Общество

Стоит ли белорусам, бежавшим от преследования, опасаться экстрадиции из Грузии

Для белорусов, которые планируют остаться в Грузии на длительный срок и рассматривают угрозу преследования по политическим мотивам со стороны белорусского режима в качестве реальной целесообразно обратиться в компетентные органы этой страны за получением защищенного статуса.

19 августа 2021, 21:21
Общество Салiдарнасць
0

Что нужно знать о нашумевшем соглашении между КГБ и СГБ – подробности на Belarus Security Blog.

Обнародование Соглашения о сотрудничестве между КГБ Беларуси и Службой государственной безопасности Грузии вызвало в целом негативную реакцию в обеих странах из-за опасения того, что документ дает основания для экстрадиции тех белорусов, которые скрываются в южнокавказской стране от преследований у себя дома. А счет таких уже идет на многие сотни.

Между тем, документ достоин внимания совсем по другому поводу. Но начнем все же с экстрадиции.

О возможности экстрадиции из Грузии в Беларусь

Обязательства Грузии по выдаче граждан Беларуси Минску закреплены Минской конвенцией СНГ от 1993 года «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам».

Подлежат выдачи для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение лица, если:

— за инкриминируемые им деяния по законам Беларуси и Грузии предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание;

— постановлен приговор о лишении свободы на срок не менее шести месяцев или о более тяжком наказании за деяния, признаваемые преступными в обеих странах.

Порядок выдачи обвиняемых/осужденных определяется Законом Грузии «О международном сотрудничестве в области уголовного права». Согласно которому:

— Правовая помощь не может быть оказана грузинскими властями иностранному государству, если преступления, в связи с которыми испрашивается оказание правовой помощи, признаются Грузией политическими преступлениями или преступлениями, связанными с политическими преступлениями, а также если исполнение ходатайства об оказании правовой помощи может причинить вред общепризнанным правам и основным свободам человека (ст. 12 Закона).

— Экстрадиция не осуществляется, если преступление, за совершение которого лицо подлежит экстрадиции, признается Грузией политическим преступлением или преступлением, связанным с политическим преступлением.

В качестве политических преступлений не рассматриваются посягательство на жизнь главы государства или членов его семьи или попытка подобного посягательства, а также все преступления, в случае совершения которых Грузией взято обязательство по экстрадиции в соответствии с международными договорами и индивидуальными соглашениями (ст.19 Закона).

—  Экстрадиция не осуществляется, если лицу, подлежащему экстрадиции, предоставлено убежище в Грузии или оно является лицом, пользующимся международной защитой в Грузии, за исключением случая, когда его экстрадиции требует третье, безопасное государство (ст.25 Закона).

— Экстрадиция не осуществляется при наличии обоснованного предположения о том, что экстрадиция лица потребована в целях его дальнейшего привлечения к ответственности или его наказания из-за в том числе политических взглядов либо других подобных обстоятельств, а равно когда с учетом интересов государства, требующего экстрадицию, установлено, что экстрадиция явно не соответствует основным стандартам человечного обращения, либо при наличии обоснованного предположения о том, что в государстве – инициаторе ходатайства об экстрадиции лицо будет подвергнуто пыткам, жестокому, нечеловечному или оскорбляющему достоинство обращению или наказанию, связанному с пытками, жестоким, нечеловечным или оскорбляющим достоинство обращением (ст. 29 Закона).

Т.е. буквальная трактовка данной нормы грузинского законодательства крайне осложняет вообще любую выдачу по требованию белорусского режима, даже за откровенный криминал.

— Вопрос допустимости экстрадиции в каждом случае решает суд. Если окончательным решением соответствующего суда экстрадиция лица в иностранное государство была признана недопустимой, министр юстиции Грузии издает приказ об отказе в удовлетворении экстрадиции.

В случае положительного решения судом вопроса о допустимости экстрадиции лица в иностранное государство министр юстиции Грузии издает приказ об удовлетворении или отказе в удовлетворении экстрадиции, с учетом международных обязательств, принятых Грузией в сфере защиты прав человека. Также министр юстиции Грузии правомочен исходя из гуманитарных целей или с учетом иных обстоятельств принимать отрицательное решение по поводу экстрадиции лица в иностранное государство.

Т.е. при положительном судебном решении об экстрадиции окончательное решение все же принимает Министр юстиции (ст. 34 Закона).

Кроме того, Грузия является участницей Европейской конвенции по правам человека и признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека. Который может запретить экстрадицию лица в другое государство в случае, если его преследование политически мотивировано.

Соглашение о сотрудничестве между КГБ Беларуси и СГБ Грузии не содержит ничего, что можно рассматривать как отступление от норм и принципов законодательства Грузии в части порядка разрешения вопроса об экстрадиции белорусов.

Так, ст. 3 Соглашения предусматривает, что по запросу одной из спецслужб другая в соответствии с национальным законодательством осуществляют необходимые мероприятия.

По согласованию возможно присутствие представителей спецслужбы-инициатора запроса в статусе наблюдателя во время осуществления этих мероприятий.

Т.е. по запросу КГБ Беларуси СГБ Грузии может с соблюдением процессуальных норм своего государства разрешить присутствие представителя белорусской спецслужбы при, например, допросе гражданина Беларуси, находящегося в Грузии.

Но без права задавать дополнительные вопросы допрашиваемому лицу. Далее, ст. 5 Соглашения повторно подтверждает, что запросы о сотрудничестве исполняются в соответствии с национальным законодательством государства запрашиваемой Стороны.

Таким образом, утверждения о том, что Соглашение несет угрозу безопасности граждан Беларуси, находящихся в Грузии в связи с политическим преследованием на родине, не соответствуют содержанию документа.

Однако для белорусов, которые планируют остаться в Грузии на длительный срок и рассматривают угрозу преследования по политическим мотивам со стороны белорусского режима в качестве реальной целесообразно обратиться в компетентные органы этой страны за получением защищенного статуса. Это не является критической необходимостью, но желательно сделать.

О сути Соглашения

Анализ содержания Соглашения между спецслужбами Беларуси и Грузии (широкий перечень сфер сотрудничества, направления сотрудничества, включая возможность передачи (судя по тексту, безвозмездной) технических средств, проведение тренингов и совместных программ, порядок обмена информацией, возможность направления представителей/атташе по вопросам безопасности, возможность наделения такого представителя одной из Сторон полномочиями представлять интересы второй Стороны на территории третьих стран) позволяют расценивать это как договоренность не просто между дружественными спецслужбами, а между спецслужбами союзных государств.

При этом Беларусь формально декларирует союзничество с Россией, а Грузия активно на деле, а не на словах, интегрируется в евроатлантическое пространство безопасности.

Далее, само Соглашение было заключено в 2016 году, но вступает в силу только сейчас из-за длительного периода внутригосударственных процедур его утверждения.

Возникает вопрос, на чьей стороне прошла задержка, по какой причине и почему через 5 лет, но документ все же вступил в силу. Стороны ответа на это не дают.

Если предположить, что тормозила Соглашение белорусская сторона, то причиной этого могли стать опасения ухудшения и без того непростых отношений с Россией.

Но после того, как возникла серьезная (экстренная?) потребность в дополнительных каналах коммуникации с Западом или в посредничестве в такой коммуникации третьей, условно союзной стороны, о документе вспомнили и провели необходимые процедуры по его вступлению в силу.

Таким образом, вступление в силу Соглашения о сотрудничестве между КГБ Беларуси и СГБ Грузии вызвано попыткой Минска найти пути к некоторому диалогу с Западом при посредничестве Тбилиси или используя его в качестве «ретранслятора».

Что возможно только в том случае, если белорусский режим рассматривает Грузию в качестве «почти союзника». По крайней мере, временного.

Вопросы экстрадиции граждан Беларуси из Грузии в полной мере были урегулированы ранее, само Соглашение никакой новизны по этой части не содержит.

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер