Общество

Мацкевич: Режим не может убедить общество, общество не способно победить режим

"Силы сторон различны по природе, но почти паритетные, никто не имеет преимущества".

Общество ex-press.by
0

"Радио Свобода" обратилась к 21 белорусскому интеллектуалу с просьбой поделиться их видением и пониманием событий 2020 года, ответить в широком смысле на вопрос «Что это было?». Сегодня предлагаем вашему вниманию ответы методолога, философа, общественного деятеля Владимира Мацкевича.

- Что произошло с белорусским обществом в 2020 году: созревание, дозревание, или разрядка напряженности? Может ли вернуться ветер на круги своя?

- Упомянутые категории - тенденциозное упрощение. Будто бы существует какое-то нормированное состояние зрелости общества. Может, "разрядка напряженности" подходит больше всего, так как напряженность действительно накапливалась несколько лет подряд. Явлений и событий, свидетельствующих о нарастании напряженности, можно насчитать много. Начало этого процесса назвать сложно, разве что протесты "тунеядцев" условно можно взять за начало отсчета.

Изменения в структуре общества невозможно было не заметить, но заметить мало, их нужно осмыслить.

В 2017 году я попытался осмыслить уже замеченные черты в концепте "трех миров", представители которых отличаются своим местом относительно потребления инноваций. Согласно этому концепту, изменения в стране и обществе начнутся в результате движения навстречу первого и второго миров. И в 2020 году мы видели это.

Сначала состоялась встреча сообществ "первого и третьего мира" ("первый мир" можно маркировать знаковыми личностями В. Бабарико и В. Цепкало, а «третий мир» — Сергеем Тихановским). А в конце предвыборной кампании они двинулись навстречу "второму" миру (национально-ориентированному), который наполнил протест семиотическим (БЧБ, Погоня), но пока не смысловым и ценностным содержанием.

Структурные изменения в обществе по концепту "трех миров" исследовались и фиксировались социологическими средствами (Оксана Шелест, Татьяна Водолажская), но есть еще один фактор. Это то состояние возбуждения, в которое попало общество на короткое время в июне-августе 2020 года и которое длилось до ноября-декабря. Это временное состояние, он проходил разные стадии и должен был закончиться (исследование Оксаны Шелест). Структурные изменения в обществе и временное состояние эмоционального возбуждения не следует путать.

Снижение эмоций и напряженности происходит или через выпуск пара, как было раньше, или почти тотальным насилием, как в 2021 году. Но причины напряженности от этого не исчезают.

- Как в событиях 2020 года проявилось белорусское национальное?

- Много исследователей и ученых давно проводят мысль, что белорусская нация уже сформировалась (лучше об этом писали Андрей Казакевич и Валентин Акудович, частично и Владимир Фурс). Это нация XXI века, во многом непохожая на то, что представляли себе национальные деятели Возрождений начала и конца ХХ века.

Ценности возрожденцев прошлого освоены представителями "второго" мира, а "первый" и "третий" мир лишь вскользь затронуты этой ценностной системой.

Виктор Бабарико еще до своего выдвижения кандидатом в президенты сделал несколько существенных замечаний о том обществе, к которому он обращался и которое откликнулось на его выдвижение. По его представлениям, нация еще не смогла или не успела сама себя осмыслить, представить и идентифицироваться. Все считают себя белорусами, но не имеют общего позитивного представления о том, что такое белорус. Есть негативное представление: "Мы не русские, но мы и не такие, о которых говорит (условный) Позняк. Мы другие".

Как выяснилось в событиях 2020 года, такое представление о себе Бабарико соответствует взглядам широких кругов белорусской общественности, в том числе и представителей "третьего" мира, которые ориентировались на Сергея Тихановского.

Поверхностное "единодушие" электоратов Бабарико и Тихановского в начале отталкивало от них национально-ориентированное сообщество и часть так называемой старой оппозиции. Но, почувствовав определенную эмоциональную единство и солидарность, граждане нуждались как-то оформить это единство в сознании.

И здесь очень уместными стали накопленные образы, символы, ценности национально-ориентированной, в старом смысле, части нации. Широкая публика позаимствовала пока только знаки и символы, но не их смысл и содержание.

- Почему белорусский протест 2020 года не имел геополитического измерения?

