Общество

Мацкевич: До победы ещё очень далеко. Пока можно говорить о том, что в обществе сформировалась готовность к длительному противостоянию

Сейчас стало очевидно, что этот режим создан искусственно, держится только на грубой силе и за счёт российской поддержки.

26 сентября 2020, 05:37
4564
Общество EX-PRESS.BY
0

За 26 лет Лукашенко у власти никогда еще желание перемен не было таким ощутимым, а проявление жестокости по отношению к собственному народу – таким безжалостным, как за последние почти два месяца: произвол ОМОНа, титушек, жесткие задержания, избиения, пытки… Пока неясно, будет ли новая политическая эра, которая последует за протестами, эпохой динамичных изменений и нового правительства, или же станет эпохой продолжительных и кровавых репрессий машины «жесткой руки». Слишком много переменных в данном уравнении. Но одно известно точно – Беларусь и белорусы уже не будут прежними.

О системном взгляде на протест, на революцию, которая затягивается в условиях двоевластия – Укринформ поговорил с философом и методологом (членом знаменитого Московского методологического кружка Г.П. Щедровицкого), психологом, общественно-политическим деятелем Владимиром Мацкевичем.

СТРАНА УЖЕ НЕ БУДЕТ ПРЕЖНЕЙ

- Теперь очень часто от белорусов слышно фразу: «Страна уже не будет прежней!». На ваш взгляд, что сейчас происходит в белорусском обществе, как изменилась страна?

- Если оставить в стороне политические моменты, то можно отметить глубинные изменения, напоминающие тектонический сдвиг в социальной структуре и осознании обществом самого себя.

Десятилетиями господствовало представление о комплементарности режима и общества. Считалось, что существующий режим полностью соответствует потребностям и запросам общества, или, что режим вытекает из ментальности белорусского народа. Об этом говорили и писали идеологи режима, такая точка зрения поддерживалась сервильной наукой, в этом были убеждены эксперты и внешние наблюдатели. Сейчас стало очевидно, что этот режим создан искусственно, держится только на грубой силе и за счёт российской поддержки. Ни менталитет, ни состояние общества не являются причинами существования такого режима.

Этот миф вызывал своеобразный комплекс национальной неполноценности. Оппозиция, деятели культуры, лидеры общественного мнения сравнивали Беларусь с демократической Литвой, с Грузией, боровшейся с российским давлением, с мятежной Украиной, и говорили о несформировавшейся нации. Признаки формирования нации брались из исторических прецедентов эпохи модерна. Немногие исследователи, которые понимали, что формирование наций в 19 веке и в 21 протекает совсем в других социокультурных формах, сейчас действуют совсем другие факторы, и особенности национального строительства нельзя понять на основе теорий, объясняющих события столетней давности, – не пользовались популярностью. Сейчас становится очевидно, что белорусское общество и нация хоть и не похожи на других, но вполне современны, и архаичные критерии непригодны для описания и понимания Беларуси.

Белорусский режим в глазах мирового сообщества выглядел достаточно «вегетарианским», приемлемым партнёром в дипломатических отношениях. Режиму не было нужды прибегать к жестоким репрессиям до тех пор, пока общество его терпело. Но сейчас стало очевидным, что диктатура не остановится ни перед чем, защищая себя. В ход идёт весь арсенал средств подавления, от убийства политических оппонентов до расстрела мирных демонстраций и пыток заключенных.

Долгое время в странах-соседях Беларуси господствовало убеждение, что относительное благополучие и порядок в стране обеспечены именно диктатурой, и даже личным влиянием Лукашенко. Этим объясняли и работающие предприятия, и низкий уровень коррупции, даже чистоту улиц. Сейчас все могут увидеть, что порядок поддерживают протестующие, что общество требует соблюдения законов, а режим попирает все и любые законы, провоцирует и производит беспорядки. Удивление наблюдателей вызывают поведение протестующих, соблюдающих правила дорожного движения на маршах и шествиях, чистые улицы, площади и парки после того, как по ним прошли сотни тысяч людей, ни одной разбитой витрины, перевёрнутой машины, никакого мародёрства и хаоса. Для участников же маршей и демонстраций всё это кажется само собой разумеющимся. И ясно, что всё хорошее в стране создано и поддерживается современным белорусским обществом, а вовсе не диктатурой и диктатором.

Когда мы говорим, что страна уже не будет прежней, то это в меньшей степени относится к политическому государственному устройству, а в большей степени – к этим глубинным изменениям, начиная с избавления от комплекса национальной неполноценности, и заканчивая неприятием любых форм авторитаризма.

ДО ПОБЕДЫ ЕЩЕ ОЧЕНЬ ДАЛЕКО

- Готово ли белорусское общество к длительному сопротивлению, верите ли вы в успех мирного протеста, и почему?

- Сразу скажу, что до победы ещё очень далеко. Готовность общества к затяжной борьбе и длительному сопротивлению можно оценить только эмпирически. Мы проводим опросы на улицах среди участников протестов. Эти опросы трудно поддаются формализованной обработке, но примерно раз в неделю руководительница нашей социологический группы публикуют резюме «Голос улицы». Пока можно говорить о том, что в обществе сформировалась готовность к длительному противостоянию. Но на это влияют многие факторы – от жестокости репрессий до информационных вбросов. При мирном характере революции информационная война приобретает очень важное значение. Пока мы не можем доминировать в информационном пространстве, не можем преодолеть информационный шум. Поэтому мобилизация общества оставляет желать большего.

- Без организационного ядра, лидера и четкой программы действий: не кажется ли вам, что белорусским протестам чего-то не хватает?

- Да, нам очень не хватает политического центра и руководства. Революции всегда случаются неожиданно. А в нашем случае к этому практически никто не был готов. Кандидаты и их группы поддержки шли на «выборы», понимая, что они не смогут их выиграть, поэтому даже не готовились, и не создали политических структур, готовых взять на себя ответственность за организацию и управление процессами. Наши лидеры – это скорее символы протеста и революции, чем действующие политики, готовые перенять власть.

Революции всегда случаются неожиданно, даже для тех, кто к ним готовился. А уж если никто не готовился, то оказывается, что никто и не готов. Всё приходится изобретать и делать на ходу. Наша ситуация отличается от того, что происходило в других странах. В Украине был парламент, были политические партии, были, хоть коррумпированные, но государственные институты, которые могли выступить против Януковича. В Беларуси к началу революции не было ничего. А за те несколько месяцев до «выборов» и недели после 9 августа – очень трудно создать то, на что требуются годы работы.

Сейчас идёт формирование политического ядра. Правда, очень медленно. Процесс затрудняется отсутствием взаимопонимания между старой оппозицией, у которой есть опыт и знания, и новой, у которой есть энергетика и энтузиазм, но практически никакого политического опыта.

- А что с политической программой? Она вообще есть?

- С программой ещё сложнее. Протестующее общество аморфно. Все знают, против чего мы протестуем, но как только заходит речь о том, за что мы выступаем, начинаются проблемы. Сказывается низкий уровень политической культуры общества, которое десятилетиями было оторвано от политической жизни, не участвовало в управлении государством.

Но и это дело поправимое. Наша аналитическая группа оказалась самой подготовленной к революции. Мы ещё в прошлом году понимали те условия и обстоятельства, в которых будут проходить «выборы», и то, что будут массовые протесты. Мы учитывали и уровень политической культуры и подготовки лидеров. Поэтому мы предложили концепт «4-й республики», переучреждения государства через Учредительное собрание. Медленно, но уверенно эта программа изучается и осваивается лидерами Координационного совета.

ЕСЛИ В БЕЛАРУСИ РЕВОЛЮЦИЯ, ЗНАЧИТ ЕСТЬ НАЦИЯ

- Много говорят о том, что именно сейчас идет формирование белорусской нации. Что думаете по этому поводу? Собственно, что можете сказать о лице протестующих?

- Нации не возникают в одночасье. Этот процесс занимает десятилетия. И этот процесс может быть осознанным, обеспеченным национальной идеологией, как это было с нациями прошлых веков. Нации, формирующиеся в 21 веке, ещё никто не изучал и не анализировал. Начало формирования белорусской нации приходится на период перед первой мировой войной, как и у других народов Восточной и Средней Европы. Но у нас этот процесс был прерван и искажён. Советизация сказалась на белорусах сильнее, чем на других народах. Теперь нам приходится исправлять всё, что связано с советским наследием. Я описывал этот процесс формирования нации через параллельно-последовательное разворачивание трех процессов «десоветизация–беларусизация–европеизация». Режим Лукашенко ставил своей главной целью остановку беларусизации, всячески препятствовал ей.

И нужно хорошо понимать, что формирование нации в эпоху глобализации, открытого мира протекает совсем не так, как в эпоху газет и радио. Требуется переосмысление всех условий и обстоятельств становления наций в эпоху интернета, глобального рынка, в том числе – и рынка труда.

Сейчас мы просто увидели нацию в таком ракурсе, о котором никто не писал и не говорил. Эта нация совсем не похожа на то, о чем мечтали лидеры «Адраджэння» 1980-90-х годов. Но революция – это дело нации, а не лидеров и идеологов. Если мы уверены, что в Беларуси происходит революция, значит – есть нация. И она такова, какой мы её сейчас наблюдаем.

Ну, и такова, какой она покажет себя после победы революции.

www.ukrinform.ru

Без комментариев
Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Политика
«Чтобы пустить всем пыль в глаза, Головченко могут и формальным президентом со временем сделать»
Политика
«План с усилением парламента и накачиванием пророссийских партий Москве важен в том случае, если Лукашенко не удержит ситуацию в стране»
Политика
Павел Усов: Только тогда Москва пойдет на смещение Лукашенко, когда будет уверена в том, что авторитарная система останется неизменной
Общество
Евгений Липкович - первому заместителю Министра внутренних дел: «Угрожали ли Вы Марии Колесниковой лично?»
Общество
Виталий Цыганков: В Беларуси сейчас ОМОНа в 5 раз больше чем в середине 90-х. Кто может вспомнить за эти 25 лет героические поступки этой структуры?
Политика
Венедиктов: Нарышкин подталкивал Лукашенко к выполнению обещаний - новые парламентские выборы и выборы президента без Лукашенко
Общество
Журналисты посчитали, сколько раз с 1994 года Лукашенко обещал не держаться за власть
Политика
Кузнецов: «Впервые после «выборов» Лукашенко снял трубку. Для протестующих это хороший знак»
Общество
Фотофакт. После женского марша начался женский демарш
Общество
«Мы хотим и можем давать качественную связь в любое время. Даже по воскресеньям»». Работники отрасли связи записали видеообращение
ВСЕ НОВОСТИ