная проблема. Лукашенко отказывается признавать, что против него выступил народ.

Дракохруст: Виталий, вот вы присутствовали на этих протестах. Можете ли вы дать социальный, демографический портрет протестующих?

Цыганков: Там присутствовали самые разные люди. 70-80% - это молодежь. Там были ребята из рабочих районов. Есть люди с негативным отношением к милиции. Они не скрывали, что готовы бороться с ОМОНом. Была и интеллигентная публика, были люди с бело-красно-белыми флажками. То есть в основном это не та публика, которая много лет ходила на акции оппозиции.

Дракохруст: Звучали призывы к забастовке. Мы с вами помним, как в апреле 1991 года прошла всеобщая забастовка, колонны рабочих двинулись к центру Минска. Сейчас этого нет. Почему?

Карбалевич: В 1991 году был острый кризис элит, их раскол. Директора некоторых предприятий открывали ворота заводов и выпускали рабочих на улицу. Теперь все по-другому.

Есть две проблемы, которые сдерживают забастовки на госпредприятиях. Во-первых, контрактная система связывает руки рабочим. Они боятся потерять работу. Во-вторых, госпредприятия в большинстве нерентабельные и сильно зависят от государственной помощи. И выступать против власти, которая их фактически держит на плаву? А без правительственной поддержки много предприятий просто существовать не могут. Тем более что оппоненты Лукашенко много говорили о приватизации.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Обсудить в чате
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Политика
Федута: В тот момент, когда Путин скажет: «Саша, ты перешел уже определенную границу», – может быть, Саша начнет что-то откручивать назад
Экономика
Эдуард Пальчис: Режим сам будет загонять себя всё глубже в яму по той причине, что он отказываются признавать реальность
Общество
Мацкевич: Большая часть тех, кто всё ещё на стороне режима, вовсе не лукашисты
Политика
Венедиктов: Путин настоял на том, чтобы в Беларуси был запущен процесс транзита власти, этим самым продолжая ослаблять Лукашенко
Общество
Романчук: Думаю, что рубль пробьёт границу 3,0 за доллар к концу года
Спорт
БАТЭ решил расстаться с Кириллом Альшевским
Общество
Музыкант Александр Помидоров задержан после уличного концерта в Минске
Экономика
Над одним из цехов «Гродно Азота» снова горит факел. На заводе рассказали, что произошло
Общество
Байнет: «Это и есть Беларусь при Лукашенко»
Общество
«В декларацию записал даже шоколадку». Репортаж с белорусско-литовской границы после усиления контроля
ВСЕ НОВОСТИ