- Почему не имел? Имел, но менее четкий, так как протестующие не считали его актуальным по сравнению с главной проблемой.

В 2019 году кампания "Свежий ветер" была направлена на три проблемы: угроза аншлюса, изменения в Конституцию, президентские "выборы". На первом месте была угроза аншлюса, на последнем — Конституция. В 2020 году приоритеты поменялись. На первое место вышли "выборы". И вес этой проблемы так велик, что остальные отходят на задний план.

За период развертывания кампании "Свежий ветер" с сентября по декабрь 2019 года ориентация на Россию уменьшилась более чем на 14%. Это зафиксировали опросы Андрея Вардомацкого, сделанные в августе и декабре 2019 года. А за лето-осень 2020 года этот тренд еще усилился. Но никто, ни политики по своим причинам, ни протестующие-граждане, не хочет акцентировать внимание на этой теме.

- Засвидетельствовали ли события 2020 года раскол в белорусском обществе?

- Раскол засвидетельствован давно. В 2020 году в момент эйфории представления о пропорциях этого раздела колебались от 97% на 3% — до 50% на 50%. Точной цифры мы теперь получить эмпирически не можем, остается только гипотезы выдвигать. Но конкретные цифры не имеют никакого смысла, могут только служить аргументами в информационной войне. Раскол очевиден из массовости протестных акций, из упорства в отстаивании своих позиций, и с этим надо считаться.

- Возможно ли примирение, и если да, то какой может быть его формула?

- Теперь нужно говорить не о примирении, а о переговорах между двумя сторонами конфликта. Примирение касается эмоций и этики, а переговоры ведут к выходу из кризиса. Ведь режим разрушает национальное хозяйство и государственные институты, и это становится очевидным даже его сторонникам.

Режим не может убедить общество, общество не способно победить режим. Силы сторон различны по природе, но почти паритетные, никто не имеет преимущества. Затягивание политического кризиса было в пользу режима до весны 2021 года. Сейчас оно уже никому не полезно. Но сторонники режима еще в этом не убедились до конца. Переговоры осложняются тем, что со стороны режима существует только одно лицо, которое может вести переговоры и принимать решения. Но это долгий разговор.

- Сожалеете ли вы о том, что произошло в 2020 году, стоило ли оно смертей, заключенных, сломанных судеб?

- Я скорблю и сочувствую погибшим, их семьям и друзьям, всем репрессированным и пострадавшим. Это тяжелое испытание для всех нас.

Сожалеть надо о том, что мы не воспользовались шансом в августе 2020 года. Только так можно было избежать многих жертв в течение следующих месяцев.

И чтобы жертвы не были напрасными, мы должны побеждать.

- Какие уроки из белорусских событий 2020 года?

- Политические проблемы решаются политическими методами.

Политический кризис требует политического решения, политическое решение требует политической воли.

Революционная ситуация выдвигает на первый план право, вместо дискредитированных законов, которые перестали соответствовать требованиям времени. Право выше закона, тем более если закон не работает.

Политическая воля и революционные решения действуют только в соответствующий момент, когда момент потерян, остается только «махать кулаками после драки».

Соответствующий момент складывается исторически и объективно (то есть стохастически или случайно), а воспользоваться им способны только те, кто готовился к нему заранее.

Подготовиться к уникальному историческому моменту невозможно на основании эмпирического опыта. Ведь уникальные моменты и ситуации потому и уникальны, что не повторяются. Подготовка к таким моментам и событиям может быть только теоретическая. Антитеоретическая установка, распространенная в нашем обществе, привела нас к поражению.

События 2020 года привлекли к себе общее внимание, но это только видимая часть процессов, которые начались раньше 2020 года и еще не закончились. Тектонический сдвиг в белорусском обществе затронул глубокие слои и пока вызвал только политический кризис.

Последствия этого тектонического сдвига будут проявляться постепенно, и это займет не один год. Но пока не получил решения даже политический кризис. Каким образом должен был решаться политический кризис в течение 2020-21 года, я прописал в "Дорожной карте". Но если он затянется, то нужно будет искать какие-то другие пути.

"Свобода"

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

 

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
мацкевич
диктатура
социум
нация
раскол общества
лукашенко
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter