Общество

«Мы работали массой на устрашение, а за нами шел ОМОН». Дембеля рассказали об участии в разгонах протестов

Два гродненца, которые служили во внутренних войсках в Гродно и Минске, поделились с Hrodna.life своими историями участия в разгонах протестов.

26 ноября 2020, 23:15
2757
Общество ru.hrodna.life
0

В ноябре во всех гарнизонах Беларуси проходит увольнение в запас солдат-срочников. Два гродненца, которые служили во внутренних войсках в Гродно и Минске, поделились с Hrodna.life своими историями участия в разгонах протестов.

По просьбе бывших солдат, их настоящие имена Hrodna.life не публикует. В редакции есть аудиозаписи интервью с ними.

Служба в Гродно и подготовка к выборам

Алексей служил в воинской части 5522 в Гродно. Его часть участвовала в подавлении протестов в городе после президентских выборов в августе 2020 года. Подготовка к разгонам протестов проходила на территории части с июля. Со слов Алексея, на акциях протеста в Гродно он не задержал и не ударил ни одного протестующего. Сегодня он осуждает действия властей по отношению к сторонникам перемен.

«Целый год выдался тяжелым. Сначала коронавирус, а потом выборы. У солдат никаких увольнений и выходных. Кого-то отправляли в отпуск за месяц до увольнения. Перед выборами начались тренировки в полном обмундировании на территории части. Они были плановыми и всегда проходят перед выборами. Но нам, как срочникам, командиры говорили, что мы 25-й резерв и если будут какие-то волнения после выборов, то мы будем участвовать в крайнем случае».

Алексей говорит, что тренировки были тяжелые, солдаты бегали со щитами по стадиону военного городка по несколько часов. С ними время от времени тренировались сотрудники милиции и ОМОНа, все кто служит на контракте.

«Информации в части извне было мало, телефоны запрещены. Голосовали мы досрочно, но никто не говорил, что именно за Лукашенко надо голосовать. Я уверен, что большинство солдат и контрактников отдали свои голоса за Светлану Тихановскую. Командование в части ожидало, что люди начнут выходить на площадь, но никто не думал, что это продлится так долго».

«Мы работали массой на устрашение, а за нами шел ОМОН»

Первый раз гродненских срочников привлекли к разгону протестующих вечером 9 августа. Алексей говорит, что в тот день на площади в основном только они и были. В Гродно в воинской части Алексея было две роты срочников и рота контрактников, которая занимается перевозкой заключенных.

«Большинство контрактников отправили в Минск на усиление. В Гродно осталась лишь малая часть и мы — срочники. Вечером нас выгрузили на Октябрьской. Была задача пройти цепью от «Ратушного» к драмтеатру, как и отрабатывали на тренировках.

Командиры говорили, что нам не придется бить людей, протестующие сами будут расходиться. Так и получалось сначала, мы работали массой на устрашение, а за нами шел ОМОН, который задерживал людей и грузил в бусики. В первый день все были в растерянности, и никто не думал, что люди продолжат выходить после разгонов. Мы не успевали отдохнуть, ни воды, ни туалета".

«Срочникам не доверяли задерживать людей, этим занимались контрактники»

В день выборов рота Алексея до часу ночи бегала по городу и разгоняла несогласных с итогами выборов гродненцев. После того, как в городе удалось погасить протест, срочников отправили в Лиду на усиление. Была информация, что там протестующие хотят захватить здание местного РОВД. Срочники так и не доехали в Лиду, на полпути их развернули и вернули в часть. В военном городке в Гродно их покормили и дали отдохнуть перед очередных выездом.

«Привлекали нас на протесты и в последующие дни. Срочникам не доверяли задерживать людей, этим в основном занимались контрактники. На площади по ту сторону протеста я видел знакомых ребят и они меня видели. Но, я думаю, они понимали, что это не мой выбор.

Срочники — заложники ситуации. Никто из солдат не радовался, что приходилось подавлять протест, все понимали что происходит в стране. Я был почти на всех разгонах, но я просто ходил. Я сразу себе говорил, что если мне скажут кого-то ударить, я не буду бить — это люди моего города.

Почему зверствовал ОМОН и контрактники, я до сих пор не могу понять. Это необоснованная агрессия, Для них если человек вышел на несанкционированный митинг, значит он нарушитель и его надо задержать любой ценой".

Погром возле филармонии

Самыми страшными и неприятными для Алексея были задержания возле филармонии на второй и третий день протестов. В эти дни из Минска вернулись контрактники, которые и принялись «наводить порядок» в своем городе.

«Было темно, повсюду кричат женщины. И мы, как бандиты, шли по проезжей части от моста до филармонии. Командир части и контрактники били по машинам, которые сигналили, а водителей вытаскивали и избивали. Автомобили заведенные так и оставались с женщинами посреди дороги, а в некоторых случаях и пустые.

Я шел сзади и лично видел, как командир части дубинкой разбил лобовое стекло в одной машине. В тот вечер милиция громила все подряд, я был в шоке.

Никого таблетками не качали и не агитировали так действовать. Это личная инициатива некоторых и полная безнаказанность. Да, кто-то бывало кинет пластмассовую бутылку или еще что-нибудь в милицию, но протест в целом в Гродно был мирный. Я все это видел. Бывает, люди кричат «фашисты» и другие неприятные слова в адрес солдат, но они не знают, кто перед ними стоит. Для меня это было неприятно".

Алексей говорит, что контрактники жаловались, что им приходилось больше работать и постоянно выезжать на усиление. По мнению гродненца, агрессия могла быть и из-за этого, они хотели быстрее все закончить.

«Достучаться до контрактников и привести факты, когда они по одному, может еще и можно. Но когда они все вместе, это без шансов. Поэтому никто из них не перейдет на сторону народа, пока в коллективе. Пропаганда работает, нам поначалу в казарме показывали нарезку видео про протесты, говорили что людям платят деньги за выход. Но потом перестали, командиры поняли, что срочники выполняют все поставленные приказы.

Я дембельнулся, а моих сослуживцев до сих пор выгоняют каждое воскресенье на усиление. Они могут сидеть в машине по несколько часов или перекрывают площади".

Командир части и флаг вместо коврика

За участие в подавлении протестов в августе гродненским срочникам в воинской части 5522 дали надбавку к ежемесячной зарплате по 100 рублей.

«В Гродно на протестах милиция старается задерживать сильно активных граждан или тех, кто старается убежать, и тех, кто снимает происходящее на телефон. Забирали и журналистов, но я не понимал зачем их трогать и в некоторых случаях избивать. Это те люди, кто не промолчит, они же постоянно освещают протесты.

Всеми срочниками при разгоне протестов руководит командир части Владимир Голубев. Он говорит по рации или показывает пальцем, кого задерживать или догнать".

Алексей добавляет, что у командира части возле входа в кабинет, вместо коврика лежит бело-красно-белый флаг.

«Откуда он у него, я не знаю. Наверное, на площади забрал. Как он его называет, „тряпка“. Так и решил использовать. Он вообще в Гродно меньше года, прислали его из Минска руководить частью».

Корреспондент Hrodna.life позвонил в воинскую часть 5522, чтобы взять комментарий у командира части по поводу разгонов протестующих и бчб-флага. Поднял трубку человек, который представился Владимиром Голубевым. На вопрос про флаг уточнил, из какого издания звонок, отвечать не стал и бросил трубку. Задать другие вопросы командиру части мы не успели. Больше на наши звонки в части не отвечали.

Перед дембелем Алексею предлагали остаться в армии на контракт, но он не согласился. Говорит, ему хватило увидеть систему милиции изнутри за время службы.

«Спасибо, но на контракт я не пойду. Предлагали тогда идти в дружинники — заниматься полезным для общества делом. Я понимаю, что происходит сейчас в стране, это полнейший беспредел. Для милиции полное беззаконие, делай что хочешь и тебе за это ничего не будет. По моим наблюдениям, митинги сегодня это бесполезно, как и борьба с системой. У многих белорусов только сейчас глаза открылись, но на самом деле беспредел у нас уже давно. Если бы видел я смысл в митингах, я бы и сам пошел. Но это не работает…».

«Командиры говорили, что мы будем защищать независимость страны»

Владислав служил в воинской части в Минске. Он и его часть участвовала в августе в разгоне акций протеста. Подготовка к разгонам началась незадолго до выборов.

«Тренировки длились по несколько часов, в неделю три раза. Мы понимали зачем нас готовят, на носу были выборы президента. Командиры нам говорили, что мы будем защищать независимость страны. Голосовали мы, как и во всех воинских частях, досрочно — за действующего президента».

На протестах в Минске гродненец увидел не только мирных протестующих, но и агрессивно настроенных граждан, которые вступали в столкновения с силовиками.

«В первый вечер после выборов все более или менее прошло. А вот следующий день, 10 августа, я навсегда запомню. Мы приехали на улицу Притыцкого. Всё началось с того что нам просто сказали убрать баррикады. Проходит 5−10 минут и к нам выходит толпа людей, около 3−4 тысяч человек, а нас там всего 25 солдат от силы. И вот эти люди идут на нас со всякими плакатами и криками „уходи“, „вам всем …“ и т. д. Из нас никто просто не ожидал, что тут сейчас начнется что-то».

Владислав добавляет, что через несколько минут к срочникам в усиление подъехали другие силовики и тогда на улице началась настоящая бойня.

«Мы стояли и в нас летели коктейли Молотова, камни, взрывпакеты, кирпичи и т. д. Потом через пару километров в нашу цепочку въезжает машина и сбивает солдата — такого же срочника, как и я. Ясно, что после такого у нас у всех адреналин появился. Стояла задача — убрать всё безобразие с улиц. Срочники были один за одного, поэтому никто не боялся. Мы понимали, что если сегодня дадим слабину, тогда нас закидают, будет не хуже чем в Украине. В Минске я видел и не мирных демонстрантов — организаторов, которые всем руководили».

Гродненец говорит, что никто из срочников из его части не отказывался от участия в подавлении протестов. Командиры делали все возможное, чтобы бойцы после разгонов успевали отдохнуть.

«У нас не было ощущения, что мы делаем что-то плохое. Да, были уставшими в первые дни после выборов. И я не скажу, что мы мало спали, всем сна хватало. Нам разрешали поспать подольше. Кормили очень хорошо. Ходили слухи, что и срочникам за каждый выезд на разгонах по 1500 рублей платили. Ну это же смешно. Все это было выгодно писать тем, у кого аудитория большая, а некоторые люди велись на эти фейки. Но всё это бред. Срочникам была надбавка за август — 100 рублей».

Родителям сказал, что был в резерве

Ближе к сентябрю часть Владислава перестали привлекать к разгону протестующих на улицах Минска. Гродненец стал готовиться к дембелю.

«Нас перестали привлекать, когда уже более менее всё утихло в Минске. На самом деле я столько этим «наелся», что мне и рассказывать нечего. Могу сказать, что вранья хватает с двух сторон. Родителям я ничего не рассказывал. Говорил, что от начала протестов и до дембеля был в резерве.

Что касается друзей, есть те, кто перестали со мной общаться из-за моей ситуации, но их скорее знакомыми можно назвать. А конкретно с друзьями разные взгляды были, не поддерживали меня, но они понимали, что я солдат и у меня другого выбора нет.

Что будет дальше? Думаю, люди продолжат выходить и тем самым у солдат будет минус выходной день. Я знаю каково это. Да и пацанов с которыми служил жалко. Их обзывают по-всякому, но они ничего сделать не могут. Сегодня из-за протестного движения и коронавируса они лишены увольнений и посещений. Лично я ушел на дембель и на контракт не оставался".

Руслан Кулевич, Hrodna.life

Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Новости компаний
Онлайн-казино GrandCasino
Общество
«Ощущение некоторого недоразумения». Эксперт сравнивает стиль Лукашенко и окружения со стилем сторонников перемен
Экономика
Лев Марголин: «Действия Лукашенко ведут к развалу страны»
В мире
«История с арестом Навального — подарок судьбы для официального Минска»
Культура
Белорусский фонд культурной солидарности добивается лишения БТРК права на трансляцию «Евровидения» и исключения из EBU
Общество
Несколько микрорайонов Орши остались без отопления
Общество
Коммунальная авария в Минске: Юго-Запад и Малиновка — без отопления
В мире
Любовь Соболь задержана возле своего дома «за призывы к акциям протеста»
Общество
«Эпидемиологическая обстановка постепенно улучшается». Часть белорусских больниц возвращается к обычному режиму работы
Спорт
На сборы за границу клубы не пускает Минспорта, а не АБФФ. Вот как это отразится на уровне белфутбола
ВСЕ НОВОСТИ