Общество

Сергей Наумчик: Что Лукашенко знает о флаге

Была у Лукашенко и стратегическая цель: лишить белорусов национальной идентичности.

23 июня 2021, 06:55
Общество EX-PRESS.BY
0

В инаугурационной речи в 1994-м, той самой, где Лукашенко призвал к взаимопониманию "нас, самых разных", он ни словом не упомянул бело-красно-белый флаг, под которым приносил присягу, и не сказал, что он "нацистский".

00

Присяга Александра Лукашенко на Конституции, 1994.

А казалось бы - вот он, самый момент: начинается новая, президентская, страница истории, и надо расставить точки над «і»: давайте начнем жизнь, очистившись от того, что нас компрометирует — от флага, под которым коллаборационисты якобы расстреливали мирных граждан.

И не сказал не потому, что это сразу вызвало бы негодование не только его политических оппонентов, но и значительной части его сторонников (в 1994 году бело-красно-белый флаг прочно закрепился в массовом сознании как государственный).

А потому, что знал: флаг никакой не нацистский, и под ним не расстреливали.

Депутат Лукашенко присутствовал на заседании Верховного Совета 19 сентября 1991 года, когда рассматривался вопрос о придании бело-красно-белому флагу и гербу «Погоня» статуса государственных символов.

Он видел выставку о национальных символах в фойе перед Овальным залом, который по просьбе Позняка подготовили историки и художники, но знал он и о том, что готовились к дискуссии и политические оппоненты БНФ. И если бы факты расстрелов под бело-красно-белым флагом были, они, безусловно, прозвучали бы с трибуны сессии.

Но не прозвучали, так как их не было.

Так, депутат от ветеранской организации, бывший вице-мэр Минска Михаил Жуковский сказал, что бело-красно-белый флаг вывешивали вместе со свастикой.

Однако открытием эти слова не сделались.

Очень доходчиво для депутатов (в том числе и для Лукашенко) объяснил ситуацию бывший председатель Президиума Верховного Совета БССР Георгий Таразевич. В своей книге «Дзевяноста першы» я привожу его рассуждения полностью, здесь дам фрагмент:

"Фашистские пропагандистские службы действовали очень ловко и хитро. Те деятели использовали национальную символику не только у нас в Беларуси, но и практически во всех оккупированных странах... Делалось это для того, чтобы в чисто пропагандистских целях завоевать общественное мнение, доверие, чтобы привлечь население на свою сторону и показать себя с лучшей стороны перед мировым сообществом. На нашей земле это было тем удобнее и выигрышнее, поскольку здесь в свое время настойчиво отрицалась старая историческая символика и повсюду вводилась новая. ...И самое главное: то, что издавна принадлежит народу, никому никогда нельзя ни запятнать, или забрать, ни изменить".

Хотя наиболее лаконично на эту тему высказался в свое время Василь Быков: "Гитлер носил штаны - так нам сейчас без штанов ходить?".

Кстати, выше упомянутый Михаил Жуковский проголосовал все же за бело-красно-белый флаг и «Погоню».

Почему же Лукашенко в 1995-м сменил государственные символы? Поскольку собственный расчет поставил выше государственных интересов.

В 1995 году, проводя с нарушением Конституции и законов референдум, Лукашенко стремился политически уничтожить главного своего оппонента — Белорусский Народный Фронт, который и был инициатором придания бело-красно-белому флагу и «Погони» статуса государственных символов, деморализовать его сторонников.

Надо признать, что этой цели, в значительной степени, он достиг: смена символики была сильным ударом для тех, кто близко к сердцу принимал национальные ценности. Перечитывая книгу Владимира Орлова «Імёны Свабоды» в новом издании, обратите внимание на даты смерти героев совсем еще не старого возраста; знаю точно, что результат референдума 1995-го загнал в могилу не одного и не двух людей, преданных Беларуси.

Но была и стратегическая цель: лишить белорусов национальной идентичности. Она также была связана с политическим расчетом — Лукашенко нацелился на Кремль, и сознательные белорусы в этом деле ему бы только мешали, нужны были, как он сам говорил, "русские со знаком качества".

Лукашенко знал (или ему подсказали), какое значение для национальной идентичности имеют символы и, конечно же, язык.

И хотя в конце 1999 года мечта Лукашенко разбилась о Путина, политика уничтожения белорусскоязычного образования, книгоиздания, вытеснения белорусского языка из всех сфер, прежде всего — из СМИ, последовательно продолжалась.

А что в итоге?

Язык не уничтожен, причем количество желающих отдать детей в белорусские классы намного превышает возможности, предложенные властью.

На первом митинге Тихановской в Минске, который сразу собрал десятки тысяч, бело-красно-белых флагов было - буквально по пальцам пересчитать; надо думать, политтехнологи посоветовали их не использовать, чтобы избежать отождествления с "националистами".

Но уже на втором митинге флагов было сотни, и, что особенно заметно, много их было и в регионах. Люди принесли их сами, без подсказок "штабов".

После же кровавых событий 9-12 августа бело-красно-белых флагов на улицах городов было тысячи, их вывешивали на двадцать этажей в спальных районах, 50-метровые флаги несли по проспектам.

"Мы приберем этот флаг красиво", - заявил Лукашенко; "красота" в его понимании, надо думать — это избиение и суды с нарушением всех возможных процессуальных норм.

Национальный флаг вновь, как в 1995-м, стал едва ли не главным мишенью режима; люди в форме и без формы с обликами уголовной гопоты предприняли на него беспощадную охоту.

Нынешняя "правоприменительная практика" властей вышла далеко за пределы абсурда, за "выражение политической позиции" (а такие формулировки уже встречаются в милицейских протоколах) при Сталине могли и расстрелять, но за употребление цветов не судили.

Добился ли режим ликвидации протестов под бело-красно-белым флагом?

Безусловно. Беспрецедентные для Европы последних десятилетий репрессии сделали свое дело: уличных протестов нет. Не только под флагами — вообще нет.

Удалось ли властям скомпрометировать национальные символы, вычеркнуть их из сознания людей?

Достаточно заглянуть в пожалуй единственное в сегодняшней Беларуси пространство - в соцсети - чтобы убедиться, что нет, не удалось: аватарок с бело-красно-белой отделкой стало больше в десятки раз.

Для молодежи, которая сотнями тысяч выходила в середине августа под национальным флагом на свободные от силовиков площади и проспекты, этот флаг навсегда останется символом свободы.

Вплоть до самой победы.

И где-то в глубине сознания Лукашенко об этом знает.

"Свобода"

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

Подпишитесь на канал EX-PRESS.BY в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Экономика
Торги на БВФБ во вторник завершились ослаблением белорусского рубля сразу по всем фронтам
Политика
Эксперт: Чтобы сохраниться в повестке дня КНР, белорусские власти должны выполнить обязательства и обещания, данные Си Цзиньпину
Спорт
Белорус Илья Ивашко вышел в 1/8 финала теннисного турнира Олимпиады
Экономика
Лукашенко - Ковальчуку: Эта встреча, как часто говорят, может стать исторической
Новости Борисова
Такой жаркий июль! 10 фото с водного отдыха борисовчан
Вопрос юристу
Вопрос юристу. Должны ли жильцы дома закрашивать надписи в подъезде за свой счет?
Экономика
Романчук: Когда 200-300 тысяч активных людей покинут страну, характер диалога станет совершенно другой, требования к власти изменятся
Политика
Посол США в Беларуси Джули Фишер: Я поняла, что лучше не пытаться читать мысли Лукашенко
В мире
«Привезли обед, и его не дают раздавать. Везде мусор, в туалетах экскременты льются через край». В Литве мигранты показывают норов
Общество
Евгений Липкович: Не понимаю, почему бьют «гражданское общество», а не Фольксваген или Кока-Колу, на худой конец
ВСЕ НОВОСТИ